«Во весь голос…»

Рубрика:  

Посвящатся светлой памяти Высоцкого

        Владимир Высоцкий… Иногда мне кажется, что в вечном стремительном беге под названием жизнь (театр, гастроли, концерты и бессонные ночи  над созданием своих великих шедевров)  Он уже не мог избавится  от бешенного ритма, который ежедневно, ежечасно задавал сам себе.  Тут и обстоятельства накладывались одно на другое.

      И зачастую весьма сурово и беспощадно били Поэта по обнаженным нервам. Доставалось. Еще как!

      Безусловно,  это так…

      С чем сравнить ритм его жизни? С изнурительным бегом по кругу, где нет, и не будет финиша?  Наверное, это так, но все же…  Все же пусть лучшее за меня скажут  эти стихи. Ведь только в них можно взлететь к небесам, оторвавшись от грешной земли…

 

                  Финишный круг

                 (Прыжок в небеса)

 

Егеря обложили надежно.

Не прорвусь …  Крепок замкнутый круг.

По тропе я несусь безнадежно. –

Во-оо-он, за елью свалился мой друг.

        Брат мой серый, волчище лохматый,

        Пал от меткого выстрела в грудь.

        Я бегу …  Только мне тесновато,

        Да плутает извилистый путь.

Псы в погоне охрипли от лая,

Клочья пены роняют на снег.

Им не страшно, их целая стая,

Ждет их сытый и теплый ночлег …

        На охоте, в кровавом азарте,

        Им приходится рьяно бежать.

        Только нет здесь отметки на старте,

        Да и финиш нельзя угадать.

Что  Вы взъелись, взбесились как черти,

Мы же, близкие братья никак?!

Дайте шанс оторваться от смерти,

Жизнь и так, словно медный пятак!

        И не рвите лохматое тело

        – Вы же  волки по сути своей!  –

        Только в стае безумно вы смелы

        Под  присмотром своих егерей.

Но не слышит вожак их ретивый,

Свое черное дело верша.

Лидер стаи …  Как лидер – спесивый.

Скалит зубы, острей палаша.

        Лютый враг! Ты зачем окаянный

        К нам ворвался в родные леса?!

        Брат лежит …  На снегу ….   Бездыханно …

        Мертвый взгляд устремив в небеса.

Помню я, как резвились с тобою,

Был нам домом заброшенный луг.

А сегодня схлестнулись с судьбою,

Обретая свой финишный круг …

           Были вместе – Ну, чем мы не пара?!  –

           В этих славных дремучих лесах.

           Старший егерь рычит.  – Ну-уу, волчара-аа!

           Помолись всем Богам в небесах!

Помолюсь! Только … вряд ли поможет

Отодвинуть смертельный предел.

Брат погиб, и тоска меня гложет:

Одиночка,  – таков   мой удел.

            А по небу гуляют беспечно

            – Не спеша  – облака – корабли.

            Я в прыжке к ним взлетаю навечно,

            Оторвавшись от грешной земли.

Но свинец обжигает внезапно

– Не  вздохнуть полной грудью в рывке! –

Вот и все ! …  Возвращаюсь обратно,

Мордой снег расчертив в кувырке.

             …  Егеря обложили надежно:

             Не прорваться сквозь замкнутый круг.

             Шум погони … Но все же тревожно:

             Поворот …  След кровавый …   А вдруг ?! …

Волк, матерый хищник, сошел с тропы,

Рванул в лесную чащобу,

Оставляя кровавый след на снегу …

Только кровь на снегу …

Алая – алая кровь ….

2.

        Вера, Любовь и Надежда шли рядом с ним нога в ногу. Без них в России на прожить. На крутых переломах судьбы тем  паче.  Если слаб духом,

Враз можешь оказаться на обочине жизни.

      Будешь обречен на вечное прозябание…  Пиши пропало…

      А  Он – остерег нас смертных – понимал  порой всю нелепость и несуразицу нашей жизни. И пел и смеялся, и надрывно кричал нам во весь голос о самом главном.  – Человек – будь Человеком! Обрети свое Достоинство!

      А ведь это так и было. Казалось, совсем еще недавно. Всего-то прошло…

      Тем Он нам и дороже сейчас. Много лет спустя. Дороже, ближе и роднее.

      Но где-то в глубине души Он, наверное, терзал себя одним и тем же вопросом.  – А  имею ли я на это моральное право? Могу ли я?...   ???...

       В России, конечно же, поэт больше  чем поэт. Глашатай, Трибун, Пророк.

       Нелегко подчас быть пророком в своем Отечестве. Незавидная эта ноша. Но он не согнулся под тяжестью этой, непосильной для многих, ноши. А гамлетовское – Быть  или не быть?!  Вот в чем вопрос! –было  для Него девизом, главной линией всей его земной жизни.

       И лишь поземка-метелица вершила свое вечное дело: мела-заметала пути-дороги…

     

               Метелица – птица

             (на крутых поворотах)

 

Крутые дороги,  в кровь стоптаны ноги,

Уж минул судьбы разворот…

Но ждут нас в итоге лишь ямы – берлоги,

Да страхом ужаленный рот.

          Удел для немногих не сбиться с дороги,

          А может счастливый билет…

          Но люди  –  не Боги, не жди зря  подмоги –

          Кругом  молчаливое  «Нет!»

И дальше все мчится Судьбы Колесница,

Забрезжил в пути поворот…

Неужто  мне снится, Метелица  – Птица,

Что беды нас минут   вот-вот? 

           Коль некуда скрыться, с Судьбой примириться 

           От жутких теней на пути?...

           –Нет, надобно биться, чтоб к счастью пробиться

           Хоть трудно, но надо идти! 

Чужие пороги пророчат тревоги,

Трясет на ухабах от бед…

А люди  – не Боги: подвохи, подлоги,  –

Удел их  н е в з р а ч н ы х   побед.

            Цветы –  недотроги,  как в жизни итоги

            Безропотно прожитых лет…

            Безлики, убоги людские чертоги,

            Где тусклый мерцает свет. 

… Поземка  – Метелица  все кружит и стелется,

Лишь белый искрится  след.

Все в жизни изменится, пройдет – перемелется 

И сгинет засилье  бед.

             Я буду стараться с судьбою  тягаться,

             Чтоб было светло на душе…

             Покрепче мне б взяться: взлететь, не сорваться, –

             А с милой и рай  в шалаше!...

3.

       И все же я думаю главным, важнейшим из всех земных достижений для него, Величайшего Мастера, была Любовь!  Да, да именно Любовь! И для него, как и для всех нас смертных,  это был бездонный огромный океан. Великая Страна под именем Любовь. Целый Космос.

        Нам неведомы Его чувства к тем любимым женщинам, судьбы которых с ним пресеклись на нашей грешной земле. Это очень личные чувства. И принадлежат они, только двоим. По праву.  И грех копаться в них. Ни к  чему… И то, что Он изведал в любви – этой удивительной стране – это  осталось навсегда с ним.

                      И только с ним!

      А великая Любовь – это  еще и великое Созидание. Для такого Мастера, как Высоцкий, особенно. Это бесспорный факт.

      Мне лишь остается сказать об этом так, чтобы, ни дай Бог, не обидеть Его светлой  Памяти. Но знаю одно, во имя этого великого чувства он мог запросто, и горы свернуть. И весь огромный мир был у его ног…

 

          Воздам былому

       В мерцании  свечей

 

Как жить теперь, как жить теперь,

А может все лишь снится?

За ней  закрылась к счастью дверь,

И вслед метель кружиться…

         Она ушла, а мой удел –

         На дно, во тьму, скатится.

         О-оо,  как хотел, да не успел

         Ей  низко поклонится!

Воздать поклон за жар ночей,

Растраченных поспешно,

Где грусть в мерцании свечей

Рыдала безутешно.

           Мне утешать ее нельзя,

           Да, впрочем, нет и проку,

           Лишь ночь, меж звездами скользя,

           Растаяла до срока.

Но без утрат и без потерь

Не будет в жизни счастья…

Скажите мне – К  чему теперь

Пришла пора ненастья?

            Но коли так уж суждено

            –Постылым мил не будешь –

           Удел мой – горькое вино,

           Но … как ее забудешь?

А горечь всех былых потерь

На сердце ляжет болью.

Жизнь  – штука злая, верь – не верь,

Посыплет раны солью. 

           … Воздам былой любви поклон,

           Вернувшись к нежной страсти,

           Хрусталь бокалов выльет звон.

           – «Пусть  минут все напасти!»

4.

         Самое неблагодарное дело: «Если бы…  Да как бы….»  Одним словом гадание на кофейной гуще.

Но все же …

      Вот если бы дожил Владимир Семенович до наших дней…  Кого бы он сыграл в театре, кино, в своих песенных моноспектаклях?  В одном только сомневаться не приходится – это  было бы настоящее потрясение для нас зрителей. До дрожи! До холодной испарины! Смотрели бы с замиранием сердца, затаив дыхание. – вот это да! Неужели так можно сыграть?! Неужели так можно спеть?!  Неужели?!

Конечно, так бы оно и было…

         А роли…  Будь-то подводник с гибнувшей субмарины или солдат штрафного батальона, стоящий у роковой черты, или российский шахтер, навсегда отрезанный от живого солнечного мира, или…   А возможно  он сыграл бы простого деревенского мужика, доведенного до отчаяния, до греха смертного всеобщей разрухой и бездумной вакханалией.  Но навсегда, навеки вечные сохранившего свое человеческое достоинство, самобытный характер и незамутненную ничем любовь к своей горькой растерзанной земле. К тому, что мы всуе повторяем, порой и не задумываясь над величием и святой истиной всего двух слов, – Малая Родина.

      Уверен на все сто: это был бы настоящий русский характер. Национальный. До боли знакомый и близкий нам человек. Наш современник. Без дешевенького фарса и напускного флера.

       Вообщем,  таким – каким  он был всегда с нами, и каким он остается с нами и поныне: Владимиром Высоцким, Величайшим Мастером.

       Да будет так!...

       Ну и, конечно же, в заключение, в своих размышлений о Великом Мастере  никак не обойтись без этих поэтических строк…

   

Через тернии к звездам…

 

Схоластика  судьбы,

Стенанья ворожбы

Стоит стена глухого раздраженья …

Ни мира, ни войны,

Лишь нищета сумы,

Да буйно проросла трава - забвенья.

        И скрытая вражда

        Иссушит навсегда

        Биение сердец и вдохновенье.

        И в снежной кутерьме,

        Как в ледяной тюрьме.

        Вновь торжествует мертвое забвенье.

А мерзкая хула

Навечно замела

Все проблески

                   счастливого мгновенья.

И все же расцвела

На краешке стола

П о б е д а   н е и з в е с т н о г о

                                                с р а ж е н ь я!

          … И надо смелым быть,

          Чтоб вовсе не забыть

          Мотивы совестливых угрызений.

          А дерзкая мечта

          Взлетела неспроста

          Из

               колкого

                          терзания

                                   сомнений.

 

                        У  родного порога

                            (Лихая доля)

 

Жизнь порою такая – не расскажешь без слез:

В эту землю навечно я корнями пророс.

Где родился – сгодился …

Там и должен быть спрос –

У родного порога, среди русских берез.

        У реки над обрывом, меж цветущих рябин

         Нет господ надо мною, сам себе господин!

         И с бедою сражаюсь я один на один,

         Если доля лихая – клином вышибу клин!  

И любые напасти мне всегда по плечу:

Ногу – в стремя, и вихрем над бедой проскачу.

Но пред первой звездою я чуть-чуть помолчу,

Коль со смертью в «орлянку» я сыграю вничью.

         И  «старухе с  косою» молвлю я: «Погоди!...

         Недосуг мне с тобою …  Ты, покуда уйди!»

         И пусть ветер бушует, льют косые дожди,

         Прошепчу я любимой: «Я вернусь… Подожди…»

Жизнь порою такая – не расскажешь без слез:

В эту землю навечно я корнями пророс.

Где родился – сгодился,

Там и должен быть спрос,

У родного порога,  среди русских берез.

    Среди

                   русских

                                     берез…

 

Прозу и стихи написал:

Любушкин Юрий Павлович, пенсионер МВД РФ, поэт, прозаик (г.Николаевск-на-Амуре)

 

На фото:

1. Любушкин Ю.П.

2. Высоцкий В.С.