В память об ушедшем друге

Рубрика:  

             Владимир Антонович Прокопенко, подполковник в отставке (войска ПВО), очень активный ветеран, принёс в редакцию книжку стихов своего друга Якова Андреевича Иванова. Владимир Антонович издал её на свои деньги к 65-летию поэта, сам написал предисловие к ней. Поэта уже нет в живых, но  Владимир Антонович его помнит,  благодарит судьбу, что такой друг  в его жизни был,.....

восторгается талантом Якова Иванова и предлагает нашим читателям познакомиться с его стихами.

           О поэте

           Я.А. Иванов – дальневосточник. Работал на  Хабаровском судостроительном заводе, начинал судосборщиком, потом стал начальником отдела кадров. Стихи писал всегда, заводчане любили их слушать. Всего им написано более трёхсот стихотворений.

                                           

         РУССКИЙ ДУХ

Где, в каких берут истоках

силу россияне?

Что несёт врагам в уроках

 смерть на поле брани?

Иль в хлебах ржаных, пахучих,

Или в зимних стужах,

Иль в борщах, наваром жгучих,

Или, может, в нуждах?

Может быть, в родных просторах

Ширью на полсвета?

В пенье птиц, в лесах, озёрах,

В дедовских заветах?

Эта сила мирной данью

Никогда не чахнет.

По народному преданью

Русским духом пахнет.

В том побоище ледовом

Сила грозной стала.

И на поле Куликовом

Рать Мамая смяла.

За свободу не рядились

Люди с мирной славой, -

В этом шведы убедились

В битве под Полтавой.

Эта сила, как рукою,

Без бахвальств и звона

Сбила в битве под Москвою

Спесь с Наполеона.

Русский дух, дух героизма,

Что рождён в отваге,

Подтвердивший смерть фашизма

Визой на рейхстаге.

Пережив веков стихию,

Сказ седой не гибнет:

«Кто придёт с мечом  в Россию,

От меча погибнет».

 

                    О ХЛЕБЕ

Мазута запах, холодно и мрачно,

Военных эшелонов толкотня.

Теплушка настежь. Вдруг причмокнув смачно,

Рюкзак открыл походный старшина.

Как будто извлекая кладь святую,

Гостинец дома в путь тот фронтовой,

Буханку хлеба, белую, большую

Достал, как самородок золотой.

Тогда мальчонкой с зябкого перрона

Украдкой я всё это наблюдал.

Такого хлеба – белого  до стона,

Казалось мне, я в жизни не видал.

На днях, увидев хлеб под лавкой в сквере,

Я, как и прежде, тихо простонал.

Вдруг вспомнил хлеб тот белый-белый,

Белей которого я так и не видал.