Друзей по осени считают

Рубрика:  

Пенсионер дядя Петя жил один в большой покосившейся от времени избе. Родственники его, далекие и близкие, разъехались по разным городам еще в молодые годы и наведываются сюда крайне редко. Столкнувшись с жизнью один на один, тянет он хозяйство своими силами, как умеет. Зато друзей, любит иногда говорить дядя Петя, у него – море. Среди них тракторист-машинист широкого профиля, плотник, бывший лесоруб и, конечно, единственный на все село печник-самоучка, Федор.

В начале осени у дяди Пети произошли знаменательные события. Во – первых, выдали пенсию, а, во-вторых, в дальнем углу старенького дома возятся, повизгивая, только что купленные поросята. Примостившись у стола, пенсионер районного значения дядя Петя пристально смотрит в окно. В доме холодно. Отремонтированная в прошлом году Федором печь изводит дров много, однако тепла дает чуток.

Дед завороженно смотрит в затянутое тонкими льдинками окно. Он ждет своих старых, испытанных временем друзей. Приходят они, как правило, в начале каждого месяца. Поодиночке, будто незнакомые между собой люди, со своими разными, но одинаково загадочными лицами: тракторист-машинист широкого профиля, плотник, бывший лесоруб и, конечно, единственный на все село печник-самоучка Федор.

Последний, по какой-то ему лишь известной причине, всегда присаживается у самой двери. Словно чего-то боится. Получается, что выход и стол всегда у него, что называется,  под рукой. Другие, в отличие от Федора, стараются проникнуть в глубь избы, где чувствуют себя намного увереннее. Они полны оптимизма и терпения.

Встреча сельчан начинается с обычного в таких случаях разговора. Ругают погоду, местную власть. Особенно достается московскому правительству и президенту Америки. Их суровые лица при этом разглаживаются, приобретая дружелюбный вид только в одном случае, когда поворачиваются в сторону деда Петра. Сам же хозяин в высокую политику не вмешивается. Но припасенная им литровая банка спиртного дает ему право передвигаться среди друзей, как говорится, «козырем».

Как бы совершая некий таинственный обряд, дед Петя намеренно обходит стороной свой – однако давно известный всем – тайник. Томимые ожиданием гости начинают заметно волноваться. Их вспотевшие лица напоминают локаторы, отслеживающие каждое движение хозяина.

И вот он - миг победы: вздох облегчения, оживление гостей, торжественный стук передвигаемых табуреток. На столе, рядом  с банкой спирта и воды (на любителя), появляется обычная холостяцкая закуска: холодная картошка, хлеб, соленые огурцы. Начало застолья проходит в молчании, пока, наконец, дошедший до всей периферии телесной алкоголь не располагает для дружественной, прямой и откровенной беседы.

Первым начинает пенять деда Петра за его нерасторопность и излишнюю скромность небритый и лохматый тракторист-машинист широкого профиля Николай Потайчук: - Петр, ты что это? Ты посмотри, посмотри на меня. Ну,  скажи!   Может ли друг Колька обмануть? То-то. Пришел бы, попросил. Да я бы враз трактором картошку выкопал. Не сам бы уродовался на огороде. Но, ежели в следующем году не…

- Прав, прав Коля, - тыча огрызком огурца в сторону печи, встревает в разговор щуплый, но много выпивающий печник Федор. – Глянь, Коля, как печь-то дымит. Вишь, как стены-то разукрашены. А я на што?! Пришел бы, попросил, и дело с концом. Ничего, Петька, летом красным как есть починим.

Слушая и глядя осоловевшими глазами в одну точку, сидит, почти завалившись на стол, плотник Сергей Баранец. По его лицу текут крупными каплями слезы. Из онемевших губ его сползают непонятные для всех слова: трухля, фунадамент, обижа мине, помочь…

Дядя Петя слушает своих опьяневших друзей, согласно кивая головой. Но вот поникли на стол головы, свернувшись колобком, устроился под столом плотник Сергей Баранец.

Быстро пролетают зима, лето. Назревает пора подготовки к очередной зиме, уборки урожая. Не надеясь на помощь родственников, отправляется пенсионер к своим друзьям.

Сославшись на занятость, отмахнулся от просителя тракторист-машинист широкого профиля Николай Потайчук. Заторопился обслуживать зажиточные дома печник Федор. Обруливая стороной дом деда Петра, где-то на краю села подрабатывал на строительстве бани плотник Сергей Баранец.

Вновь покрывается тонкими льдинками окно. Холодный ветер раскачивает замерзшие ветви деревьев, поигрывая открытой настежь скрипучей калиткой. У окна плохо натопленного дома сидит пенсионер дед Петя. Утром принесли долгожданную пенсию. С нетерпением поглядывает он в окно. Ждет свих испытанных временем друзей. И они появляются: тракторист–машинист широкого профиля, плотник, бывший лесоруб и, конечно, единственный на все село печник-самоучка Федор.

 

Виктор Тарасов