Был достоин стать трижды Героем

Рубрика:  

Из более ста тысяч советских военных лётчиков, участвовавших в Великой Отечественной войне, было только трое, кто четырежды (!) представлялся к званию Героя Советского Союза. Это трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин (первое представление 1942 года было отозвано), дважды Герои Советского Союза: лётчик-дальник А.И. Молодчий, два раза тщетно представлявшийся к третьей Золотой Звезде, и К.А. Евстигнеев, на присвоение которому высшей степени отличия заполнялись и подписывались четыре наградных листа, но лишь два из них были удовлетворены...

Ветераны-качинцы рассказывают, что на одной из «тесных» встреч в Каче с трижды Героями Советского Союза А.И. Покрышкиным и И.Н. Кожедубом, на вопрос о самом результативном советском лётчике Великой Отечественной войны, оба маршала в один голос назвали имя К.А. Евстигнеева.

Даже среди лучших воздушных бойцов далеко не каждый может быть назван "летчиком от Бога", кого природа и выучка наделили исключительной властью над летательным аппаратом. Пилотаж Евстигнеева был именно «от Бога», виртуозным и неповторимым.

Родился К.А. Евстигнеев в самый канун российской революции - 4 (17 по новому стилю) февраля 1917 года в селе Хохлы Куртамышской волости Челябинского уезда Оренбургской губернии (ныне Шумихинского района Курганской области) в крестьянской семье. До сих пор в селе стоит невзрачный и покосившийся старый маленький домишко, который молва называет «домом Евстигнеевых». В семье было пять сестёр и два брата. Большинство жителей нашей страны в то время жило очень скудно, даже голодно. Сполна хлебнул нужды и маленький Кирилл.

Осенью 1934 года семья переехала в Шумиху. Но уже весной 1935-го, окончив 7 классов, следом за старшей сестрой, Кирилл уехал в Челябинск, где поступил в ФЗУ тракторного завода. Окончив ФЗУ, он несколько месяцев работал на заводе токарем, освоил фрезерный, строгальный, шлифовальный станки, стал рабочим-универсалом. С юных лет он хорошо понимал и даже чувствовал технику. Позднее это помогло ему с лёгкостью освоить несколько типов истребителей, вникнуть во многие премудрости конструкции Ла-5, а после кратких инструкций облётывать «мессеры», «фоки» и румынские ИАРы. Вскоре худенького и озорного, но толкового юношу направили в аэроклуб. Успешно пройдя строгую медицинскую комиссию, Евстигнеев, без отрыва от производства, стал курсантом Челябинского аэроклуба.

Кирилл научился летать на У-2. В 1937 году аэроклуб был окончен, а через год, 21 сентября 1938-го, он был призван на службу в РККА. Его направили на Бирмскую авиаремонтную базу, где он вновь стал работать токарем. Однажды его вызвал начальник рембазы и предложил продолжить обучение в авиационной школе, открытой в посёлке Бирма (около 250 км на северо-восток от Благовещенска).

4 апреля 1940 года младший сержант Евстигнеев прибыл для обучения в Бирмскую военную авиационную школу лётчиков. Налетав на УТ-2 и И-16 в сложных условиях (в том числе при морозах до 45 градусов) 30 часов, в конце декабря 1940 года он окончил лётную школу, получил звание сержанта и был оставлен в школе лётчиком-инструктором. За время своей инструкторской службы он успел подготовить четырёх лётчиков-истребителей.

Осенью 1942 года четыре лётчика из состава школы были направлены в Москву, для включения в часть, обеспечивающую перегонку американских самолётов с Аляски в Европейскую часть СССР. Это были: К. Евстигнеев, И. Мубаракшин, В. Пантелеев, М. Шабанов.

Найдя в Москве пункт сбора и договорившись с приветливым дежурным лейтенантом о постое, они окунулись в среду лётчиков, стремившихся к отправке на фронт. Выяснилось, что перегонщики самолётов уже не требуются и что нужно ждать вызова из Управления кадров ВВС или, непосредственно на месте, вербовщика из какой-либо авиационной части.

Такой «вербовщик» появился буквально на следующий день. Им оказался ветеран боев в Испании, кавалер двух орденов Красного Знамени, командир 240-го ИАП майор И.С. Солдатенко.

Можно поразиться проницательности майора, можно всё отнести к случайности, но среди восьми отобранных им на пункте сбора полуголодных, обносившихся по военному времени пилотов сразу два (Кожедуб и Евстигнеев) впоследствии вошли в первую по результативности пятёрку советских асов.

240-й ИАП был в числе первых полков ВВС РККА, вооружённых в июле 1942-го истребителями Ла-5. Командир полка майор И.С. Солдатенко, сбивший на нём в конце августа Ю-88, одержал одну из первых побед на этой машине.

К боевой работе полк вернулся 13 марта 1943 года в составе 302-й истребительной авиадивизии 2-й воздушной армии Воронежского фронта, когда в его составе были уже сержанты Евстигнеев и Кожедуб (сверх штата).

В марте 1943-го началось серийное производство Ла-5ФН. На нём был установлен форсированный двигатель М-82ФН с мощностью в 1850 л.с. Но главным, почти не видимым внешне отличием Ла-5ФН было то, что названный мотор был снабжен агрегатом непосредственного впрыска топлива в цилиндры – НВ-3У, вместо карбюратора. Такая силовая установка обладала рядом преимуществ: увеличенной на 6–7 % мощностью, уменьшенным на 10 % расходом топлива, хорошей технологичностью, высокой устойчивостью работы на всех режимах.

Заметим, что над переработкой «деккеля», немецкого прототипа агрегата непосредственного впрыска, работал С.А. Косберг – впоследствии Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, сподвижник С.П. Королёва и В.Н. Челомея, чьи двигатели стояли на первых ступенях «Востоков», «Союзов» и «Протонов».

Истребителей Ла-5 было выпущено в годы войны 9 920. Самыми результативными асами на этой машине, помимо И.Н. Кожедуба (62 личные победы на Ла-5 и Ла-7) и К.А. Евстигнеева (53 личные и 3 групповые – все на Ла-5), были Н.М. Скоморохов (46+8, 3 победы на ЛаГГ-3, остальные на Ла-5), В.И. Попков (41+1, 38 личных на Ла-5); В.Г. Серов (41+6, 37 личных на Ла-5); Н.Ф. Краснов (более 44 побед, 16 на МиГ-3 и ЛаГГ-3, остальные на Ла-5),

Первые победы Евстигнеев одержал на второй день своей боевой работы – 28 марта. Взлетев ведомым лейтенанта Любенюка при налёте на свой аэродром, он быстро сориентировался и, атаковав вражеские бомбардировщики, выходившие на боевой курс, сбил двухмоторную машину Ю-88.

Воздушный бой — его стихия. Недаром, описывая воздушные сражения в своих мемуарах, он вспоминает пушкинские строки "Есть упоение в бою...".

12 апреля 1943 года при бомбардировке аэродрома Уразово погиб командир полка Игнатий Семёнович Солдатенко. Потерю «бати» горько переживали все лётчики.

6 мая 1943 года при отражении неприятельского налета Евстигнееву вновь удалось сбить Ю-88 (записанный ему как групповая победа), затем Ме-110. Во время преследования подбитого им горящего двухмоторного "мессера" в самолет Евстигнеева сверху врезался "Як", увлекшийся погоней. Инцидент чудесным образом закончился даже без травм. Пилот "Яка" быстренько выпрыгнул из обескрыленной машины, а Евстигнеев, выведя свой самолёт из пикирования у самой земли, сел прямо на окопы.

Своим первым орденом Отечественной войны II степени старший сержант Евстигнеев был награждён в мае 1943 года за две личные и 1 групповую победу. Одновременно с первой наградой он получил и первое офицерское звание – 15 мая 1943 года ему было присвоено долгожданное звание младшего лейтенанта. Вскоре он был назначен ведущим пары – старшим лётчиком.

В большом бою 8 июля Евстигнеев одержал свою первую тройную победу: на предельной скорости уходя из-под огня "мессершмиттов", он зажег ведущего девятки Ю-87, и, выполнив боевой разворот, тут же в упор сбил замыкающего. Осмотревшись, атаковал следующую девятку и, подбив левофланговый бомбардировщик, преследуя его на малой высоте, добил несколькими очередями.

В середине июля его назначают командиром 2-й эскадрильи. Он выбирает себе ведомым сержанта Валентина Мудрецова (впоследствии Героя Советского Союза). В паре с ним К.А. Евстигнеев совершил около 200 боевых вылетов, лично сбил более 40 самолётов противника.

16 июля 1943 года на счету Евстигнеева было уже пять бомбардировщиков (три Ю-87, сбитые в один день 8 июля 1943 года, и два Ю-88), пять истребителей (из них два двухмоторных – Ме-110) и два бомбардировщика, сбитых в группе.

В июле 1943-го первым среди лётчиков полка он был представлен командиром к званию Героя Советского Союза. Представление, подписанное командиром полка С.И. Подорожным, поддержали командир дивизии, командир корпуса, командующий воздушной армией, командующий Воронежским фронтом генерал армии Н.Ф. Ватутин, член Военного Совета Н.С. Хрущев, но… на самом высоком уровне решили наградить К.А. Евстигнеева лишь орденом Суворова III степени. Возможно, причиной было то, что в те дни уже «дозревало» решение, увеличивавшее «ценз» для присвоения звания Героя Советского Союза, когда вместо 5 сбитых бомбардировщиков или 10 истребителей требовалось уже 10 сбитых бомбардировщиков или 15 истребителей.

Всю жизнь Кирилл Алексеевич помнил лётчиков своей эскадрильи: Алексея Амелина, Валентина Мудрецова, Алексея Тернюка, Сергея Колесникова, Евгения Карпова, Михаила Попко…

5 августа самолет Евстигнеева был сбит очередью по левому борту над своей территорией, сам он ранен в ноги. Самолет сразу же загорелся. С трудом летчику удалось выбраться из машины, раскрыть парашют.

За сохранение левой стопы пришлось побороться, а на девятый день он… убежал из госпиталя. Пройдя по пустынным лесным околофронтовым дорогам на костылях около 35 километров, он вышел на аэродром соседнего полка.

Больше Евстигнеев не сбивался никогда, и никогда не терял ведомых.

Осень 1943 года, когда шло сражение за Днепр, воистину стала для него золотой. В октябре он сбил 15 вражеских самолетов! Иногда с аэродрома Большая Даниловка поднималась в воздух особенно грозная четверка: Евстигнеев — Мудрецов, Кожедуб — Мухин.

После ранения в ноги Евстигнеев летал на Ла-5Ф, бортовой номер 96, на котором сбил 36 самолетов противника. И, по имеющимся данным, это наибольшее число побед, одержанных на одной машине. «Лётчик-кремень» – называл его однополчанин и соратник И.Н. Кожедуб.

Ст. лейтенант К.А. Евстигнеев вторично был представлен командиром полка майором С.И. Подорожным к званию Героя уже за 23 лично и 3 в группе сбитых самолётов противника – 19 ноября 1943 года, а Указ о присвоении ему звания Героя появился только через восемь с половиной месяцев – 2 августа 1944 года.

Боевой командир полка Сергей Иванович Подорожный, сражавшийся и сбивавший и в ходе Курской битвы, и ещё на Халхин-Голе (всего не менее 5 побед), погиб в авиакатастрофе 23 декабря 1943 года при разведке погоды. С новым командиром полка Героем Советского Союза Н.И. Ольховским отношения у Евстигнеева не сложились.

В своих мемуарах Кирилл Алексеевич описал, как вместе с ведомым – В.Ф. Мудрецовым в начале апреля 1944 года, воспользовавшись неожиданностью своего появления над Кишинёвским аэродромом, они атаковали взлетающий «громадный транспортный тихоход», определённый им, по двухкилевому хвостовому оперению, как Дорнье-215. Посмотрев имевшиеся справочники, я позвонил Кириллу Алексеевичу и, сославшись в разговоре с ним на то, что «Дорнье», по размаху крыла был даже немного меньше, чем хорошо известные ему Ю-88 и Хе-111, а по своим лётным характеристикам отнюдь не был тихоходным, предположил, что, скорее, это был «Кондор» – ФВ-200, действительно гигантский четырёхмоторный транспортно-пассажирский самолёт. Кирилла Алексеевича заметно заинтересовала эта тема, голос стал оживлённым, он задал несколько вопросов по сути, сказал, что будет выяснять, ведь Интернета тогда ещё не было. На следующий день он перезвонил, сказав, что «по соседству» (у Героя Советского Союза командующего Дальней авиацией страны В.В. Решетникова) нашёл авиационную литературу, переговорил с Валентином Мудрецовым и готов согласиться, что сбитый тогда самолёт был «Кондором».

Отметим, что об этой памятной для него победе он даже не доложил командиру полка: свидетельств двух участников воздушного боя для того, чтобы была зачтена победа над многомоторной машиной, было недостаточно.

В мае 1944 года капитан К.А. Евстигнеев был награждён орденом Британской империи V класса. На фронтовой фотографии запечатлён момент награждения. Слева – новый командир полка Н.И. Ольховский, Тернюк, Кожедуб, Ф.Г. Семёнов. Это одна из последних фотографий Героя Советского Союза Ф.Г. Семёнова – через несколько дней он не вернётся из боевого вылета. Летчик был сбит, попал в плен, и, отказавшись сотрудничать с оккупантами, погиб.

С 13 марта 1943-го по 8 июня 1944 года полк принимал активное участие в Белгородской и Харьковской операциях, обеспечивал форсирование рек Днепр, Днестр, Южный Буг, Прут, Серет.

В формуляре части отмечено, что полк особенно отличился в Ясской операции, с 30 мая по начало июня 1944 года, когда лётчиками полка было сбито 48 самолётов противника, при потере 2-х лётчиков и 5-ти самолётов.

Результативнейшим асом битвы под Яссами стал капитан К.А. Евстигнеев, сбивший там 11 самолётов противника. Вторым здесь был гвардии капитан А.Ф. Клубов (впоследствии также дважды Герой), уничтоживший на «Аэрокобре» 9 вражеских самолётов.

В начале июня 1944 года, учитывая затишье на передовой, врач полка, невзирая на протесты Евстигнеева и заручившись поддержкой командира, направил лётчика в Центральный авиационный госпиталь – лечить открывшуюся язву желудка.

К тому времени (6 июня 1944 года) на счету аса было 46 лично сбитых самолетов противника и по этому показателю он уступал только А.И. Покрышкину и Н.Д. Гулаеву.

Предварительный диагноз, поставленный лётчику во фронтовом госпитале, подтвердился – у него диагностировали прободную язву, и немедленно провели операцию.

А 2 августа 1944 года вышел Указ о присвоении гвардии капитану К.А. Евстигнееву звания Героя Советского Союза. 29 августа 1944 года, будучи уже «ходячим» больным, он получил приглашение в Кремль, где Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинин вручил ему Золотую Звезду. «Буду жив – долечусь после войны» – там же решил летчик.

За время его отсутствия в полку произошло знаменательное событие: 240-й ИАК был преобразован в 178-й гвардейский ИАК.

После возвращения из госпиталя в полк гвардии капитану Евстигнееву был передан Ла-5ФН с бортовым номером 14, построенный на средства колхозника-пчеловода Конева. Ранее этот самолёт был боевой машиной И. Кожедуба. На этой машине Евстигнеев одержал 5 побед. Одну из них — 17 февраля, сбив ФВ-190. Удивительна самоотверженность этого аса, уже удостоенного звания Героя, в преддверии Победы сбившего в «лоб» четырех- или даже шестипушечного «фоку».

В конце 1944 года он был назначен заместителем командира 178-го гвардейского ИАП по лётной части.

23 февраля 1945 года Евстигнеев был удостоен звания дважды Героя Советского Союза.

Последнюю победу он одержал в Венгрии 26 марта, на своем пятом за войну «Лавочкине» – Ла-5ФН, длинной очередью с переворота сбив очередного "фоккера".

Гвардии капитан К.А. Евстигнеев совершил 296 боевых вылетов, провел 126 воздушных боев на Ла-5Ф и Ла-5ФН, лично сбил 53 и в группе 3 самолета противника.

Среди лично сбитых им самолётов семь многомоторных машин: 1 Хе-111, 1 Ю-88, 1 Ю-52, 1 Хш-129, 1 ФВ-189, 2 Ме-110; 14 пикировщиков Ю-87, 1 разведчик-корректировщик Хш-126, 18 Ме-109, 13 ФВ-190. Сбитыми в группе ему были записаны: Хе-111, Ю-88 и Ю-87.

Кирилл Алексеевич в своей жизни отличался удивительным постоянством и как лётчик, и как человек… Всю войну он прошёл в составе одного полка, воевал на одном типе машин – Ла-5, большую часть своих боевых вылетов совершил с одним и тем же ведомым – В.Ф. Мудрецовым.

В течение двух военных лет его самолёт неизменно обслуживал сержант Пётр Козлов, с которым Евстигнеев поддерживал тёплые отношения и после Победы. Как лётчик-истребитель он больше специализировался на «мессерах» (Ме-109 – 18 сбитых) и очень вредных пикировщиках – «лаптёжниках» (Ю-87 – 14 сбитых).

По характеру Кирилл Алексеевич был очень скромным человеком, что не совсем характерно для прошедших войну лётчиков-истребителей. Честолюбие, а уж, тем более, тщеславие были ему абсолютно несвойственны. Оживлённым, даже по-гусарски весёлым, он становился лишь в кругу друзей-ветеранов.

Два летчика 178-го гвардейского ИАП стали дважды Героями Советского Союза – И.Н. Кожедуб и К.А. Евстигнеев. Кожедуб впоследствии, после перевода в 176-й гвардейский ИАП, был удостоен звания трижды Героя Советского Союза. Ещё семь лётчиков полка стали Героями Советского Союза: А.С. Амелин, П.А. Брызгалов, Б.В. Жигулёнков, В.Ф. Мудрецов, В.Ф. Мухин, Ф.Г. Семёнов, И.Е. Середа. Командир полка Н.И. Ольховский получил это высокое звание за боевую работу в братском (в полку той же дивизии) 193-м ИАП.

Большинство лётчиков полка считало, что Евстигнеев всегда стремился не записать на свой счёт сбитый самолет, а именно сбить, уничтожить его.

Как-то, подтверждая такую оценку результатов боевой работы аса, неизменный ведомый Кирилла Алексеевича Герой Советского Союза Валентин Фёдорович Мудрецов отметил: «Когда лётчик-истребитель атакует противника с 30, а то и с 20 метров, вопросов о достоверности его победы не возникает».

Сразу после войны гвардии капитан К.А. Евстигнеев был представлен к званию трижды Героя. Представление подписали командиры полка, дивизии, корпуса, командующий 5-й ВА генерал-полковник авиации С.К. Горюнов, но командующий фронтом Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский «от представления воздержался»...

В последний год войны Кирилл Алексеевич женился на своей однополчанке – Марии Ивановне Раздорской. Любовь и забота этой необыкновенной энергичной женщины помогли Кириллу Алексеевичу долгое время служить в авиации, реализовать творческие планы, найти своё место в мирной жизни.

В ноябре 1949 года он окончил Высшие летно-тактические курсы в Липецке. Был оставлен там же командиром истребительного авиационного полка. В 1955 году окончил Военно-воздушную академию. После окончания академии служил во Фрунзе начштаба курсов переучивания летного состава.

В 1960 году окончил Военную академию Генштаба, и был направлен в Волгоград начальником штаба Качинской военной авиационной школы лётчиков.

В 1966-м полковнику К.А. Евстигнееву было присвоено звание генерал-майора авиации. Его последним назначением была служба в Управлении военно-учебными заведениями ВВС, куда он был направлен в декабре 1970 года. Был уволен в запас по состоянию здоровья 27 октября 1972 года.

Более десяти лет, обращаясь в военкомат, выезжая в Подольский архив Минобороны, встречаясь с друзьями, он работал над книгой воспоминаний "Крылатая гвардия", изданной в Воениздате в Москве в 1982 году. Особенно теплыми всегда были встречи с Иваном Кожедубом. Благо, что и жили они рядом.

Всю свою жизнь он мужественно противостоял тяжёлому заболеванию – язвенной болезни, перенёс тринадцать (!) хирургических операций. Порой, переживая мучительные боли, он говорил Марии Ивановне:

– Это оттого, Маша, что я стольких сбил...

Его дом стоит в Большом Афанасьевском переулке (до 1993 года – улица Мясковского), прямо напротив церкви Афанасия и Кирилла...

Умер Кирилл Алексеевич Евстигнеев 29 августа 1996 года. Похоронен на Кунцевском кладбище.

В городе Шумиха Курганской области установлен бронзовый бюст дважды Герою. На здании школы № 2 в Шумихе и на здании Курганского авиационного спортивного клуба, носящего имя Героя, открыты мемориальные доски в его честь.

Столетие великого лётчика было торжественно отмечено 10 февраля 2017 года Фондом по увековечиванию памяти Героев Отечества имени первого дважды Героя Советского Союза С.И. Грицевца, совместно с Клубом российских военачальников и Клубом заслуженных военных лётчиков, лётчиков-испытателей и штурманов в Московском доме ветеранов войн и вооружённых сил. На торжественном собрании присутствовали ветераны и более двухсот студентов, курсантов, кадетов, учеников московских школ.

 

Николай Бодрихин

 

На фото   К.А. Евстигнеев

 

 http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/byl_dostoin_stat_trizhdy_gerojem_549.htm