Стихи Григория Левкина о братьях наших меньших

Рубрика:  

               Сычёнок выпал  из гнезда

 

На старом пне сидел сычёнок,

Крутил большою головой.

Он только вышел из пелёнок

И в мир попал совсем иной.

 

Его родители куда-то

Исчезли в поисках мышат.

Их ждать придётся до заката,

А он бы скушать что-то рад.

 

Ну а пока, что суть да дело,

Всё необычней, чем в гнезде.

Вот мимо птичка пролетела;

Звук непонятный: – Что и где?

 

Большой червяк ползёт устало

У кромки старенькой коры.

Быть может, клюнуть для начала?

Таких не ел до сей поры.

 

А если тот его укусит?

Ведь папы с мамой рядом нет…

Но он же сыч, и он не трусит,

И что-то нужно на обед.

 

Нет, пусть ползет своей дорогой.

Узнать он может и потом.

Отец ругает очень строго,

И бьёт рассерженно крылом.

 

Нахально бабочки две сели

У самой лапы на пенёк.

Да что ж такое, в самом деле,

Не преподать ли им урок?

 

Одну я съем, схватить успею,

Не сможет быстро улететь.

Так пообедаю я ею,

И не придётся мне терпеть.

 

Но чем схватить, какою лапой?

А может лучше клювом взять?

Вот посоветоваться б с папой;

Сычёнок начал размышлять.

 

Взлетели бабочки мгновенно,

Волшебных два больших цветка.

И в танце праздничном отменном

Мир закружился у пенька.

 

Пропал обед, ну вот досада.

Не надо думать, а ловить!

Тогда и ждёт тебя награда,

Возможность долго-долго жить.

 

С глазами добрыми лосёнок

Пошёл к пеньку, где сыч сидел.

Он  тоже только из пелёнок,

И мир иной познать хотел.

 

Сердито фыркнула лосиха,

Не нужно ей знакомств таких.

Тайга их поглотила тихо,

И шорох через миг затих.

 

Сычёнок испугался вроде,

Хотел куда-то улететь.

Он видел птиц на небосводе,

Но это надо ведь уметь.

 

Похлопал крыльями от страха,

Но не хватило нужных сил.

Он даже сделал два замаха,

А след лосей уже простыл.

 

Неподалёку от сычёнка

Вдруг закрутили кутерьму

Четыре  маленьких лисёнка,

И исчезали вновь во тьму.

 

Там был овраг весьма глубокий,

И в нём сокрытая нора.

Лисят же жизненные соки

Манили к солнышку с утра.

 

Лиса всегда им запрещала

Играть вдали от той норы.

Как хитрый зверь, прекрасно знала:

Такие игры до поры.

 

Нюх волчий быстро обнаружит

Столь глупых маленьких лисят.

Волк заберёт их всех на ужин

Голодных, злых его волчат.

 

И вот действительно же, вскоре

Лисят могла постичь беда,

Неисчерпаемое горе,

Что не изгладить никогда.

 

Мелькнула  волчья тень у кромки

Густых ореховых кустов.

И закричал сычёнок громко,

Спасать лисят он был готов.

 

Волк обернулся и увидел,

Сидит добыча на пеньке.

Он съест того, кто так обидел,

К тому ж сидит невдалеке.

 

Но рядом павшая осина

Спасла сычёнка в этот раз.

В кору вцепляясь, словно в спину,

Полез он вверх, как верхолаз.

 

Напрасно прыгать волк старался.

Сычёнок высоко сидел.

Хоть волка  сильно он боялся,

Но всё же страх преодолел.

 

К закату солнышко клонилось.

Бесшумно, словно солнца тень,

Сначала мать к нему явилась,

Закончив свой рабочий день.

 

Безумно рад был встрече воин.

И мать тихонько, не спеша,

Поскольку был наград достоин,

Скормила крупного мыша.

 

Отец принёс добычу тоже.

Узнав, что было, обо всём,

Он был  спокойнее и строже,

Похлопал ласково крылом.

 

24.06.2016 г.                    

 

                             Лисёнок

 

Лисёнок мать привык не слушать,

Из дома часто  убегал,

Любил играть и яйца кушать.

Себя талантливым считал.

 

Ну разве сложно потихоньку

Прокрасться на колхозный двор?

И ускользнуть потом в сторонку,

Как самый лучший в мире вор.

 

Да так, чтоб не кричали куры,

Что яйца по ночам крадут.

Они, конечно, просто дуры,

Ещё с кудахтаньем снесут.

 

Когда темнеет очень скоро,

Ну, а в курятнике темно,

Скользнёт  в дыру он под забором.

Ведь кур заботит лишь одно.

 

Что на ночь  собрались все вместе.

Задача их теперь проста,

Тесно поскольку на насесте,

Занять бы лучшие места.

 

Петух-дурак наверх забрался,

Готовится кричать: - Всем спать!

За целый день он измотался:

Кур ублажать и сор копать.

 

Вот в эти славные минуты,

Кур ни единая душа,

Не слышит как прутом согнутым

Яйцо он катит не спеша.

 

Теперь домой, но осторожно,

Ведь за щеками два яйца.

Одно, конечно, скушать можно,

Одно для мамы и отца.

 

Конечно, все похвалят сразу.

Сестренки скажут, что герой,

За столь успешную проказу!

Теперь домой! Скорей домой!

 

Но у заборного пролаза

Две злых собаки встали вдруг.

Схватить готовы его сразу,

Заполнив лаем всё вокруг.

 

От страха так присел лисёнок,

Что яйца сразу раскусил,

Лишившись всех своих силёнок,

Куда бежать совсем забыл.

 

Скорей в дыру, что под забором.

Собака хвать его  за хвост.

Домой примчался он с позором:

Ну кто герой? Ответ не прост!

 

25.06. 2016 г.                 

 

 

             Медвежата

 

В тайге на маленькой полянке

Ковёр из множества цветов,

Деревьев павших двух останки

И сотни птичьих голосов.

 

Танцуют бабочки привольно,

А пчёлки роются в цветках.

Всё так, как в книжке школьной,

Что детских трепетных руках.

 

Вдруг три прелестных медвежонка

Из леса вышли на ковер.

За ними мать, чуть-чуть в сторонке

Легла, не отрывая взор.

 

Такой компаньи триединой

Не ждали пчёлы и цветы.

Вмиг изменилась вся картина,

В ней больше стало красоты.

 

Всё закружилось, завертелось

В медвежьих играх на ковре.

Ведь медвежатам так хотелось

Борьбы, как всякой детворе.

 

Они боролись, кувыркались,

Стремясь уменье показать.

Порой не больно так  кусались, -

За ними наблюдала мать.

 

На тех поваленных деревьях,

Как будто в цирке на показ,

Или на празднике в деревне,

Все прокрутились уж не раз.

 

Кору, царапая когтями,

Старались просто оторвать,

Иль, тыча черными носами,

Что под корой, быстрей узнать.

 

Не оставляли без вниманья

Ни бабочек, ни даже пчёл.

В конце, наверно, на прощанье

Над ними пролетел орёл.

 

Медведица тихонько встала

И проворчала: - Жду вас я.

Вмиг на поляне тихо стало.

В тайге исчезла вся семья.

 

29.06.2016 г.                     

 

              Жаворонок

 

Висит над полем жаворонок.

Его связала с солнцем нить.

А голос чист его и звонок:

Нет инструментов, чтоб сравнить.

 

Там, здесь, неподалёку,

На нитях солнечных лучей,

Вверху, внизу и где-то сбоку,

Волшебный хор его друзей.

 

Разносится их песня дальше,

Готова облететь весь свет.

И ни единой ноты фальши

У жаворонков в песне нет.

 

В ней радость обретённой жизни,

В ней прославленье бытия,

Любовь к столь маленькой отчизне.

Поют всё это не тая.

 

На изумрудном поле нивы

Колышется волною рожь.

Под солнцем волны так красивы,

Что день на сказку стал похож.

 

В голубизне бескрайней неба

Лебяжьей стаей облака.

Так пусть, кто прежде в сказке не был,

Придёт сюда издалека.

 

Пусть станет там, у кромки поля,

Лицо подставив солнцу встреч,

В себя впитает радость воли,

И как нам сказку здесь сберечь.

 

Чтоб жаворонок пел, не плакал,

Вплетая в песню солнца нить,

И предвещал не только злакам:

Лесам, полям и сказке – Жить!

 

2.07. 2016 г.                  

Лёвкин Григорий Григорьевич, полковник в отставке, почетный член Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры