Из книги стихов «СИЛУЭТЫ ДВАДЦАТОГО ВЕКА»

Рубрика:  

Белая Гвардия. Честь и Достоинство, Красота и величие былой империи. Вихрем революции и гражданской войны её разметало по всему белу свету.

Белые листья Российской державы.

    Они безропотно несли через многие, многие годы свой тяжкий крест, пронеся его через все испытания, выпавшие повсеместно на их долю, сохранив навсегда не только память, но и верность своей России и Веру в её будущее…

Низкий поклон Вам, несгибаемая Белая Гвардия… Белые листья…

                                                                                                                 

                                                             БЕЛЫЕ  ЛИСТЬЯ

                                                            (Судьбы людские)

 

«Белой акации гроздья душистые …»

Милых героев сводили с ума.

Душные ночи,  весенние, мглистые –

Жизнь впереди:

                         в ней война и сума…

                                        Будут ещё  и потери безмерные,

                                        Страшные муки, застенки  ЧеКа.

                                        Звёзды мигают и будут, наверное,

                                        Образ героев хранить на века.

…Чёрные клавиши, клавиши белые.

Гимн Гименею…  Вершина Любви…

Руки родные, да только несмелые,

Робко легли на погоны твои.

Счастье былое, разлукой разбитое,

Вспомним в Париже у сонной реки,

                                         Временем  битое, мукой размытое,

Вспомним  вдруг ясно

                                всему вопреки.

Всех поименно, кто были убитыми,

Вспомнит в Нью-Йорке

                                полковник седой.

Вспомнит гражданскую,

                                кровью умытые

Души  друзей, белый дом над рекой.

…Старый тот дом,

                      где днепровские кручи,

                                        Свет абажура  и  тени в углу.

                                        Нет, уж не будет  ни краше,                                                   

                                             ни лучше

Милой  России, цветов на лугу.

Белые, синие, жёлтые, красные  –

Луг и не луг, а ковёр на земле.

Душу встревожил  лишь

                             вдруг понапрасну

Белый цветок, что засох на столе.

                                         «Белой акации  гроздья душистые…»

Милых героев сводили с ума.

Ночь коротка…   И далёкие, мглистые

Вёрсты судьбы поглотила сама.

«…Лица друзей,

                      уж давно позабытые»

В душу войдут с неизменной тоской.

Вспомним дождями  дороги  размытые,

Белую рощу  над тихой рекой.

 

 

                                                       ИСПОВЕДЬ  БЫВШЕГО

                                                           (Господа офицеры)

 

                                 1.

А помнишь, бывало, звенела гитара

И пахло дымком самовара?...

А девушку звали

                      Варвара?...   Тамара?....

Вот  город  был  точно Самара…

Как жить нам без веры,

                          ведь мы офицеры

И любим Россию без меры?!...

Гражданской  окопы

                    метельные тропы…

Теперь мы в столицах Европы.

 

                             2.

…Донские казаки,

                  с Германской вояки

Коней завернули до дома.

Вам после припомнят, лихие рубаки,

Что нет уже вольного Дона.

…Босфор, Дарданеллы,

                             и  вкус «Изабеллы»

Горчит, как судьба эмигранта.

А сами мы целы, покуда

                              лишь смелы:

Нам храбрость  – основа  гаранта…

 

                            3.

А жить вне Отчизны  –

                             не сладить и тризны

По всем убиенным в двадцатом.

Печать пессимизма и глаз укоризна,

Что вновь не пройти нам Арбатом…

Налёт модернизма, основы кубизма,

Восторг от картин Ренуара…

Мужские  харизмы  и горы снобизма

В кафе, на парижских бульварах.

 

                              4.

А помнишь, бывало: чаёк и гитара,

Уютный дымок самовара?...

Нам все говорили:

                     «Прелестная пара!...»

А девушку звали Варвара…

Отечество будет, но нас позабудет

Той самой октябрьской ночью.

Нас годы рассудят,

                    да  Веры  прибудет,

Что всё не уходит бессрочно…

 

 

                                                          КОМАНДАРМ

                                                      (Карьера маршала)

 

Он статен был, красив и смел,

Гроза и гордость армии.

В делах военных преуспел

Поручик бывшей гвардии.

Забыты честь, и ордена,

И прошлая карьера.

Судьба, как Родина, одна,

Одна на всех и Вера.

…Пришли иные времена –

Корявые названья.

И новой власти ордена

Отметили старанье.

В снегах сибирских Колчака,

Где берег крут ангарский,

Пленил и передал в ЧК

Лихой поручик царский.

«Даёшь, Варшаву!...» – шла в прорыв

Его лихая конница.

В Европу, лавой накатив,

Шла дней безумных звонница.

Кромсал без жалости мятеж

В губернии Тамбовской.

Всегда красив, подтянут, свеж

Армейской статью броской…

…Гражданской минули года,

Ушли войны напасти,

Но продолжается всегда

Борьба в вершинах власти.

Вот только власти не нужны

Амбиции тиранов,

Ведь ей самой теперь важны

Лесть, подлость и обманы.

У новой власти есть конёк:

Ложь, подкуп и коварство.

Ему пока что невдомёк

Все беды и мытарства.

Дурачит умных дураков

И карьеристов рьяных…

Но грянет день и ночь без снов

Средь пыток окаянных.

И плачет скрипка на руках,

Смычок терзает струны.

О-о-о, если б знать не на словах

Изменчивость фортуны!...

И понял Маршал, что конец

Его былой карьере,

Когда Ежов, по пыткам спец,

Вошёл без стука в двери.

И вспомнился кронштадтский лёд

И хмурые солдаты.

Команда «Пли!» – пошли  «в расход»

«Братишечки-бушлаты».

У палачей судьба одна:

За ним придёт  покруче.

И муки страшные сполна

Познает невезучий.

…Он статен был, отважен, смел,

Краса и гордость армии.

На службе «красных» преуспел

Поручик бывшей гвардии.

Награды, званья, ордена

И Маршала карьера…

Но всем отмерена одна

Кровавой драмы мера.

 

 

Зловещий закат

(Герои «Тихого Дона»)

 

110 – летию со дня рождения моего любимого писателя М.А.Шолохова   и  главному герою его романа «Тихий Дон» Григорию Мелихову, – посвящается с неизменной любовью и низ-ким поклоном.                                          Автор.

 

В гражданской войне не бывает победы,

Кто прав в ней сегодня,

                                      а кто виноват?

В гражданской войне – только горе и беды,

Когда брат родной, словно враг – супостат.

В гражданской войне не бывает героев

И горе людское ужасней в сто крат.

А лютая смерть круглый год на постое,

И вновь полыхает зловещий закат.

И всем на войне воздадут поелику…

Отец или брат стал во всем виноват.

Кровавые слёзы по Светлому Лику

Мадонны с младенцем  ударят в набат!

Огонь лихолетья терзает Отчизну,

Прощенье и милость отринуты прочь.

По всем убиенным не справится тризна,

Опять над страною лишь мрачная ночь.

Кругом ковыли и бескрайние степи,

И конь вороной захрапит под уздой.

 – Скажи  эскадронный,

                                      за всё кто в ответе,

Что стало с Россией, родной стороной?...

Казацкая шашка  совсем затупилась

В сраженьях жестоких средь русских полей.

А ночью станица родимая снилась,

И пел до утра, как шальной, соловей.

Коня б повернуть, да к родному порогу,

Где вишни над Доном все в белом цвету.

Увидеть бы мать и сестру недотрогу,

Но пуля шальная свистит на лету.

Черствеет душа среди зверства и смерти,

Но это трагедии жуткий пролог.

И молвит Григорий:

                                – Вы, други, поверьте,

Устал от походов и вечных дорог.

Ох, как бы хотелось, чтоб сном – небылицей

Рассыпались козни врага – сатаны!

Но реки безбрежно кровавой водицей

Текут и текут по просторам страны.

В гражданской войне – только муки и беды:

Попробуй, пойми, кто и в чём виноват?

На этой войне не дождаться победы

И брат ваш родной вам уже и не брат.

Повесить бы шашку на стенку в курени,

И слушать всю ночь, как поёт соловей.

Но снова война… множит мрачные тени,

И мира всё нет среди русских полей.

Поникли в печали родные берёзы,

Повсюду лишь слышится горестный стон.

Безумства войны, неутешные слёзы

Не смоет волной  тихий, праведный Дон…

          Тихий,  праведный  Дон…

 

PS.    И скажешь беде:

                      – Хоть на миг  отодвинься,

Исчезни и сгинь в этот радостный день.

Когда вдруг увидишь казачку Аксинью,

Шагнувшей на баз, где родимый курень.

 

 

                       17-19 мая 2015г.

                               Любушкин Юрий Павлович – поэт, прозаик,   пенсионер МВД

                               г.Николаевск-на-Амуре, Восточное Поморье, Россия