Стихи Александры ИРБЕ

Рубрика:  

Александра Ирбе - московская поэтесса, прислала в наш журнал свои новые стихи. С удовольствие их размещаем!

                        *   *   *

В посёлке под именем «Счастье»,

в украинской тихой дыре -

как странно - какие-то власти

устроили бой во дворе.

 

Устроили взрывы и вздоры,

и в мир, где война не жила,

вошли пулеметы, моторы,

дыхание пушек с утра.

 

А кажется: будто не с нами,

что «Вести» по одури лгут,

что там, за большими горами,

лишь серые пташки поют.

 

Со «Счастьем» беды не случится -

но все же случилась беда.

И страшно сегодня мне спится

и холодно, как никогда.

 

Все видится: в зареве черном,

за избами в серой глуши,

как бьются они обреченно

за хлюпкие жизни гроши.

 

Как плачут - из дома уходят

(я горе их слышу и тут!),

как места себе не находят

от этих печальных минут.

 

Мне стыдно лежать тут без дела,

на чёрное небо глядеть.

Я с ними сегодня б хотела

увидеть и горе, и смерть.

 

В посёлке под именем «Счастье»

нет больше счастливых минут.

Не важно, какие там власти,

какие - к рассвету придут.

 

Какие там танки, гранаты?..

Но, больно, не создан запрет

на то, чтоб стреляли солдаты

за целые тысячи лет.

 

​А прежних веков прегрешенья,

что чашу возмездия пьем.

И нет нам на небе прощенья:

как жили мы - так и живем.

 

А. Блоку

Александр Александрович.
снова пребуду я с Вами!
Выпит чай и стихи, 
точно умерли, в горле ни зги.

Отправилась я, что ли,
сегодня своими стихами?
Точно тучи бегут надо мною
и бродят круги.

Александр Александрович,
сложно теперь не заметить,
если что-то случится,
спешу не к любимым, а к Вам.

Там, за синей горой,
этой ночью свирепствует ветер
и проклятая морось,
как лава, гремит по гробам.

Не о том я сегодня...
Все призрачно стало и больно!
Там уходят солдаты,
и женщин с детишками бьют.

Там в кощунственный бред
каждый миг превращают невольно
все возможности светлых
и самых счастливых минут.

Александр Александрович, 
кончен век страшный, двадцатый...
Мир не сделался проще.
В нем прежний живет человек.

На полях - колеи,
в деревнях - те же нищие хаты
и безмолвие тел
обрамляет созвучие рек.

Жизнь - война. В ней, увы,
кто воюет, тот чаще и правит!..
Александр Александрович,
помните боль той войны?..
Александр Александрович,
тихо над бездной вздыхает,
за Андреем Андреичем
просит ее. «Тишины!»

 

Борисоглебу

 

Борисоглебских стен

раскатистая сень…

Я попадаю в плен

негаданного чувства

 

назло тревогам всем,

назло печалям всем,

я погружаюсь в плен

безмолвного искусства:

 

Столбы - короновать,

пустошь - именовать,

задуматься давать

лишь в белоснежной сени

 

и волей всех святых

двух старцев вызывать,

и чёрную вражду

вдруг ставить на колени -

 

все это русский дух,

все это бренный стон

из глади тех времён,

где не на чем согреться.

 

Густая бледность стен

среди обширных крон,

глубокий плач в ночи

встревоженное сердце.

 

Что стенам царь Иван,

что чёрный караван

событий, клятв, имён

мытарство и мещанство?

 

Борисоглебских стен

несокрушимый стан -

всех княжеств и времён

и высота, и царство.

 

Александра Ирбе, московская поэтесса, член МГО Союз писателей России.    

Полная подборка стихов на сайте: 

http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=7126