«Девятый вал» художника Съедина

Рубрика:  

      В Дальневосточном художественном музее прошла выставка картин подполковника в отставке, военного контрразведчика Виктора Съедина «Под мирным небом». Виктор Владимирович – художник непрофессиональный, но любовь к творчеству, природная одарённость, желание рисовать он пронёс через всю свою непростую жизнь.

      Из далёкого детства подростку запомнились бесконечные поля золотистой ржи.  Он, как и все его сверстники, трудился в колхозе. Косил траву, работал на току, молотилку освоил в совершенстве. А после трудного рабочего дня спешил на песчаный берег и подолгу любовался неспокойной морской волной, такой по характеру переменчивой и неуловимой. И однажды Виктор впервые увидел картину Айвазовского «Девятый вал». Сельского паренька здорово вдохновила неистовая стихия. Ему захотелось писать море.

     - Я рисовал всегда, сколько себя помню, – делится воспоминаниями самодеятельный художник. – По характеру всегда был очень любопытным. К тому же обладал хорошей памятью, да и сейчас на неё особо не жалуюсь. Меня радовало то, что сверстники узнавали себя в моих рисунках. Моей маме односельчанки завидовали: хороший, мол, сын у тебя растёт, трудолюбивый и к рисованию способный.

     Паренёк создавал образы односельчан везде: на песке, на стенах, на обрывках бумаги. Чуть позже увлёкся сельским пейзажем. Доставалось на колхозном стане и нерадивым лентяям, благодаря карикатурам юного художника. До войны Виктор успел окончить лишь первый класс в одном из сёл Запорожской области. Память ребёнка надёжно сохранила безрадостные картины из его нелёгкого военного детства.

     – Однажды из чёрного репродуктора донеслась страшная весть о том, что Германия вероломно напала на Советский Союз, – вспоминает Виктор Владимирович. – Я помню отступление наших бойцов. Безысходность во взглядах солдат, идущих нечётким строем по дороге. Я даже тогда сделал карандашный набросок, который, увы, не сохранился.

     О его увлечении давно знала местная жительница тётя Даша Демченко. Как выяснилось позже, она была оставлена для подпольной работы на оккупированной территории.

     – Однажды, когда в село вошли немцы, тётя Даша обратилась ко мне за помощью, - не без гордости сообщает наш герой. – Она на полном серьёзе взяла с меня клятву, что я никому не расскажу о своей деятельности. Я был тогда десятилетним подростком. Первые полгода оккупации в нашем селе на постое были немцы. Я за ними наблюдал неустанно: где они находились, чем занимались, о чём говорили, хотя немецким владел не очень. Что-то зарисовывал. Обо всём докладывал тёте Даше.

     Мой собеседник не скрывает, что о геройстве и опасности он не думал. Для подростка это было, скорее всего, игрой в популярных «красных дьяволят» времён Гражданской. Особенно ему запомнился период пребывания в селе румынского полка.

     –  На войне как на войне, – рассуждает Виктор Владимирович. – Я постарался войти в доверие к командиру полка румынской армии, стал ухаживать за их лошадьми. Тот, завидя меня, вспоминал своего сына. Человек он был незлой, потому доброжелательно ко мне относился. Куда бы ни шёл, брал меня с собой. Я даже иногда носил его сумку и шашку. На позициях я старался всё запоминать: где, какие огневые точки располагались, сколько личного состава, орудий, пулемётов и другой техники у врага. Вражеский командир бывал и в других полках и тоже брал меня с собой. Фактически я знал все позиции неприятеля. Потом ночью тёте Даше «докладывал» в виде рисунков и набросков. Я знал о её деятельности немного, но помню, что она свою тетрадь с докладом прятала в сусликовую нору.  Какой враг о том догадается? Эти сведения передавались по назначению. Я гордился, ведь это был мой вклад в дело победы над фашистами.

     Школу толком малец не закончил, лихолетье помешало. Отец - Владимир Иванович Сьедин и его младший брат Павел Иванович в первые же дни войны были отправлены на фронт. Павел Иванович почти пять лет прослужил в штабе Маршала Советского Союза Фёдора Толбухина. Был награждён двумя орденами Красной Звезды и медалью «За отвагу». Отец заслужил медаль «За отвагу» и орден Красной Звезды. Два других дяди Виктора Владимировича сложили свои головы на полях сражений.

     Война окончилась, и Виктор Съедин, вняв советам отца, без проблем поступил в Киевское подготовительное артиллерийское училище. По его окончании был направлен в Рязанское артиллерийское училище, которое также успешно закончил. Служил в группе войск в Китае.

     – Там меня оформили в особый отдел и направили на учёбу в Новосибирск, – вспоминает Виктор Владимирович. – Потом была служба в Закавказском военном округе. Своё увлечение не забросил. Ещё будучи курсантом Рязанского военного училища, в казарме, в перерывах между занятиями, во время коротких передышек на полигоне и стрельбищах писал портреты сослуживцев, преподавателей.

     Ратную службу нынешнему подполковнику в отставке пришлось нести в разных уголках бывшего Союза.

     – Из-за того, что я хорошо рисовал, меня хотели оставить служить в кадрах особого отдела округа при штабе, – делится воспоминаниями собеседник. – Я отказался, несмотря на уговоры.  Потом был назначен оперуполномоченным особого отдела полка, который дислоцировался в Батуми. Затем служил на острове Сахалин.

     Длительное время служил в КДВО. Затем в Белоруссии. Повсюду работал карандашом, кистью, занимался оформительской деятельностью. Где бы ни служил, писал портреты участников Великой Отечественной войны. Постепенно готовил себя к серьёзному занятию живописью, находя время для посещения художественных выставок. Неважно, будь то именитые мастера или местные самородки. Учился у всех. Подумывал уволиться из рядов Вооружённых сил и поступить в художественное учебное заведение, но меня тогда, ещё при Хрущёве, оставили в армии в приказном порядке. В Белоруссии стал самым молодым заместителем, а потом и начальником особого отдела дивизии. Отдал службе в военной контрразведке более 20 лет…

     Вскоре годы нелёгкой службы, о которой Виктор Владимирович даже сейчас не вправе рассказывать всё, дали о себе знать. Проходя службу в десантном соединении, он получил тяжёлую травму, полгода провёл в госпиталях, перенёс операцию на сердце.

     После увольнения в запас появилось свободное время. Виктор Владимирович стал много рисовать и учиться живописному мастерству, живо интересовался творчеством художников-передвижников, академистов, вникал в тонкости итальянской живописи. И ещё много экспериментировал, вырабатывал свой стиль и почерк. Пришло время и маслом писать. А ведь до того только акварелью да карандашом работал.

     – Я всё познавал сам, никто никогда мне не подсказывал, - размышляет художник-самородок. – Писал быстро и без набросков. Некоторые работы мои приобрели любители российской живописи из Израиля, Польши, Германии… Говорили, что мои работы хороши и оригинальны, и что когда-нибудь они обязательно «вылезут». Ну, вот, этот момент и наступил.

     Его работы занимают два зала Дальневосточного художественного музея. Кроме того, здесь представлены и поделки мастера по дереву, в основном из груши.

     Теперь Виктор Владимирович может с гордостью сообщить о том, что ему всё же удалось понять и воплотить на холсте маслом морскую стихию.

     – Конечно, это не «Девятый вал», – размышляет художник над своими творениями. – Но я к нему неустанно стремлюсь. И не только в изображении моря. Посмотрите, это моя картина «Два дуба».  В них – вся крепость нашей России, мощь и сила. Это природа Белоруссии, а это наши дальневосточные закаты и рассветы… Моя дочь, одна из организаторов выставки, тоже неплохо владеет карандашом. А внучка, которая сегодня здесь, дедом своим гордится. Для неё и других внуков наиболее удачные свои работы держу в запаснике. А в основном картины раздариваю.

     Невольно любуешься этим уже немолодым человеком с тёплой улыбкой в глазах. Чуткий и догадливый по своей природе, он понимает меня с полуслова:

     – Понимаю, годы берут своё. Но мне особые силы придаёт неутомимая жажда творчества. Иногда загрустишь, болезни одолевают, но потом оглянешься вокруг – сколько прекрасного ещё не перенесено на полотно! И я снова беру в руку кисть…

 

Гребенюк Ольга Григорьевна – специальный корреспондент газеты «Суворовский натиск»

Фото автора