Стихи Юрия Любушкина из книги нежного признания Малой Родине «СИНИЕ ДАЛИ».

Рубрика:  

Н И К О Л А Е В С К …

 

Мой  таёжный  городок –

Без наград и чина,

Но живёт без дрязг и склок,

И без важной «мины».

Ну, а впрочем, в мире нет

Мест родней и краше,

Где отвергли моду лет

Русским словом «наше».

А красавица река

И тайга родная

В моём сердце на века,

Знать судьба такая.

И милей всех отчий дом

С трудною  судьбою

И метели за окном

Долгою зимою…

Признаюсь Вам земляки:

Края нет дороже,

Где гуляют сквозняки

Даже в день погожий.

Где рассвет спешит ко дню

Облаком умытым,

Где все корни на корню

Вовсе не забыты.

Ну и пусть на свете есть

Земли  побогаче,

Нам же Родина, как честь,

И  – никак иначе!

 

 

                ТАЁЖНЫЕ  СНЫ.

                (В ночной тишине)

 

Ночь затихла, лишь плещется сонно река,

Да мелькает в дали огонёк маяка.

И в ночной тишине, под покровом костра,

За неспешной беседой сидим до утра …

Хорошо мне с тобой у родных берегов,

Где Амур величавый в десятке шагов,

Там, где ласковый говор прибрежной волны

И туманом умытые летние сны.

Шаль ночи приподнимет желанный рассвет,

И, признавшись с порога, шепнёт своё «Нет».

Меркнет пламя костра и уснула река,

Ей под сопкой мигнул огонёк маяка.

Это   к р о т к о е  время прошедшего дня

Свою силу возьмёт у костра, из огня …

А он блики бросал своей жаркой рукой,

Но затих и померк над уснувшей рекой.

Но затих и померк над уснувшей рекой…

 

 

ТЕПЛОХОДИК  «ОПАЛ»

(Рассказ от первого лица)

 

Теплоход, будь он океанский лайнер  или   маленький   речной   трамвайчик,имеет свою душу  и   сердце. И  им, каки людям, светят звезды далеких миров …

                                         1.

Ветер бил меня в скулы

                     И дождямидями хлестал,

И был скор на  посулы

 Я, трудяга «Опал».

… Вот швартовый отдали

 У меня на носу,

К сопкам, в синие дали,

Все печали снесу.

Вам поведаю вкратце,

Всем штормам вопреки:

Намотался я, братцы,

По просторам реки.

И пусть ветер не злится

 – Будь он  «Ост» или «Вест» –,

Что ночами мне снится

 Райский сон Благовест …

Ведь благое желание  –

Людям   верно служить,

И нет высшего званья  –

 Без обмана прожить.

                    2.

… Синь небес  над лиманом,

Синь небес надо мной,

Мне Амур талисманом

Был дарован судьбой.

Вновь отдали щвартовый у меня на борту. –

Ветер дует мне в спину,

То свирепо в скулу.

Клин я вышибу клином,

Прикорнув на молу.

Сопки встали стеною,

Мне ж с проток не свернуть,

Ночь погналась за мною,

Вслед за ней Млечный Путь.

Сон недолгий, тревожный:

Мне ж с утра в дальний путь,

Только б снять, если можно,

Облаков серых муть.

… Ветер бил его в скулы

И дождями хлестал,

Не спешил на посулы

Теплоходик «Опал».

 

             ВЕЧЕРЕЕТ …

 

Тополя раскидали повсюду.

Он кружит надо мной, над притихшей рекой,

Этих дней никогда не забуду!

Сладко дремлет Амур и таежная даль,

Огоньки кораблей, словно свечи.

Ночь пришла  не таясь, и, как будто вуаль,

Опустила мне вечер на плечи …

Опустила мне вечер на плечи …

 

 

                            КАТЕРОЧЕК…

                          (Трудовая судьба)

 

«Как  дела? – Дела, как сажа бела …»

                                                  (Русская поговорка)

 

Все мы – корабли, большие и малые, сопки

и жители городка на Нижнем Амуре, высоченные

ели и голубое небо, бескрайние таежные просторы

и плеск прибрежной волны,- все мы Дети Планеты

Земля. И всем нам надобно помнить, что главное –

это  Звездное небо над головой и   нравственный

закон, что    внутри нас …                                                               

                                    1.

Катерочек буксирный плавно начал разбег,

Он приписан давненько на великой  из рек.

Только все не расскажешь о нелегкой судьбе,

Годы лягут, как сажа, у него на трубе.

Кто придумал, скажите: «Мол, как сажа бела …»,

–Жизнь   порою такая: душу выжжет до  тла.

Только наш  катерочек  не такое видал, -

Позади все невзгоды, продолжается бал.

Шторм и холод,  ненастье – все ему нипочем:

Почитает за счастье тертым быть калачом!

Не прислужник ретивый, а родная душа,

Он реке, как любимой, молвит. – « Ты хороша!...»

Неба синь над лиманом и туман над тайгой

Жизнь его завязали крепко в узел тугой.

Но из этого плена он не хочет уйти,

Жизнь, конечно, не сахар, да другой не найти.

На судьбу он не ропщет, хоть она не легка,

Успокоит, утешит своей лаской река.

Здесь просторы такие, что не надо других,

Жизнь с Амуром поделит, не спеша, на двоих.

                                    2.

Во-о-он, закат пламенеет красотой не земной,

Расстилая дорожку над притихшей волной.

Солнце сопки ласкает, час разлуки настал,

Катерок поспешает в порт, где старый причал.

Звезды светят бессчетно, отражаясь в воде,

Что ж, красоты такие ты не встретишь нигде,-

Ели встали стеною  у крутых берегов,

Здесь туманы густые, как из белых снегов …

И на что променяешь ширь Амурских проток,

Где немало уроков для всей жизни извлек ? …

Верность сопкам в лимане сохранит навсегда

И они не изменят катерку никогда.

… Путь означит рубином у себя на борту,

Изумрудом сверкая при походе к порту.

Тень скользит над рекою, пенный след за кормой,

Он шепнет у причала. – «Все …  вернулся домой …»

Маяка огонечек бликом лег на корме,

Друга он не покинет в опустившейся тьме.

Катерочек вздыхает в непроглядную мглу. –

«Отдохну, почивая, до утра на молу …»

                                    3.

Снится сон ему дивный про большой теплоход,

Что дрейфует беспечно средь тропических вод.

Но нет зависти в сердце у трудяги реки:

С ним просторы родные и друзья маяки.

Первый луч чуть согреет борт стальной, леера. –

«Просыпайся, трудяга! В путь-дорогу пора …»

Кашлянув, дым пускает, - снова будни чредой,

Так летят дни за днями над Амурской волной.

… Катерочек – трудяга  лихо начал разбег,

Он приписан буксиром на великой  из рек.

Если б мог, то поведал о нелегкой судьбе,

Ведь невзгоды, как сажа, у него на трубе.

Кто ж придумал такое: «Мол, как сажа бела …»?

Жизнь – суровая  шутка, душу выжжет до тла.

Что ж, судьба трудовая,- не кончается  бал,

Возвращайся скорее в порт, где старый причал.

И семь футов желаю под килём, под килём,

                       И что б счастлив, трудяга, был всегда и во всём!

И пусть шторм и невзгоды обойдут стороной,

                    И пусть звёзды сияют над Амурской  волной.

 

Любушкин Юрий Павлович, пенсионер МВД РФ, поэт, прозаик (г.Николаевск-на-Амуре)