ПАРЕНЬ ИЗ УРАЛЬСКА

Рубрика:  

           – Вы не представляете, что сейчас произошло в городе, – захлебывался от переполнявших эмоций Толя Ладин, однокурсник.

           – Убили кого?

           – Нет!

           – Стал свидетелем  изнасилования?

           – Вы что?

           – Тогда говори, что случилось?

           – Видел бандеровца!

           – Ну, уж прямо бандеровца?

           – Конечно. Возле кинотеатра «Киев» в салон троллейбуса ввалился пьяный  мужик. Небритый. В телогрейке. Грязный. На голове облезший треух. Правая кисть руки с татуировкой трезубца. И поет, гад. Последние строчки припева каждый раз выкрикивал: «Смерть, смерть московским и жидовским коммунам!»

           – Ну и что?

           – Как что? Так только бандеровцы нашу советскую власть могут хаять. Вражина.

           – Как молодой коммунист, ты что сделал, чтобы прекратить эти безобразия?

           – Потребовал бандеровца замолчать. 

           – Замолчал?

           – Нет.

           – Но петь стал тише. Через остановку он вышел из троллейбуса.

           – Надо было его задержать и сдать в милицию.

           – Не мог.

           – Пассажиры  не поддержали?

           – Представляете - нет! Только одна из женщин сделала «певцу» замечание. Что за советские люди живут во Львове? Попробовал бы он у нас в Уральске такое спеть…

           Вот такой он весь ефрейтор Ладин – идейный, бескомпромиссный, до последнего вздоха преданный делу Коммунистической партии.

           Анатолия  на курсе любили. Но любовью отеческой. Не потому, что был моложе. Просто, своими поступками он не вписывался в коллективный стереотип мышления, рамки поведения. В курсантских глазах он был как бы школьником, который не познал еще азы окружающего мира. Всех, например, умиляло то обстоятельство, что он всегда, как руководство к действию, воспринимал любой постулат советской пропаганды, решение правительства. Находил в них только гениальные  мысли.

           …Одним из вопросов  очередного курсового партийного собрания была проблема с  макулатурой.  Училище, поддержав инициативу областного комитета комсомола, вместе с учебными заведениями города обязалось сдать местному бумажному комбинату несколько десятков тонн макулатуры. Курсанты активно включились в работу. Их курс не остался в стороне от этого  дела. На училищный приемный пункт они подчистую отнесли все старые конспекты, учебники, газеты. Однако до плана не дотягивали.  Нужно было изыскать дополнительные резервы. Предложения ребят были разные. Одни предлагали закупить по дешевке в киосках «Союзпечати» устаревшие газеты и журналы и сдать их в зачет недоимки, другие – отработать несколько часов на бумажном комбинате в выходные дни. Среди курсантов разгорелся нешуточный спор. Но единому мнению  тогда так и не пришли.

           Оригинальным было выступление Толи Ладина. Он без обиняков предложил собирать в макулатурный мешок использованные в туалете бумажки. Сидящие в классе ребята переглянулись. Многие подумали, что Ладин шутит. Ничего подобного. Анатолий серьезно предлагал для выполнения плана использовать  и эту возможность.

           – Уж, очень запачканные бумажки можно не брать, – поправился он. – А то неудобно как-то получится…

           Народ больше не мог спокойно слушать своего товарища. Дружно все хохотали.

 

Карташев Владимир Пантелеевич, подполковник в отставке, военный корреспондент