Творчество Саши Ирбе

Рубрика:  

Жизнь идет. Все становится проще:

Лаконичней, обычней, светлей.

Нас не манят ни темные рощи,

Ни магический сумрак аллей.

Выпьем чай на проржавленной кухне,

Под гитару Булата споем.

И как тощая килька протухнем

Или попросту жизнь проживем

 

             Фортепьяно

Мой сын с утра играл на фортепьяно

В той комнате, в которой я играла

В мозайки-куклы, собирая глобус

И в тайне от самой себя мечтая,

Что, может быть, когда-нибудь случится:

Приедет мастер и с порога скажет:

"Через минуту вносят этот ящик!

Откройте двери, чтобы он пролез!"

Потом два серых дядьки, поднатужась,

Внесут святое и в углу поставят,

А мастер тихо: "Деточка, сыграй!"

И, подведя меня к червонно-белой

Дороге, пару высадок покажет

И краткий путь по направленью "В рай".

И я уже во всю воображала,

Как зимний день, как к нам приходят гости,

Как я по тонким клавишам лечу,

Как музыка летит по белым шторам,

По одеялу, шкафу, зеркалам,

А гости вдруг промолвят изумившись:

"Смотри-ка, прямо в бабушку пошла!"

.

Но мне не покупали фортепьяно.

Вначале говорили: "Маловата!"

Потом: "Учиться надо было раньше,

А ты таким искусствам не училась!"

И появилась рыжая гитара

Взамен земного ящика чудес.

Так удивленно плакали обои,

Смотря на темный угол у окошка,

В который не поставили его.

И с ними нам на пару так тоскливо

Обидно было, что одна лишь кошка

Нас по ночам здесь радовать могла.

Странница невзначай перевернулась.

Теперь открылась новая страница,

И так забавно - детская мечта моя

Сюда вдруг сдуру забежала

И оказалась вовремя и к месту,

            И часто слышу от родных про сына:

"Наверное, в прабабушку пошел!"

 

          *      *      *

А может правда в том,

Что нет любви.

И жизни нет.

Есть только очертанья

Того,

Что нам привиделось во сне.

И мы лежим

В беззвучной тишине.

В непостижимой

пропасти

молчанья.

 

          В Москве

В этом городе, обрученном

с самим собой,

пьющем колу и спрайт,

ближе к ночи – адреналин,

я запуталась впрах

со своей судьбой,

среди сотен голов,

животов и спин.

Я лечу по бульварам,

гоню авто.

Дикой кажется

зелень земных широт.

Понимаю буквально

- творю не то;

и живу, как на выдох,

наоборот.

В этом городе боль

от простых измен

и не чувствуешь даже.

Как воду пьешь.

В этом городе все

отдаешь взамен

лишь за то,

что ты попросту

в нем живешь.

И какая любовь?!

и покой какой?!

Если вдруг научился

ходить, смеясь,

мимо тех, кто с протянутою рукой.

не от лени одной,

от несчастий - в грязь.

И какой тут поэт -

если даже кровь

и детей на снегу -

как обычный хлам.

Нас уже трепетать

не заставит вновь

никакой там Париж,

никакой Потсдам.

А ты смотришь уверенно и легко,

потому что мы оба

с тобой мертвы,

и, хоть будет Москва

от нас далеко,

мы останемся жертвами

сей Москвы.

 

        *      *      *

И ненакого опереться

И неочем поговорить.

Свое измученное сердце

Могу любому подарить.

С утра шатаюсь по бульварам.

Мне больно от начала дня.

Я отдала бы сердце с жаром,

Как ты толпе отдал меня.

В полузастывшем Камергерском,

На полусумрачной Тверской

Я выбросить хотела б сердце

В контейнер мусорный, пустой.

Но тащится, родное, рядом

И так плачевно говорит:

"Прошу, любимая, не надо.

Не я болею – душа болит!"

======

Какие милые словечки,

Душа и сердце. Смех и дрожь.

Сиреневые человечки.

Древнеязыческая ложь.

 

          *     *     *

Приду на Патриаршие,

забуду все и вся.

Начну стихи вынашивать,

как бледное дитя.

Потом пущу их ножками

по гулкой мостовой

Гулять с детьми и кошками

вдоль глади вековой.


        

           *      *      *

Зовешь меня девочкой-бабочкой,

в глаза мои смотришься весело.

а, думаю, хочется лапочкой

своей бестолковой и песенной,

а хочется шляться по улицам,

обнявшись, как ветви весенние.

потом – чтоб пожарила курицу

и чтоб не ушла в Воскресение.

 

"Мне снятся синие озера..."

 

Мне снятся синие озера

в той недалекой стороне,

где за леском стояла школа

и были кактусы в окне,

 

где птицы по утрам летели,

а в мае ландыши цвели,

где мы столь многое хотели,

но слишком малое могли.

 

Теперь из прежних мечт -

авоськи!

Бери, любую доставай!

Иди к кому угодно в гости!

(Но в гости скучно!..

Даже в рай.)

 

Возьми, купи себе игрушку!

(Но в прежней страсти смысла нет.)

Захочешь: в телескопье ушко

взирай движение планет.

 

Захочешь: вечером по парку

без кофты маминой пройдись…

Но все бессмысленно!

Так жалко:

свои теряет краски жизнь.

 

А эти синие озера,

быть может, высохли давно,

и даже нет той самой школы,

что, точно серое кино,

меня во сне сопровождает,

и пленка старая шуршит,

а мой сапёр, он точно знает,

зачем он музыку глушит.

 

"!Я поеду в такие края..."

 

Я поеду в такие края,

что тебе не представить совсем,

где есть ты, а с тобой - только я.

где нет больше тревог и измен...

 

Где такая пустая земля.

что хоть снова деревья сажай,

где есть ты, а с тобой - только я.

и любви заколдованный рай.

 

Я поеду в такие края,

где есть ты,

а в тебе - только я.

 

Александра Ирбе, московская поэтесса, член МГО Союз писателей России.    

Полная подборка стихов на сайте: 

http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=7126