К журавлиному клину …

Рубрика:  

Навсегда с нами

     «… Шукшин как личность по своим масштабам значительно больше того, что он сделал. Он был спланирован   природой   на  большие  дела. Он вождь, лидер. Он был рожден вождем, вот таким   духовным  центром  как  настоятель такого вот монастыря веры… Не религиозной, конечно, а духовной.

      Все рельефнее прочерчивалась траектория пути Шукшина: стремление проникнуть в душу, изуродованную злом, понять неправого. Попытка через                                        собственный уникальный опыт прийти к всеобщей нравственной истине. Не спрямляя пути, не облегчая задачи, выстроить добро.»

Георгий Бурков

«Хроника сердца». («Из серии «Мой ХХ век».)

                                         

     Двадцать пятое июля знаковый для России день. В далеком от нас 1929г. родился Великий гражданин России, писатель, кинорежиссер, актер, Василий  Макарович  Шукшин.  Чего стоит только один его Егор Прокудин из «Калины красной»! Помните, мужики в кинозалах слез не таили. Было? Конечно же, было. И будет … Живем-то мы с Вами в России.

     А о ней, своей великой Родине, о муках, невыносимом отчаянии и метаниях русской души хотел он поведать в своем «Степане Разине». Хотел, да не успел … Вот ведь как бывает !

     Тридцать шесть лет назад, в такой же жаркий июльский день, безвозвратно ушел от нас Поэт от Бога, Бард и знаменитый Артист театра на Таганке Владимир Семенович Высоцкий. На театральных подмостках Великий Мастер  по воспоминаниям близких друзей умирал ни раз и ни два. Великое множество. Вот уж действительно не душа, а обнаженный нерв! А по другому он, Высоцкий, играть не мог. Не умел … Любил и ненавидел по-русски, всей широтой и страстью души.

      Гамлет …   Хлопуша …  Галлилей …  Это лишь малая толика из того, что им сыграно во всемирно известном театре. Это  те  роли, что всегда «на слуху», которые вспоминаются «навскидку».  А его блистательный и во многом урезанный цензурой поручик Брусенцов из черно-белого фильма  «Служили два товарища…» ?  Вроде бы роль второго плана.  Так-то оно так, но только не для Высоцкого. Из второстепенной – роль сделалась главной. Зритель валом шел в кинотеатры. «Шел» на Высоцкого.  Но не только на него.  Не только …

      Помните знаменитые слова, ставшие притчей во языцах,  из первого и всенародно любимого вестерна,  вышедшего двумя годами позже: «За державу обидно…»

      Так вот эти самые поручики Брусенцовы, представители «классового врага», любили свою Родину, Российскую державу, которую мы, (Именно мы!) навсегда уже потеряли, так, как могла ее любить лишь настоящая Белая Гвардия. Раз и навсегда! И никак иначе… Так, как любил свою горькую землю сам Высоцкий. А за свою поруганную страну Брусенцову – Высоцкому было обидно вдвойне. Ведь к тому времени Он уже был кумиром миллионов, своеобразным духовным Мерилом. С самой, что ни на есть большой буквы. Заслуженно.

       К слову сказать, ментами мы уж точно «заболели» после его непревзойденного муровца Глеба Жеглова из «Место встречи изменить нельзя …». Да и не заболеть было попросту невозможно. Как сыграно-то им было, а-аа?! … От одного только знакомого голоса с хрипотцой – «Вор должен сидеть в тюрьме! Я сказал!»  или  «А теперь – Горбатый! …»  – до  сих   пор в дрожь бросает. Так сыграть мог только Высоцкий! Только он  один.

      А его бардовские  шедевры  «Сон», «Кони привередливые», «Охота на волков», «Мы вращаем Землю», «На братских могилах» и многие другие останутся  с нами навсегда.  Навеки вечные. Ибо в них вся суть русской души: ее чаяния, ее невысказанная боль и страдания, ее страсть и размах, ее небывалый взлет к облакам,  в небесную лазурь, к журавлиному клину.

     Василий Макарович…  Владимир Семенович… Последний в поминальных стихах называл своего старшего товарища  уважительно и нежно «Макарыч». Так, впрочем, его называла  одна шестая часть Земли. И называет по сей день, потому что Любит и Верит. И смотрит, смотрит – В который   уж раз!  – «Калину  красную» и плачет  по-прежнему не скрывая своих слез.

       И поет и любит, как и прежде, все песни Владимира Семеновича.  И читает с упоением его книги.  И смотрит фильмы с его участием.  Так было и так будет. Почему? Да, наверное, потому что в стране нашей, растоптанной во лжи, без Веры, Любви и Надежды жить никак нельзя. На том стояли и стоим. Дай-то, Бог! …

     Кто-то возразит мне – мол  все это былое.  Да нет же … Тысячу раз нет! Так и было, есть и будет.

 

                   М а к а р ы ч …

 

Мы лишь дуба отростки и ему

                                       не под стать.

На Катуни, где Сростки, снизойдет

                                                благодать.

Дал нам волю святую широтой

                                         всей души.

Дал …  Да только  вслепую жизнь

                                       измяли во лжи.

Пообмякли и телом, и сердца

                                        на замок:

В суете оголтелой  «тырим» все

                                        под шумок.

Крестим  лбы пред иконой,

                                     а самим невдомек.

Что не слышим  уж стонов тех,

                                    кто кровью истек…

И не тронут нас слезы и 

                                   чужая беда,

Не хмельны,  не тверезы

                                  и в душе маета.

Как у дуба отростки, но ему

                                           не под стать.

У Катуни, где Сростки, нам рассвет

                                           не встречать.

… Дал нам волю земную широтой

                                           всей души,

Но мы землю  родную растоптали

                                                  во лжи.

Что ж, порою осеннею Вам,

                                         Макарыч,  «на взлет».

Хор из зеков Есенина

                                  в Вашу честь не споет.

 

Горькие слова.

(Егор Прокудин)

 

       «Это же мать моя, Люба!...

      Мать моя!...!!!...»

      Егор Прокудин.

      (В.М. Шукшин «Калина красная»)

  

Егор Прокудин не прибудет

На станцию «Грядущий век».

Бог не поможет, не рассудит –

Стал слишком жалок человек …

                Нет покаяния без Веры,

                Как нету Счастья без Любви,

                А зло у нас сверх всякой меры,

                И трудно нас назвать людьми!

Обидеть ближнего способны

За  малость  сущую, иль так…

Ну отчего же так мы злобны,

Ведь жизнь  как  будто не пустяк?! ...

               Временщики мы в этом мире:

               Пришли, ушли,  и  нет тут  нас,

               И лишь одни для нас кумиры,

               Что  сняты  в профиль, иль анфас.

Егор Прокудин и березы

Глядят на нас сквозь призму лет.

Калина красная и слезы,

Спасите Родину от бед! ...

 

Не нужно

 

                                            (В.С. Высоцкому)

 

Как  смолчать?...   От догадки немею, –

Все как сон и  житейская  мреть…

Но сегодня я все же посмею

Вам сказать: он искал свою смерть.

          Он отпел, прохрипел напоследок

          Про коней, что несут его вдаль.

          Ночь, сойдя до чернильных отметок,

          Обронила пред ним свою шаль.

Что сказать?...   Только слов

                                         здесь не нужно, –

Все как сон и житейская  мреть.

Но звучит Его голос натужно

Там, где жизнь, где за гранью

                                         лишь смерть…

 

"Нет!..."

 

Горький опыт – мое вдохновенье,

Тяжкий труд – мне  спасенье от бед,

И лишь в нем нахожу упоенье,

Чтоб невзгодам сказать свое «Нет!...»

«Нет!» – все!...  И поставлю точку,

Словно крест, на беду и напасть.

          Дайте, дайте! – хотя бы в рассрочку –

          Счастья в жизни и чтобы…   всласть…

И за эти мгновения счастья

Я готов хоть на самый край.

И не будут страшны мне ненастья,

Хлесткий ветер, вороний грай.

          …Э-эй! Держите меня, вороные!

          – Уж до счастья рукой подать – 

          Ну куда вы помчались, шальные?!

          Мне ж в ночи ничего не видать.

Ночью черной ни зги не видно,

Слышен дьявольский свист окрест.

Я пропал…  До обидного стыдно,

Что не выберусь с гибельных мест.

           … Горький опыт – мое вдохновенье,

Тяжкий труд – мне спасенье от бед,

Лишь с годами приходит уменье

Прохрипеть свое горькое – «Нет!...»

 

Любушкин Юрий Павлович, пенсионер МВД РФ, поэт, прозаик (г.Николаевск-на-Амуре)

 

На фотографиях:

1. Высоцкий В.С.

2. Любушкин Ю.П. - автор статьи и стихов