Праздник в зимовье

Рубрика:  

         Перед ноябрьскими праздниками выпал снег и волей неволей пришлось идти в ближнее зимовьё и поднимать капканы по путику. Наскоро собравшись, прихватив одностволку шестнадцатого калибра, я на рассвете отправился в путь и к вечеру обошёл половину капканов. По пути подстрелил четыре рябчика и в надежде сварить шурпу, отправился к зимовью на ночёвку и уже при подходе заметил, как из распадка к зимовью и навстречу мне идет человек. Это был охотник из Циммермановки Володя Воропаев, никогда не унывающий балагур и насмешник.

         – А я спешу в посёлок на праздник, хочу успеть, сегодня уже шестое, дай, думаю, пройду мимо вашего зимовья, может кто есть, чтобы веселее было идти, – объяснял он, снимая с себя поклажу.

         Быстренько затопили печь и поставили греть воду, пока я обдёргал и разделал рябчиков. Шурпа получилась замечательная и Володя вытащил фляжку с водкой:

         – Вот, не стал в зимовье оставлять, вдруг понадобится. – и налил по кружкам водку.

         Выпили, болтали о том, о сём, строили планы на завтра. Так незаметно по второй, по третьей – фляжка опустела.

         – Да, здоровые мы ребята, но ещё по одной не помешает, – сказал я и полез под нары, там у нас хранился НЗ (неприкосновенный запас), фляжка с водкой.

         Пока сдвигал нары, зацепил ружье и оно с грохотом упало. Володя взял в руки одностволку, хмыкнул:

         – У тебя же карабин есть, берегешь что ли?

         – Да нет, просто лицензию на сохатого в этот раз не получил, не сдавал дикоросы, а таскать его не в радость, с одностволкой сподручнее и рябчика подбить можно. С карабина пробовал, одна голова и перья остаются, тушку пулей уносит. Да у тебя-то что лучше, тоже какой-то карамультук (ружье с шестигранным стволом).

         У Володи была старинная «Белка» 28 калибра и малокалиберка вторым стволом.

         – Да ты не представляешь, как она точно бьет, рябчика можно из мелкашки брать без грохота, – нахваливал он свое ружье.

         Махнув еще по полкружки, завелись: чье ружье лучше и как водится, пошли стрелять по цели в доказательство своих слов. Целью выбрали развилку на березе, у нее там был нарост и мы решили пулями отбить этот нарост.

         Канонада наших ружей разорвала вечернюю тишину и свидетель этого действия лайка Джек, только испуганно выглядывал из-за угла зимовья: «Сдурели мужики, зверя нет, а они палят из ружей». Ствол дерева был прогнившим и пули только пробивали бересту насквозь и не могли отбить нароста. Это стало ясным, когда у нас закончились патроны. Ничего себе постреляли! Успокоившись, пошли в зимовье и под водочку решили, что ружья у нас хорошие, спор затих  и мы улеглись спать.

         На рассвете первым подскочил Володя, подкинул в печку на тлеющий сырой ясень дрова и зимовье начало наполнять тепло. Я поднялся и умылся теплой водой из кастрюли на печи. Попили чаю, и Володя отправился в поселок.

         – Вы там приготовьтесь праздник справлять, я после обеда сразу и подойду, а к вечеру тебя домой отправлю, – напутствовал я его.

Останавливался Володя всегда у нашего друга Овчинникова Геннадия, обходчика нефтепровода. Вскоре я тоже шел по путику в сторону поселка. Взлетающие рябчики уже не беспокоили меня, дробовых патронов не было, и только Джек с досады облаивал их. Перед уходом я все же зарядил два патрона, один подкалиберной пулей, а один картечью, которые нашел в припасах Геннадия и вместе с ножом это было все мое вооружение. Вскоре я вышел на Кадинское предмарье и направился к дороге, подняв по пути целый табун куропаток. Джек и вовсе взбесился, вот они куропатки и никто не стреляет. Перед «Горбатым» мостом я вышел на дорогу и увидел вдалеке человека. У меня кончились сигареты и я решил быстрее дойти до него, решив, что это местный охотник Баландин, он все время промышлял в этих местах. Вырыв в кустах и снегу ямку, уложил туда котелок, кружку и чай, чего их таскать туда-сюда, я опять вышел к дороге. На ней никого не было видно и я пошел быстрым шагом к месту предполагаемой встречи. Джек начал отставать и принюхиваться, но я не обращая на него внимания, быстро шел вперед. Внезапно Джек молча рванул с дороги, и только я его и видел, больше он не появлялся. Я уже подошел к тому месту, где видел человека и замедлив шаг, принялся рассматривать следы. Чувство какой-то необъяснимой тревоги закрадывалось в меня, впечатление как будто кто-то внимательно смотрит на меня. В это время на тонком слое снега от позёмки я увидел следы. Это были огромные следы медведя! Да весело: собака убежала, в запасе два патрона и тут такое соседство. Я поднял голову, чтобы осмотреться и холодок пробежал по спине: буквально в трех-четырех метрах от меня в густом кустарнике сидел здоровенный медведь. Он неотрывно смотрел на меня и только правая лапа шевелилась туда-сюда. Из оскаленной пасти капала слюна и доносился запах зловония. Мы смотрели глаза в глаза и некоторое время не шевелились, потом я перевел руку на ружье и взвел курок, если кинется успею выстрелить, а там что будет, то будет. Медведь не шевелился и я стал мелкими шагами, не спуская с него глаз, отступать по дороге. Ничего не менялось, и я отошел шагов на тридцать, когда медведь вышел на дорогу, постоял как бы в раздумье и опять подался в лес. Каких трудов стоит в такой ситуации казаться спокойным и не побежать, трудно описать. Говорят у меня тяжелый взгляд и мощная энергетика, не знаю, может это спасало меня не один раз в пиковых ситуациях.

После обеда я был уже у Овчинникова за столом и рассказывал о встрече с медведем. Все тут же загалдели, засобирались, решили загнать медведя. Кому было загонять. Гена, как только сел в машину – уснул, Володя без умолку болтал. В таком составе на охоту идти крайне опасно. Я подговорил водителя Юру Гурьянова с дежурки прокатить нас по поселку, пыл немного спадет и отвезти нас к накрытому столу. Так и сделали. Полусонные охотники решили все перенести на завтра, а сегодня праздник и будем пить водку.

Наутро пошел снег и по всей видимости, медведь залег на зимовку, больше мы его следов не видели.

 

Крюков Владимир Викторович, казачий полковник, почетный атаман Амурского казачьего войска, генеральный директор ООО ППП «Сугдак», член СВГБ по ДВ региону