ТРЕВОЖНАЯ ПАМЯТЬ

Рубрика:  

   Анастасия  в этот вечер долго не ложилась спать. Дочку уложила рано, а сама возилась на кухне. Телефонный звонок заставил ее встрепенуться от неожиданности. Ведь было уже за полночь. Кто бы это мог быть? Ее знакомые обычно в это время не звонят, знают, что у нее маленький ребенок.

    Анастасия подошла к телефону, подняла трубку и устало сказала: «Алло, я вас слушаю».

   «Здравствуй, Настенька!» - донеслось откуда-то издалека.

   «С кем я говорю? Представьтесь, пожалуйста», - тут же отреагировала Настя на незнакомый голос.

   «Это-Саша. Неужели ты не узнала меня?» - настойчиво твердил мужчина откуда-то издалека.

    «Что за шутки?»- подумала Анастасия и уже собралась положить трубку, как оттуда прозвучало: «Это я, твой муж Саша».

   Ноги у Насти подкосились, и трубка вывалилась из рук.

   Сколько времени  пролежала в обморочном состоянии, она не помнит. Наконец, очнувшись, встала с пола, уложила телефонную трубку на место и села в кресло.

    Голова гудела от высокого давления. Кое-как Настя добралась до тумбочки, где хранилась медицинская аптечка, взяла лекарство и выпила его.

   «Скорую помощь» решила пока не вызывать, надеясь, что справится с недугом сама.

   Мужской голос гудел в ушах, выворачивая мозги наизнанку.

   Своего мужа, летчика, погибшего в Афганистане, Анастасия  похоронила два года назад. Но кто же, все-таки звонил в этот раз? И что нужно было этому человеку?

   В полудреме так и просидела она в кресле до утра. Звонок будильника вывел ее из состояния полузабытья.

  Приняв душ, Анастасия быстро привела себя в порядок. Выпила лекарства и занялась дочкой: умыла, причесала и накормила ее. Из дома они вышли вовремя. Детский садик был рядом, в соседнем дворе. Передав свое чадо воспитателям, Настя поехала на работу.

  Вчерашний телефонный звонок не давал ей покоя. Она думала о нем постоянно.

  На работе Анастасия рассказала о вчерашнем странном событии своей подруге Екатерине. Катя внимательно выслушала эту ужасную историю и посоветовала подруге обратиться к бывшим однополчанам своего мужа, воевавшим вместе с ним в Афганистане. Воинская часть, откуда уходил на войну муж Анастасии, находилась в сотне километров от города. И Настя решила в ближайший выходной день съездить туда и еще раз поговорить с офицерами, сослуживцами Александра и очевидцами его гибели. 

  Вереница дел мешала всякий раз осуществить поездку в гарнизон. Да и тот тревожный звонок стал понемногу забываться. Насте, отчасти,  не очень уж и хотелось снова ворошить воспоминания. Ведь факт гибели мужа подтвержден его однополчанами, сопровождавшими гроб. Похоронили Сашу на городском кладбище. Какие после этого могут быть  иллюзии?

   И лишь одно обстоятельство все время волновало ее: военные не разрешили вскрывать запаянный цинковый гроб, даже не смотря на настойчивые требования Насти и ее свекрови, матери Александра. Так и опустили гроб в могилу, не показав никому его содержимое. А вдруг там, внутри были обыкновенные камни? Ведь летчики часто до тла сгорали в своих боевых машинах, и от них оставался один лишь пепел.

   Настя сильно любила своего мужа и с трудом перенесла его утрату. Повторно замуж так и не вышла, хотя была хороша собой и достаточно молода для того, чтобы создать новую семью и нарожать детей.

   Она была человеком верующим и часто посещала православный храм, где усердно молилась за упокой души Александра. Вера придавала ей силы и помогала преодолевать горе. Раны постепенно зарубцовывались. Так прошли два года. Подрастала дочка Олеся, стимулирующая Анастасию быть стойкой и мужественной.

   Когда отец уходил на войну, Олесе было полтора года. Александр  любил дочурку нежной любовью, называя ее своим ангелочком и маленькой принцессой. Она неосознанно отвечала взаимностью своему отцу, и создавалась семейная идиллия.

   В день отлета, уходя из дома,  Александр сначала попрощался с женой, затем взял на руки Олесю. Дочка так преданно и внимательно смотрела в его глаза, что у него выступили слезы. Александр никогда в жизни не плакал, но этот взгляд переворачивал всю его душу. Он  расцеловал и крепко прижал к груди свою принцессу, и так простоял с ней несколько минут, не желая  расставаться.

   Но надо было уходить. Саша передал дочь в руки Анастасии, обнял еще раз их обеих, и вышел из квартиры. Они с Настей договорились, что она не пойдет на аэродром, откуда Саша будет улетать в составе авиационной группы. Настя с дочкой подошли к окну и увидели, как папа удалялся от дома торопливой походкой. Олеся узнала отца, глаза ее округлились,  она протянула ручки вперед, и пронзительно закричала: «Папа! Папа! Папа!»

   Анастасии стало жутко от этого крика. Отец, конечно же, не слышал голоса дочери, но вдруг остановился, как вкопанный. Постоял несколько секунд, опустив голову, и, не обернувшись назад, продолжил путь.

   Одновременно с криком дочери в Настино сердце ворвалась тревога и поселилась там навсегда, подтачивая его час за часом, день за днем, как точет камень текущая непрерывным потоком вода.

   Гибель мужа не была неожиданной для Анастасии. Она ее чувствовала, но была бессильна предотвратить.

   Когда Насте показали похоронку, то мир рухнул в одно мгновение. Ее сердце чуть было не остановилось. В тот момент маму спасла Олеся. Настя, теряя сознание, бросила взгляд на дочь, и в ее голове промелькнула какая-то искра, которая, возможно, была чем-то вроде разряда электрошока.

   Оставшись без мужа, Анастасия сполна хлебнула из горькой вдовьей чаши. Она прошла через унижения и оскорбления. Квартиру с великим трудом вырвала у городских властей. И по праву считала эту победу над бюрократами наиболее значимой в своей биографии.

   Вот так и протекала жизнь, нет-нет, и напоминая Анастасии о ее горе. Ведь война в Афганистане продолжалась. И «Черный тюльпан» без устали возил оттуда груз «200». Гибли Сашины однополчане, и вдовьему полку все прибывало.

   Но все же радостных событий было больше. Вот и на этот раз люди готовились встретить новый год, надеясь, что он будет счастливым и безмятежным.

    Оставались считаные  дни до праздника. Настя установила в квартире елку, украсила ее вместе с Олесей, которой в ту пору уже исполнилось четыре года. Новый год Анастасия решила встречать вместе с соседями, милыми и добрыми людьми: Сергеем Петровичем и Антониной Николаевной, которые по возрасту были такие, как ее родители.

   И вот наконец на календаре остался последний листок с датой 31 декабря. Вечером, за несколько часов до наступления нового года, к Насте пришла Антонина Николаевна, и они вдвоем начали дружно готовить всякие вкусности. Периодически заходил Сергей Петрович, интересуясь, не требуется ли его помощь. Но они пока справлялись сами.

   Время за работой прошло быстро. Женщины искусно накрыли стол, а сами пошли «чистить перышки» и переодеваться в праздничные наряды.

    Как по команде, за пять минут до боя курантов, вся команда  была в сборе, и Сергей Петрович налил в фужеры шампанское. Посмотрели на часы, и втроем дружно начали отсчет секунд последней минуты уходящего года. Наконец счет секундам закончился, и под звон курантов и фужеров присутствующие принялись поздравлять друг друга, веселясь, как дети. Вот уж, по истине: Новый год- всем праздникам праздник! 

   Посидели за столом хорошо, по-семейному. Посмотрели по телевизору интересную концертную программу. Поговорили о жизни, помечтали о будущем, пожелали друг другу здоровья. Куда уж лучше?!

   Олеся спала и не догадывалась о том, что проснется  теперь уже в следующем году.

   Гости ушли под утро, утомленные, но счастливые.

   Уходя, Антонина Николаевна дала наказ Насте: стол не убирать, посуду не мыть. И предложила это сделать вместе, отдохнув и поспав немного, то есть ближе к обеду.

   Настя так и собиралась поступить. Но природная страсть к чистоте и порядку увлекла ее на кухню, и она решила частично нарушить обещание, данное соседке.

   Вдруг зазвонил телефон. Часы показывали пять утра.

   «Наверное, загулявшие друзья трезвонят», - подумала Настя, беря трубку.

   «Здравствуй, моя дорогая!» - услышала она тот же голос, который растревожил ее несколько месяцев назад, и который она уже почти забыла.

   «Кто вы и что вам от меня нужно?» - ответила Настя, чувствуя, как силы покидают ее.

   «А помнишь наше первое свидание, в старом парке, у озера? Я тогда подарил тебе огромный букет сирени. И ты сказала, что это - твои самые любимые цветы.» - донеслось скороговоркой из телефонной трубки.

  «Я был курсантом летного училища. У меня заканчивался отпуск, и я предложил тебе выйти за меня замуж. На следующий день мы расписались и я увез тебя в Саратов.

   Как наша Олеся?»

   Услышав имя дочери, Настя потеряла сознание.

   «Я живой! Я живой! Я живой!» - доносился крик из трубки. Но его уже никто не слышал…

   Антонина Николаевна так и не смогла заснуть. У нее на душе появилась какая-то необъяснимая тревога, лишь только они с мужем покинули квартиру Насти. Как-будто бы и не было этих счастливых часов, проведенных за праздничным столом. Она своим женским чутьем чувствовала беду.

   «Пойду, загляну к Насте. Не случилось ли чего с ней», - сказала  Антонина Николаевна мужу, как бы спрашивая у него совета.

   «Рано еще. Настя  спит, наверное.»

   «Нет. Я схожу. Что-то тревожно мне.»

   Входная дверь не была закрыта на замок. Антонина Николаевна тихо вошла в квартиру и увидела Настю, лежащую в кресле в какой-то неестественной позе. Рядом с ней на полу лежала телефонная трубка, и оттуда доносились короткие гудки.

   Антонина Николаевна подбежала к Насте, взяла ее за обмякшие плечи и поняла, что она без сознания. Попыталась нащупать пульс на руке, но так и не смогла этого сделать. Она быстро вернулась в свою квартиру и с порога крикнула: «Сережа! Срочно вызывай «скорую»! Насте плохо!»

   Сама тут же вернулась к соседке и попыталась оказать ей первую медицинскую помощь.

   Вскоре подоспел и Сергей Петрович и сказал, что «скорая помощь» уже едет.

   Они с женой уложили Настю на кровать, и Антонина Николаевна продолжила делать то, что могла в этой ситуации, ведь она не была медицинским работником, но очень хотела  помочь бедной Настеньке.

   Вскоре подъехали врачи и начали работать профессионально, оперативно приступив к реанимации  больной. По ходу спрашивали у соседей, что произошло. Но ни Антонина Николаевна, ни Сергей Петрович толком ничего не могли объяснить. Разве что, Антонина Николаевна сказала про телефонную трубку, и предположила, что кто-то мог позвонить и чем-то сильно расстроить соседку.

   И тут она вспомнила, как Настя рассказывала, что несколько месяцев назад ей звонил какой-то мужчина, представившись ее мужем. Хотя, на самом деле, муж погиб в Афганистане и похоронен у себя, на родине, уже более двух лет назад. Возможно, и на этот раз позвонил все тот же человек. И Настя не смогла вынести такого удара.

   Теперь врачи почти наверняка знали причину недуга и сказали, что на нервной почве произошло сильное потрясение. У больной слабое сердце и ее нужно госпитализировать.

   «Но у нее маленький ребенок. Девочке всего лишь четыре года. И родных в этом городе у них нет. Вот только, мы - соседи, и есть самые близкие им люди», - пояснила ситуацию Антонина Николаевна.

   Врачам тем временем удалось привести  Настю в чувства.  Она устало открыла глаза и удивилась большому скоплению людей в ее квартире, а главное, - медицинских работников.

   «Как вы себя чувствуете?» - задал  вопрос врач пациентке.

   «Слабость и кружится голова», -  тихо ответила Настя и тут же спросила: «Что со мной?»

   «Было хуже. Скоро станет легче», - обнадеживающе ответил врач, продолжая выполнять по отношению к больной действия, известные лишь медикам.

   Стабилизировав ситуацию, врачи  посоветовались между собой и решили оставить Настю дома при условии, что она будет находиться под наблюдением участкового врача. Да и Антонина Николаевна заверила, что присмотрит за соседкой и окажет ей посильную помощь по дому.

   На таких условиях врачи покинули квартиру, поздравив всех с Новым годом, и пожелав крепкого здоровья.

    Долго пришлось Насте на сей раз выкарабкиваться из ямы, в которую толкнул ее незнакомец, каким-то образом узнавший их семейные тайны.

   Ее муж никогда и никому не рассказывал интимные подробности их с Настей отношений по одной лишь причине: считал это неприличным. Как же тогда узнал об этом  посторонний человек? И кто же он, в конце концов?

   Настя с Антониной Николаевной много рассуждали над тем, какие цели преследовал этот загадочный мужчина. И не могли найти ответа.

   И опять Насте не давал покоя вопрос: почему не разрешили вскрыть гроб? А вдруг он был пуст?

   Антонина Николаевна рассказала Насте, что пару лет назад читала в газетах о том, как группа советских военнопленных совершила побег из тюрьмы, находившейся в Пакистане, недалеко от города Пешавара.

   В этой тюрьме, отличавшейся особым строгим режимом, находились только советские офицеры и солдаты. Считалось, что убежать оттуда невозможно. Но наши ребята подняли бунт, обезоружили охрану и совершили побег. Конечно же, многие погибли. Но возможно, кто-то спасся.

   А вдруг среди тех, кто уцелел, ее Саша?!

   Может быть, в результате  тяжелого ранения его лицо обезображено, и он не хочет травмировать своих родных людей?

   Много было версий и догадок, но ни одна не прояснилась по прошествии длительного времени.

   Настя встречалась с офицерами, которые служили и летали вместе с Сашей. Более того, ей рассказали летчики, совершавшие в тот роковой день полет в паре с Сашей, что его вертолет, шедший ведущим, был сбит ракетой  у них на глазах. Вертолет взорвался в воздухе. Все, кто находился на борту, включая членов экипажа, погибли. Но к месту падения никого из сослуживцев почему-то не допустили. Там несколько дней работала комиссия из штаба ВВС 40-й Армии.

   У Насти от всего пережитого и от огромного количества безмолвной информации голова шла кругом.

   Но телефонных звонков с тех пор, к счастью,  больше не последовало.

   Был один случай, который прибавил вопросов в этот и без того  загадочный сюжет.

   Как-то Настя, находясь на кухне, ни с того, ни с сего обратила внимание на машину, стоявшую во дворе их дома. Казалось бы, обычная легковая машина, каких в городе тысячи. Но Настя почему-то поглядывала и поглядывала на нее из окна своей  квартиры. И какая-то сила толкала ее выйти на улицу и подойти к этой машине. И вот, уже не в состоянии побороть искушение, она оделась и вышла во двор дома. Было около полудня. Во дворе играли дети. Рядом находились взрослые. Настя пошла быстрой походкой по направлению к машине. И вдруг она начала отъезжать задним ходом, удаляясь от Насти. Затем  развернулась и уехала прочь.

   Настя еще долго стояла посреди двора, находясь в состоянии оцепенения...

   Прошло немало лет. Сегодня Анастасия Михайловна  - бабушка по статусу. У нее растет внук, очень похожий на деда.

   Но где же ты, дедушка?

   Где сейчас обитает душа русского летчика, убитого в Афганистане?

   Эх! Война! Война! Что же ты наделала?

Смышников Евгений Владимирович, полковник в отставке, ветеран боевых действий в Афганистане, председатель Совета организации «Боевое Братство»