Действия подводных сил Балтийского флота в 1942 году

Рубрика:  

В кампанию 1942 года подводные лодки Балтийского флота тремя эшелонами прорывали все более усиливаемую противником блокаду Финского залива. В течение года в море выходили 32 подводные лодки, шесть из которых совершали боевые походы дважды. Достоверно установлено, что в результате их действий противник потерял 43 и были серьезно повреждены 3 судна. Данные об уничтожении еще порядка 20 судов не нашли полного, стопроцентного подтверждения.

Это объясняется также и тем, что противник использовал для морских перевозок на Балтике суда Дании, Норвегии, Франции, Голландии, Бельгии, Польши, а их гибель не вносилась в списки потерь.

В этом сложном для балтийских подводников году в Ботническом заливе, Аландском море и на подходах к ним действовали 13 подводных лодок. Из 8 лодок первого эшелона, прорывавшихся тогда в Балтийское море, задачи в этом районе решали Щ-317, Щ-303 и Щ-406; из 9 субмарин второго - Щ-309, С-13 и «Лембит» - из 16 подлодок третьего - С-7, С-9, Щ-308, Щ-304, Щ-307, Щ-305 и Л-3. Активность наших подводных сил в северной Балтике и постоянное наращивание их количества объяснялось высокой интенсивностью здесь морских перевозок неприятеля, которые только с 18 июня по 31 декабря составили 3885 рейсов. Согласно ряду отечественных исследований, действовавшие там лодки потопили девять судов и повредили четыре. Финские же источники приводят сведения о потере семи и повреждении четырех судов. Существуют также расхождения в определении районов и дат их потопления.

В рассматриваемое время в этих районах произошло также немало боевых столкновений советских субмарин с финскими силами противолодочной обороны (боевыми кораблями, авиацией и подлодками), которые стали следствием потери нашими лодками скрытности действий, недостаточно внимательного наблюдения за обстановкой и промахов при торпедной стрельбе. В ряде случаев командирами принималось решение всплыть и использовать имеющиеся на борту артиллерийские системы. В результате боевых столкновений и на минах из 13 подлодок, действовавших в Северной Балтике, было потеряно 5.

Лодки первого эшелона, прорвавшие противолодочные рубежи неприятеля в Финском заливе, с выходом в Балтику попадали вначале в относительно благоприятные условия - противник не ожидал их прорыва, будучи уверен в действенности блокады, и торпедирование первых судов классифицировал как подрыв на минах. Поэтому поиск и преследование атакующих советских подлодок враг сначала вообще не производил. Убедило его в обратном сообщение Совинформбюро от 11 июля 1942 года об успехах балтийских подводников, которые, как отмечалось, потопили за последние дни 5 фашистских судов. После этого условия для действий наших субмарин начали резко ухудшаться.

Из трех подлодок первого эшелона, которые привлекались к действиям в данном районе, весь период патрулирования там находилась только Щ-303, а Щ-317 и Щ-406 лишь часть времени. Из этих подводных лодок наибольшего успеха добилась Щ-317 под командованием капитан-лейтенанта Н.К. Мохова. Первый транспорт противника «Арго» из пяти потопленных ею за боевой поход судов («Орион», «Раин», «Ада Гортон» и «Отто Корде» общей вместимостью 11 тыс. брт.) был торпедирован в районе Аландского моря. К несчастью, сама Щ-317 в базу не вернулась. Предполагалось, что, возвращаясь из похода, она погибла в Финском заливе. На это указывают, в частности, финские источники, утверждая, что их наблюдательные посты 12 июля отметили подводный взрыв в точке с координатами 59°41' с.ш./24°06' в.д., а воздушная разведка обнаружила там масляный след. После проведенного бомбометания в этом районе наблюдалось всплытие кусков дерева, матрасов и т.п. Точку в истории Щ-317 поставили летом 1999 года шведские поисковики, которые заявили об обнаружении ими этой субмарины, покоящейся на морском дне в точке 57°52' с.ш./16°55' в.д.

Подводная лодка Щ-406 капитана 3 ранга Е.Я. Осипова вначале действовала у шведских шхер. В трех атаках судов неприятеля экипаж отмечал взрывы, но командир их результаты не наблюдал. По иностранным источникам, Щ-406 потопила тогда транспорт «Фидес». В это же время здесь пропала шхуна «Ханна». Те же источники приводят сведения о потоплении и самой подводной лодки противолодочными силами неприятеля. Но это была ошибка. 17 июля лодка получила категорический запрет атаковывать в этом районе корабли и суда, идущие под любым флагом, и Щ-406 была переведена в Аландское море. Здесь она еще дважды атаковала конвои неприятеля, однако результатов своих действий командир не наблюдал из-за преследования кораблями противника. 7 августа субмарина возвратилась в базу.

Щ-303 капитан-лейтенанта И.В. Травкина, действуя в районе о. Уте, результатов своих атак тоже не наблюдала, но в третьей из них, как известно, серьезно повредила транспортное судно «Альдебаран» водоизмещением 7890 брт. Корабли охранения контратаковали лодку, к несчастью, во время срочного погружения на Щ-303 отказали горизонтальные рули, лодка ударилась о грунт и повредила носовую оконечность, из-за чего перестали открываться крышки торпедных аппаратов. Седьмого августа лодка вынуждена была также возвратиться в базу.

Прорыв вражеских противолодочных рубежей в Финском заливе советскими подлодками 2-го эшелона осуществлялся уже в более сложной обстановке, а действия в море встретили более мощное противодействие его сил ПЛО, которые противник нарастил, перебросив сюда часть кораблей из Северного и Норвежского морей. Кроме того, авиация нейтральной Швеции начала поиск наших субмарин, а ее ВМС осуществлять конвоирование судов далеко за пределами своих территориальных вод. Поступали данные и об использовании в этих районах немецкими кораблями и судами нейтрального шведского флага.

Щ-309 капитана 3 ранга И.С. Кабо была второй после Щ-406 лодкой, действовавшей в Аландском море. К сожалению, несмотря на четыре торпедные атаки по конвоям неприятеля, ее командир ни в одном случае установить результаты не смог. По иностранным данным, этой лодкой 12 сентября был потоплен транспорт «Бонден».

Аналогично на подходах к Ботническому заливу действовала и подлодка «Лембит», командир которой, капитан-лейтенант А.М. Матиясевич, в каждой из трех атак стремился зафиксировать ее результаты. По иностранным данным, 14 сентября здесь был тяжело поврежден транспорт «Финляндия», хотя Матиясевич после атаки наблюдал одно тонущее и одно горящее судно из состава конвоя. Четвертого сентября после атаки транспорта из другого конвоя (8 транспортов в охранении 5 кораблей) он наблюдал на поверхности только 7 транспортов.

Особо следует отметить поход подлодки С-13 капитан-лейтенанта П. Маланченко, которая впервые тогда вошла в Ботнический залив. Здесь, несмотря на то, что война шла уже второй год, противник вел себя довольно беспечно. Переходы судов осуществлялись без охранения, в ночное время они нередко несли все положенные в мирное время огни. Тем не менее, подводную лодку преследовали неудачи, хотя все атаки она выполняла из надводного положения. Обнаружив 11 сентября одиночный транспорт «Гера» (1378 брт) и выпустив одну торпеду с дистанции 5 каб, командир промахнулся и потопил транспорт только вторым двухторпедным залпом. На следующие сутки ситуация почти повторилась, но уже с транспортом «Юсси X» (2373 брт). Правда, на этот раз первая торпеда попала и транспорт был поврежден, но для его потопления потребовалась еще одна торпеда. 17 сентября было еще более неудачным: все три последовательные одноторпедные залпы по очередному одиночному транспорту не принесли успеха, и командир поджег его артиллерией. 30 октября лодку постигла неудача в атаке неприятельского конвоя. Таков был результат действий в северной Балтике подводных лодок 2-го эшелона.

Сравнительно успешными был прорыв и возвращение подлодок двух первых эшелонов (из 17 лодок была потеряна выходившая из Финского залива Щ-317 и еще две малютки М-95 и М-97, действовавшие в самом заливе), это породило в штабах определенную уверенность в том, что обстановка в Финском заливе оценена правильно, а методы и способы форсирования заграждений противника верны. Однако враг уже выявил организацию их выхода и принял дополнительные меры противодействия, как в Финском заливе, так и других частях моря. В частности, к борьбе с нашими лодками были привлечены три средние финские субмарины «Ику-Турсо» (герой финского эпоса), «Весихииси» («Морской черт») и «Ветехинен» («Морской царь»), а также две малые: «Весикко» («Водяной») и «Сауккоу («Выдра»). Средние ПЛ действовали в Аландском море, малые - в Финском заливе. В Аландском море финны осуществляли поиск в районах обнаружения наших лодок, в дневное время они лежали на грунте и занимались гидроакустическим наблюдением, а ночью всплывали и ходили галсами, стремясь обнаружить наши подлодки во время зарядки аккумуляторных батарей.

В третьем эшелоне балтийских подводных лодок первыми 15 сентября в Ботнический залив и на подходы к нему вышли соответственно пл С-9 и Щ-308. Лодка С-9 капитан-лейтенанта А.И. Мыльникова, сменившая здесь С-13, встретила уже военную организацию перевозок: суда следовали в охранении кораблей, в районе действовала поисково-ударная группа ПЛО. Атаковав первый же обнаруженный конвой неприятеля, С-9 потопила транспорт «Анна В», но была таранена другим судном, к счастью, всего лишь проскрежетавшего днищем по кормовой части лодки. На следующий день после неудачного торпедного залпа она подожгла артиллерией транспорт «Миттел меер», и лишь случившаяся через два дня авария заставила ее досрочно возвратиться в базу.

Подлодка Щ-308 капитан-лейтенанта Л.Н. Костылева лишь через месяц после занятия района донесла о победе и о потоплении в районе о. Уте трех транспортов противника, сообщив, что имеет повреждение прочного корпуса. Иностранные источники подтверждают потопление ею транспорта «Хернум» (1467 брт) и, кроме того, сообщают, что 26 октября с наступлением темноты, когда Щ-308 всплыла в надводное положение, на подходе к проливу Серда-Кваркен в точке 62°00'сев.ш./19°32'вост.д. ее обнаружила и потопила торпедами финская подлодка «Ику-Турсо». Правда, финские источники ошибочно считают, что это была ПЛ Щ-320, которая несколько раньше погибла на минах в Финском заливе.

Щ-307 капитана 3 ранга Н.О. Момота 23 сентября вышла в боевой поход. Второго октября в Аландском море в своей первой атаке конвоя противника она выстрелила две торпеды, взрыв которых слышал весь экипаж, однако контратака вражеских кораблей не позволила командиру установить результаты стрельбы. 11 октября в ходе атаки другого транспорта был промах, а взрыв первой глубинной бомбы был принят за взрыв торпеды. 21 октября от залпа выпущенных по третьему обнаруженному конвою торпед противник уклонился, и лишь при атаке четвертого конвоя Щ-307 потопила транспорт «Бетти X» (2477 брт). С 11 октября лодку усиленно искала финская субмарина «Ику-Турсо». Она трижды в течение 16 суток обнаруживала Щ-307 и атаковала ее торпедами и артиллерией, однако успеха не добилась, хотя и полагала, что потопила нашу лодку 27 октября. 1 ноября Щ-307 возвратилась в базу.

Подлодки С-7 и Щ-305 в свой последний поход в Ботнический залив и Аландское море вышли одновременно 17 октября. С-7 капитан-лейтенанта С.П. Лисина, совершая свой второй в том году боевой поход, шла на смену подводной лодки С-9 и была третьей лодкой, ведущей боевые действия в Ботническом заливе. 21 октября с наступлением темного времени суток она всплыла и на курсе 320° и скорости 12 узлов начала зарядку аккумуляторной батареи. Приблизительно в это же время западнее о. Легскэр осуществлявшая ее поиск финская субмарина «Весихииси» остановила дизеля и для создания лучших условий своей ГАС перешла на движение под электромоторами. В 19 ч 26 мин она обнаружила советскую лодку по пеленгу 190° на расстоянии 8 км и через 17,5 минут на боевом курсе 248° с дистанции 3 км произвела двухторпедный залп. Еще через 3,5 минуты над морем прогрохотали два последовательных взрыва, и С-7, разломившись пополам, затонула. Штурман финской субмарины отметил координаты ее гибели: 59°50'сев.ш./19°42' вост.д., глубина моря 71 м.

Всех, кто стоял на мостике нашей лодки, взрывной волной скинуло в море. Штурман М.Т. Хрусталев утонул, а командир С.П. Лисин, рулевой А.К. Оленин, комендор В.С. Субботин и трюмный В.И. Куница попали в плен. Их, контуженных взрывом, подняли на борт «Весихииси» и доставили в Мариехамн. Они мужественно переносили тяготы плена, и когда в 1944 года Финляндия объявила о выходе из войны, вернулись на родину. Возможно, некоторые читатели, ориентирующиеся на современных либерально-демократических «историков», будут удивлены, но их совсем даже не «стерли в лагерную пыль». Впоследствии Лисин и Оленин продолжили службу в подплаве, а Субботин и Куница уволились в запас. Лисин командовал дивизионом подводных лодок на ТОФ, участвовал в войне с Японией, ему была вручена звезда Героя Советского Союза (!).

Лодка Щ-305 (командир капитан 3 ранга Д.М. Сазонов) 5 ноября была обнаружена финской субмариной «Ветехинен» тоже в ходе пополнения энергозапасов на курсе 110° и ходу 8 узлов. Ориентируясь по работе дизелей нашей подлодки, финская субмарина сблизилась с ней и в 22 ч 50 мин обнаружила Щ-305 по пеленгу 230° на дистанции 1,7 км. Через пять минут финский командир с дистанции менее 2 каб осуществил двухторпедный залп и одновременно открыл огонь из пушки. Однако торпеды прошли мимо. Тогда он решил таранить нашу подводную лодку и через пару минут нанес ей удар форштевнем в левый борт. Удар вызвал тяжелые повреждения нашей ПЛ и Щ-305 быстро затонула. Это случилось в точке 80°09' сев.ш./19°11' вост.д. Сама «Ветеивен» после столкновения долго ремонтировалась.

Последними подводными лодками, которые действовали в 1942 году в северной Балтике, были вышедшие 27 октября Щ-304 и Л-3. Каждая совершала свой второй за год поход. От Щ-304 капитана 3 ранга Я.П. Афанасьева ни одного донесения не поступило. Ее считали погибшей при форсировании Гогландской позиции, однако иностранные источники позволяют предположить, что она действовала на подходах к Ботническому заливу вплоть до первых чисел декабря. Так, 13 ноября финский минзаг в этом районе трижды уклонялся от одиночных торпед подводной лодки. Четвертая прошла под килем корабля, но на его счастье не взорвалась. 17 ноября торпедами подводной лодки здесь были повреждены два судна из состава конвоя. Есть сведения, что и в начале декабря в этом районе отмечалось присутствие советской лодки. В 2004 году Щ-304, лежащую на дне, обнаружили и опознали водолазы финских ВМС. Подлодка погибла на мине в северной части заграждения «Насхорн».

ПЛ Л-3 капитана 2 ранга П.Д. Грищенко, согласно плану похода, в районе о. Уте выставила минную банку, на которой в начале ноября подорвалось и затонуло транспортное судно «Гинденбург» водоизмещением 7880 брт. 5 ноября она убыла в южные районы Балтики, где на выставленных ею минах было уничтожено еще 4 судна и одна вражеская субмарина.

В 1943 году наши лодки из Финского залива в Балтику прорваться не смогли, а в 1944 году в связи с выходом из войны Финляндии задачи для действий в северной Балтике перед ними уже не ставились. Таким образом, 1942 год оказался наиболее трагичным для подводных сил Балтийского флота, в течение которого было потеряно 12 наших подлодок. Кроме трех подводных лодок, погибших в ходе действий сил 1-го и 2-го эшелонов, а также Щ-405 капитана 3 ранга И.В. Грачева, погибшей на переходе из Кронштадта на Лавенсаари, из состава 3-го эшелона погибли еще 8 субмарин. Это: С-7, Щ-302, Щ-304, Щ-305, Щ-306, Щ-308, Щ-311 и Щ-320.

Источники:
Емельянов Л. Советские подводные лодки в Великой Отечественной войне. М.: Воениздат, 1981. С 48-67.
Морозов М. Подводные лодки ВМФ СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Летопись боевых походов. Часть 1. Краснознаменный Балтийский флот. М.: Полигон, 2003. С. 3-94.
Руссин Ю.1942 г. Северная Балтика. // Морской сборник. 1991. №12. С. 24-28
Чирва Е. Подводная война на Балтике. 1939-1945.М.: Яуза, Эксмо, 2009. С. 18-34, 127-146.
Золотарев В. Козлов И. Три столетия Российского флота. 1941–1945 — СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2005. С.112-119

 

Автор Инженер-технарь

 

Военный архив » История

 

На фотографиях:

1. Балтийский флот

2. ПЛ Щ - 303

3. Члены экипажа подводной лодки С-13

4. Подводная лодка С-9

5. Подводная лодка Щ-307

6. Подводная лодка Л-3 (рисунок)

7. Подводная лодка «Лембит»