Ника Турбина: громкая слава и забвение знаменитой юной поэтессы

Рубрика:  

Слава обрушилась на советскую школьницу Нику Турбину неожиданно, но заслуженно. Никушу называли чудо-ребенком, в четыре года она начала писать удивительные стихи. Хлесткие пронзительные строки не давали взрослым покоя. Молодое дарование опекал Евгений Евтушенко, ее творчеством интересовался Иосиф Бродский. Турбиной прочили золотое будущее, но жизнь поэтессы оборвалась в результате несчастного случая.

Девочка, писавшая недетские стихи

17 декабря 1974 года в семье Турбиных, обитавших в Ялте, родилась девочка, нарекли ее Никой. Мама-художница и бабушка ласково звали Никушей. Шли годы, малышка взрослела и все больше пугала родных своим необычным поведением.

Уже с ранних лет в Нике чувствовался какой-то психологический надлом. Про таких говорят: «Не от мира сего». Она была замкнутой, немногословной, малоподвижной. А еще страдала астмой, задыхалась ночами, не могла спать.

Бессонные ночи хороши для творчества, только творить в четыре года – не рано ли? Но Нику словно прорвало. Она сидела в кровати, укутавшись одеялом, и бормотала невнятные фразы. Позже мать и бабушка начали улавливать рифму и смысл. Никуша виртуозно работала со словом, не зная толком грамоты. Записывать стихи приходилось взрослым.

Этих странных стихов взрослые Турбины боялись. Тоскливые, бередящие душу – вот какие строки рождало воображение ребенка. Как может столь юное создание писать так по-взрослому, словно за плечами десятки прожитых лет? Мама и бабушка недоумевали, водили девочку по врачам, просили отучить от тяги к сочинительству, которое, вероятно, пагубно влияло на неокрепшую психику Никуши.

Специалисты разводили руками, не зная, чем помочь Турбиным. Сама Ника объясняла, что ее стихи – это то, что она слышит от Бога.

Как прославилась маленькая Никуша

Слава настигла Нику, когда та ходила в первый класс. Помогла бабушка, показавшая тетрадку со стихами внучки писателю Юлиану Семенову, приехавшему по делам в Ялту. Поначалу Семенов скептически воспринял новость о юном даровании, мол, сколько их таких «талантливых» пишет стишки о зеленеющей травке и полевых цветочках. Но произведения Ники все же прочитал, а потом закрыл тетрадку и признал – перед ним работа маленького гения.

Весть о девочке, писавшей удивительно пронзительные строки, разнеслась за пределы Крыма. Никины стихи печатали в газетах и журналах, ее приглашали выступать в разных городах СССР, а когда поэтессе исполнилось девять лет, в свет вышел первый сборник ее сочинений – «Черновик». Книга имела ошеломительный успех, ее перевели на 12 языков.

Кстати, предисловие к «Черновику» написал поэт Евгений Евтушенко, который всячески способствовал литературной карьере Ники Турбиной.

В десять лет девочка получила главный приз на фестивале «Поэты и Земля», проходившем в рамках Венецианского биеннале. Нике посчастливилось вращаться среди знаменитых литературных деятелей. Например, во время поездки в Америку она встречалась с Иосифом Бродским.

Ей прочили великое будущее, сравнивали степень ее таланта с ахматовским, ей завидовали, ее носили на руках. А потом о ней забыли.

Творческий кризис повзрослевшего гения

Психологи предупреждали родных Ники Турбиной о том, что колоссальные эмоциональные нагрузки, выпавшие на ее долю, не доведут до добра. Так оно и вышло. В подростковом возрасте у Ники случались нервные срывы. То ли бремя славы было тому виной, то ли семейный дискомфорт (когда Нике было 11, мать родила второго ребенка, позабыв о требующей внимание Никуше). Как бы там ни было, Ника нуждалась в помощи специалистов.

В 1990 году ее отправили на лечение в психиатрическую лечебницу в Швейцарии, где девушка познакомилась с 76-летним профессором и вышла за него замуж. Странный брак оказался коротким, через год Ника вернулась в Москву (там она жила уже несколько лет, оставив родной дом в Ялте) и погрузилась в глубочайшую депрессию.

Возможно, окажись рядом родные, жизнь Ники Турбиной сложилась бы иначе. Но поддержки не было, тяга к творчеству слабела с каждым днем, а будни пугали серыми оттенками. Девушка начала пить, пыталась покончить с собой при помощи снотворного.

Периодически Турбина бралась за ум: поступила во ВГИК в мастерскую Джигарханяна, работала над собственным социальным телепроектом. Но все эти начинания не имели успеха, Ника вновь и вновь прибегала к единственному лекарству для своей искалеченной души – к спиртному.

1994-й стал для Турбиной счастливым годом, она поступила в Московский институт культуры на курс Алены Галич. Так сложилось, что Галич приняла в жизни девушки активное участие. Она взяла шефство над талантливой, но безвольной Никой, требовала регулярно посещать занятия, бросить пить, работать. Ника обещала исправиться, но продолжала катиться по наклонной.

Правда пробивался в ее мрачную жизнь слабый лучик света, она снова писала стихи. Жаль, их никто больше не читал. Литературные мэтры, опекавшие Нику в детстве, отвернулись от повзрослевшего чудо-ребенка, утратившего свою творческую изюминку.

Смерть, которую Ника предвидела в детстве

В 1997 году случилось несчастье, Ника выпала из окна. Во время падения зацепилась за ветки дерева, а потому осталась жива. Повреждения оказались серьезными: трещина в позвоночнике, сломанная ключица, раздробленные тазобедренные кости и многочисленные ушибы.

Деньги на лечение Ники собирали ялтинские активисты. Турбину спасли. И в течение еще пяти лет она боролась с депрессиями, искала смысл жизни, пила и писала стихи. Но, видимо, от судьбы не уйдешь. 11 мая 2002 года Ника Турбина вновь выпала из окна пятиэтажки.

Очевидцы вспоминали, как внезапно воздух прорезал крик о помощи. Зацепившись за карниз, Ника просила спасти ее, потом руки девушки разжались, и она полетела вниз. Турбина погибла в возрасте 27 лет.

Когда-то, будучи еще ребенком, она фактически предсказала собственную смерть, написав стихотворение о падении из окна и внезапно обрывающейся человеческой жизни. На вопросы журналистов о планах по созданию семьи Турбина-подросток отвечала, что не доживет до того момента, когда нужно будет рожать детей.

Похоронили Нику на Ваганьковском кладбище. Верная подруга Алена Галич упросила поставить в графе «причина смерти» прочерк. Дело в том, что по версии большинства, Турбина покончила с собой, а по церковным правилам отпевать самоубийц нельзя.

Хрупкая Ника умерла, так и не научившись жить в мире равнодушных взрослых.

 

Алла Панасенко                                               28.05.2015

© 2011–2015 «Летидор»