"Они вместе, шеф, – мы возвращаемся"

Рубрика:  

Виктор Калинкин

Автобус вильнул кормой и притормозил у загородной остановки. Задняя площадка загудела: "Дайте выйти! У-у, бар-раны!" Парень во флотском реглане ступил с подножки на снег и отошёл в сторону. Вывалилась ватага, выдёргивая одежду из челюстей салона, и, не медля, внутрь втиснулись новые пассажиры с ёлочками, сумками, детишками.

Парень попробовал вжаться, но двери не закрывались… раз-другой, и водитель не вытерпел: "Выйди, сынок: за нами – сто двенадцатый пустой".

Он остался и, нахохлившись, стал измерять остановку приставными шагами, потом цепочкой… постучал ботинками, посмотрел на тёмный горизонт, притихший перед полночным фейерверком, и обернулся: на наледи "запорожец" занесло так, что тот сполз задом в кювет и заглох. Вышел дедок, постоял тупо, огляделся и заметил парня, улыбнулся:

– Сынок! В такую ночь – святое ж дело, а!?

– Лег-ко!

Попыхтев, иномарку выкатили. Дед повозился, завести не смог, ещё раз улыбнулся:

– Толкни-ка на счастье!

Парень упёрся, ещё раз… под ладонями задрожало, "запорожец" икнул и задребезжал по шоссе, а за ним последний автобус из-за спины обдал дымом, включил форсаж и увёз с собою надежду.

Ему-то  что осталось – любовь да вера? Двенадцать километров – два часа. Ладно, к полуночи, к бою курантов он будет дома. Перешёл на левую обочину, поднял капюшон и зашагал.  Через полчаса оглянулся, вдали мигнул огонек. Минуту спустя поравнялось такси.

– Садись, сынок!

– Спасибо! – поблагодарил, устраиваясь сзади. – С наступающим!

Снял шапку, расправил шарф, и вдруг его ослепил взгляд справа из зазеркалья:

– Макси-им! Ты!?..  – и с болью, – Где ж ты был всё это время, где пропадал?

– Ве-ерочка, приве-ет… На флоте три года… то ты не отвечала, то мы по полгода в автономке, потом по контракту... А мои, потрепало их, живут теперь в посёлке. Вернулся вот, а кругом… А ты сама-то как?

– Макс, я в этих краях впервые: подруга позвала "на ёлочку"… А говорят, чудес не бывает. Бывает!.. Решено: едем ко мне!.. Брось! У меня всё-всё есть! Дяденька, миленький, разворачивайте!

Достала телефон:

– Лариса, не получится… Нет, нет и нет. После… Переживёт, не впервой… Целую! Пока-пока! С наступающим!.. – и нежно Максиму: – До двенадцати вагон времени. И пёрышки почистишь, и отдохнёшь, и расскажешь про автономку-разлучницу…

*  *  *

– До свидания, дяденька! С Новым Годом!

– Завидую вам! Чего уж там: будьте счастливы! – всё, что могу.

Максим опешил: "Оба водителя, они что, близнецы? Мистика! А самый первый? Жаль, лица не видел", – и отъезжающему такси улыбнулся вслед: надежда вернулась.

26-29.11.2013