Гибель Мараварской роты

Рубрика:  

Однажды прогремевший на земле бой не утихает уже никогда.

Он продолжается в душах тех, кто в нем участвовал.

В памяти тех, кто знал их.

Следы его навсегда остаются в народе.

Остаются даже тогда, когда, кажется, уже затянуты временем боли и беды

и не осталось уже никого, кто помянул бы добрым словом солдата.

Но гибель его остается непоправимой метой в народе,

остается сияющей брешью на его теле навсегда, ибо даже без одной,

до времени оборванной жизни, народ становится неполным…

                                                             Петр Ткаченко «Слово о Мараварской роте»

Гибель Мараварской роты — эпизод афганской войны (1979—1989), в ходе которого 21 апреля 1985 в Мараварском ущелье в провинции Кунар попала в окружение и была уничтожена 1-я рота советского спецназа под командованием капитана Н. Цебрука. Рота осуществляла учебный выход в кишлак Сангам, расположенный в начале Мараварского ущелья в 10 км от границы с Пакистаном. В кишлаке противника не оказалось, однако в глубине ущелья были замечены моджахеды. В ходе преследования рота попала в засаду.

Петр Ткаченко, корреспондент «Красной звезды», работал в литературном отделе газеты и еще за два года до окончания афганской войны оказался на первом сборе воинов запаса в Ашхабаде. Это был по сути сбор «афганцев», но назвали его, видать, из осторожности, слетом солдат, дабы не нашлась в какой-либо инстанции ретивая голова и не попыталась его запретить. Там впервые он услышал о мараварской трагедии, о бое в Мараварском ущелье 21 апреля 1985 года, о десантной роте, которая, вступив в бой, нашла в том ущелье свой последний земной приют. И, как говорила молва, погибла там полностью. Уцелел лишь один человек. Но, как потом выяснилось, рота погибла не полностью, а две ее боевые группы, два взвода. Да и из тех двух взводов, попавших в окружение, вырвалось из того огненного ада пятеро. Но это все выяснится потом.

Неоднозначность названия события

Вопреки устоявшемуся в разных источниках названию события — оно не соответствует действительности, поскольку погибла треть личного состава роты. По штату на 1985 год, личный состав роты специального назначения насчитывал 85 человек. В указанный день погиб 31 человек.
Также вопреки часто встречаемому мнению в некоторых источниках утверждению, что формирование проводило учебный выход, следует отметить, что это неверная формулировка. Командование 334-го отдельного отряда специального назначения проводило 21 апреля 1985 года боевой выход.

Историческая справка

К началу 1985 года руководство ВС СССР принимает решение о создании приграничной зоны «Завеса», целью которого является уничтожение караванов, снабжающих афганских моджахедов оружием и боеприпасами, прибывающих из Пакистана и Ирана.

Для проведения операции в ДРА вводятся 2 отдельные бригады специального назначения- (15-я  и 22-я отдельная бригада специального назначения), задачей которых является блокирование караванных путей на большом участке в приграничье у афгано-пакистанской границы и частично в южной части афгано-иранской границы. Для этого бригады были рассредоточены отдельными отрядами по приграничным провинциям.

Формирование 334 отряда специального назначения

Игорь Семенов назначался заместителем командира первой десантной роты спешно формируемого пятого батальона, отряда спецназа. Когда его - молоденького лейтенанта в отделе кадров спросил незнакомый генерал: «Желаете ли выполнить интернациональный долг?», Игорь не задумываясь ответил: «Так точно!» В те времена ходили еще лишь глухие слухи об Афгане. Что там происходило в действительности, никто не знал. А потому в тот торжественный момент Игорь даже не подумал об Афганистане. Об этом мысль мелькнула лишь тогда, когда он вышел из кабинета высокого начальства.

Морозным декабрьским днем 1984 года он был уже в расположении своей новой роты в белорусской Марьиной Горке. Собственно говоря, роты еще не было. Ее только предстояло сформировать. Он прибыл в свою пока не существующую еще роту первым. Офицеры, сержанты и солдаты откомандировывались в батальон из других десантных частей и подразделений. Предполагалось, что должны быть отобраны люди наиболее подготовленные. Но какой командир отпустит из роты хорошего солдата, если на то есть даже приказ?.. Приказ ведь можно выполнить по-разному. А потому и посылали тех, от кого хотели поскорее избавиться. Правда, это стойкое армейское правило тут не срабатывало. Ведь предполагалось еще и то, что это должны быть в основном добровольцы. А так как таковых оказалось много и добивались они своего настойчиво, то командирам и не удавалось придержать в своих подразделениях лучших солдат.
Уже по этим немногим признакам можно было догадаться, что дело затевалось серьезное.

Из воспоминаний Игоря Семенова, спустя четыре года после Мараварской трагедии:

- Рота формировалась в основном из добровольцев. Где-то, действительно, это были ребята, шедшие по доброй воле, где-то те, от кого избавились. Но, честно говоря, ни одного подлеца в этой большой массе людей, прибывших из разных уголков Союза, не было. Были молодые, полные энергии и сил, лившихся порой через край, ребята. Приходили они из наших бригад в Изяславе, Уссурийске, много было ребят белорусов из Марьиной Горки. Поначалу было тяжело. И водку частенько приходилось изымать, и синяков хватало у многих. Шла так называемая притирка людей в коллективе. Вот тогда-то я и познакомился с Витей Тарасовым. Молодой симпатичный парень, высокий, с очень умными глазами и темно-русыми волосами. Что в нем первую очередь подкупало – это спокойствие, внутреннее и внешнее, и огромное чувство личного достоинства. Всегда в чистом обмундировании, отутюжен так, что о стрелку можно обрезаться. Была в нем какая-то военная косточка. Бывает так, что вроде бы и гражданский человек, а в нем какая-то суть военная. Вот таким и был Виктор. Он никогда не боялся испортить отношения с ребятами, которые ему непосредственно подчинялись. Требовал от всех одинаково, независимо ни от срока службы, ни от места мобилизации, будь то Уссурийская или Оловянная бригады.

Складывались ведь своеобразные землячества в зависимости от того, кто и где был ранее, в каком учебном подразделении. Многие про себя, может быть, и возмущались его требовательностью, но я не помню, чтобы кто-нибудь сказал Виктору слово в укор. Он сам все начинал делать с себя. Не чурался никакой самой грязной работы. Очень хорошо играл на гитаре и пел. У него был очень приятный голос. Ребята часто собирались вокруг него, и он никогда не отказывался что-нибудь сыграть.

Вот так оказался в составе 1-й роты и Сулин Вячеслав Анатольевич, рядовой. Родился 14.05.1964 года в г. Хабаровске. В Вооруженные Силы СССР был призван 29.10.1983 года Индустриальным РВК города Хабаровска. Службу проходил в десантной бригаде в Уссурийске.

- Виктор Тарасов был заместителем командира второй группы. Заместителем командира первой группы был Игорь Нападовский – спокойный крепкий хохол. Да и вся его группа была чисто украинской из Изяславской бригады, под стать своему командиру Саше Котенко. В четвертой группе заместителем был Андрюша Жуков, они были друзьями с Виктором. Да и после гибели судьбы их стояли рядом. Заместителем командира третьей группы был Саша Лебедев из Чирчика.

- Зима того года в Беларуси, как сейчас помню, была очень холодной. Стояли морозы до тридцати градусов. В этих условиях мы получали боевую технику, стрелковое оружие. Начали натаскивать ребят во владении оружием, которое многие впервые взяли в руки. Времени было очень мало, и мы с ребятами трудились день и ночь, получая всевозможное снаряжение. Отстреливали контрольные упражнения из всех видов оружия. Поначалу результаты были низкие, но потом рука стала набиваться.

Запомнился Новый, 1985 год. Мы с Виктором Тарасовым и Андреем Жуковым носились 31 декабря по всей Марьиной Горке, пытаясь достать торты и конфеты. Всеми правдами и неправдами это удалось сделать. Хотелось, чтобы все в роте было по-человечески. Вот и решили организовать новогодний огонек.
Сколько нам пришлось выслушать в магазине «теплых» слов попреков из-за последних пятнадцати тортов, которые мы взяли. Новый год прошел не скажу что с блеском, но было весело и интересно. Ведь ребята только-только начинали сходиться друг с другом, начали появляться общие интересы. Много пели, смеялись. Дружно сидели за столом молодые и веселые, еще не зная, не подозревая о том, что ждет нас через каких-то четыре месяца...

Но теперь я не жалею, что всё в этот новогодний вечер так устроилось. Да и знали бы наперед те женщины в магазине, попрекавшие нас за то, что мы забираем торты, как случится, может быть, и попрекать не стали бы. Но кто знает наперед и кто помнит о прошлом, когда настоящее не всегда различишь!

И теперь, когда я вспоминаю свою роту, чаще всего всплывает в памяти тот новогодний вечер, когда все были живы, и казалось, что этой жизни никогда не будет конца...
До десятого января шла непрерывная подготовка, спали по шесть часов в сутки. Но технику и оружие приняли, подготовили к отправке. Хоть немного, но чему-то научились на стрельбище. Десятое января официально и считается днем сформирования нашей части, нашего отдельного отряда. В этот день мы начали погрузку техники. И с интервалом в сутки тремя эшелонами она ушла из Белоруссии в центр подготовки, в Чирчик под Ташкентом.

27 марта 1985 года, менее чем за месяц до описываемых событий, в окрестности города Асадабад (административный центр провинции Кунар), где располагался небольшой советский гарнизон, представленный 2-м мотострелковым батальоном, 2-й гаубичной батареей и 2-й танковой ротой от 66-й отдельной мотострелковой бригады (далее по тексту - 66-я омсбр), был передислоцирован 334-й отдельный отряд специального назначения 15-й обрспн, который условно был назван 5-й отдельный мотострелковый батальон (далее по тексту 5-й омсб или войсковая часть 83506).

Состав 1-ой роты

Командир роты — капитан Николай Цебрук

1-я группа — командир взвода лейтенант Николай Кузнецов, заместитель — сержант Игорь Нападовский

2-я группа — командир взвода лейтенант Александр Котенко, заместитель — сержант Виктор Тарасов

3-я группа — командир взвода лейтенант Александр Кистень, заместитель — сержант Александр Лебедев

4-я группа — командир взвода лейтенант Сергей Таран, заместитель — сержант Андрей Жуков

Выдвижение роты

20 апреля 1985 года в 22 часа отряд выдвинулся из Асадабада через паромную переправу на реке Кунар, получив приказ прочесать кишлак Сангам, находившийся в Мараварском ущелье всего в 3 км от расположения части. По разведданным, в кишлаке был замечен наблюдательный пост моджахедов в количестве 8 — 10 человек. С господствующих высот по обеим сторонам ущелья 1-ю роту должны были прикрывать 2-я и 3-я соответственно. Это был первый самостоятельный выход отряда после ввода в Афганистан и отношение к нему было как к учебному выходу.

К 5 утра 21 апреля рота вышла на восточную окраину Сангама и прочесала его. Противника в кишлаке не оказалось, однако были замечены двое моджахедов, скрывающихся в глубине ущелья. Командир отряда, майор Терентьев руководил выходом, находясь на наблюдательном посту у входа в ущелье. Получив доклад о группе душманов, он отдал приказ захватить или обезвредить противника. С этого момента 1-я рота капитана Николая Цебрука, разбившись на четыре группы, начала продвижение вглубь ущелья по его левой и правой сторонам к кишлаку Даридам. Таким образом, рота осталась без прикрытия сверху. Даридам располагался на 2 км глубже в ущелье относительно кишлака Сангам и визуально наблюдал его со своего наблюдательного пункта только командир 3-й роты, который и докладывал командиру отряда о происходящем.

Бой

Первой на окраине кишлака Даридам в бой вступила группа лейтенанта Николая Кузнецова. Командир роты, капитан Цебрук, оставив со своей группой связиста и взяв четверых бойцов, отправился к месту боя; оставшиеся же поднялись по правому склону и залегли на каменной террасе, пытаясь закрепиться на склоне. Свидетели и люди, позднее анализировавшие события того дня, единодушны во мнении: ротный первым понял и осознал то, что уже произошло, и что неминуемо должно было произойти. Он был убит пулей в горло.

С этого момента командир отряда фактически теряет управление боем. Ловушка вокруг оторвавшейся от основных сил роты захлопывается. По проходящей по дну ущелья из Пакистана грунтовке на барбухайках моджахеды оперативно подтягивают подкрепление и выходят в тыл 1-й роте. На подходах к Даридаму в сторону 2-й и 3-й роты моджахеды выставляют посты, вооруженные крупнокалиберными пулеметами ДШК. Оставшиеся без поддержки основных сил бойцы 1-й роты пытаются зацепиться там, где их застал бой. Кто-то в последней надежде зажигает оранжевый дым. Несколько небольших групп закрепляются в дувалах. Силы не равны, а боекомплекта, который спецназовцы взяли с собой на учебный выход, хватает на считанные минуты настоящего боя.

В это время в Асадабаде спешно создавался сводный отряд из остававшихся в расположении части солдат, бронегруппа отряда, усиленная танкистами соседнего пехотного батальона, двинулась на подмогу. Однако, тяжелая техника не могла переправиться через реку Кунар на пароме и ей пришлось спускаться к Наубадскому мосту в 10 км ниже по течению Кунара и лишь потом 13 км возвращаться назад в сторону Мараварского ущелья. Три километра по карте, которые казались такими близкими при планировании учебного выхода, превратились в 23 км по напичканной минами и изъеденной сухими руслами и оврагами афганской земле. Из всей бронегруппы в сторону Маравар прорвалась только одна машина. Судьбу роты Цебрука она уже не могла изменить, но не прибудь тогда эта БМП, неизвестно что было бы со 2-й и 3-й ротами, отбивавшими в этот момент атаки моджахедов.

(По источникам, опубликованным в настоящее время, на стороне моджахедов находилось около 400 человек).

Николай Кузнецов оттащил в укрытие прапорщика Бахметова, раненного в руку, ногу и лицо (он остался жив), и вернулся к своим. Через несколько минут последний путь к спасению был отрезан. Оставшись без патронов, тяжело раненый лейтенант Кузнецов подорвал себя гранатой Ф-1. В этом же бою семеро бойцов (Бойчук, Вакулюк, Гавраш, Кухарчук, Марченко, Музыка и Мустафин), предпочтя смерть плену и истязаниям, взорвали себя штурмовой гранатой, сделанной из мины ОЗМ-72…

Во второй половине дня 21 апреля, когда сводная рота и бронегруппа вошли в Мараварское ущелье, навстречу им шли уцелевшие, выводя и вынося раненых товарищей. Они рассказывали об ужасной расправе взбешенных яростным отпором врагов над оставшимися на поле боя: им вспарывали животы, выкалывали глаза, жгли живьем. Ефрейтор Василий Федив, когда один из моджахедов решил добить его, первым перерезал басмачу горло.

По тревоге из Джелалабада на вертолетах были переброшены 1-й ОМСБ(154 оо СпН) спецназа и десантно-штурмовой батальон 66-й бригады. В горы вышел базировавшийся в Асадабаде 2-й батальон 66-й бригады. Небольшой учебный выход фактически вылился в небольшую армейскую операцию силами четырех батальонов. Несмотря на близость границы, в небе постоянно работали вертолеты и фронтовая авиация.

В первый же день из глубины ущелья в сторону Пакистана потянулись мирные жители. Моджахеды знали, что Советская армия не оставит на поле боя ни одного солдата, ни живого, ни мертвого. И тем не менее оказывали жесточайшее сопротивление. За следующие два дня 5-й ОМСБ потерял ещё троих бойцов. Несмотря на активные боевые действия, остальные три батальона не потеряли в Мараварском ущелье ни одного человека.

Погибшие

Погибших солдат собирали два дня. Многих пришлось опознавать по наколкам и красным петлицам. Некоторые тела пришлось везти вместе с плетеными кушетками, на которых ребят пытали. Последним было опознано тело сержанта Виктора Тарасова.

Характерно, что смерть большинства окружённых разведчиков наступила не в результате пулевых и осколочных ранений, а от подрыва гранатами и минами:

…Позже замполит роты Игорь Семёнов подсчитает, что из всех павших в том бою семнадцать человек погибнут не от пуль, а взорвут себя сами от безысходности положения, в котором оказались…

Итоги боестолкновения:

Всего в бою погиб 31 советский солдат:

ЦЕБРУК Николай Нестерович, капитан

КУЗНЕЦОВ Николай Анатольевич, лейтенант

БОЙЧУК Владимир Васильевич, рядовой

ВАКУЛЮК Александр Сергеевич, ефрейтор

ГАВРАШ Юрий Чеславович, младший сержант

ЖУКОВ Андрей Михайлович, рядовой

КАСЫМОВ Олег Мусурманкулович, сержант

КОМОГОРЦЕВ Никон Николаевич, ефрейтор

КУЛЬНИС Станислав Иосифович, сержант

КУРЯКИН Владимир Павлович, рядовой

КУХАРЧУК Василий Федорович, младший сержант

МАДИЕВ Исматулло Шамсоевич, рядовой

МАРЧЕНКО Вячеслав Валентинович, ефрейтор

МАТОХ Михаил Алексеевич, сержант

МОРЯХИН Виктор Гаврилович, рядовой

МУЗЫКА Василий Николаевич, рядовой

МУСТАФИН Наиль Маратович, рядовой

НАПАДОВСКИЙ Игорь Анатольевич, младший сержант

НЕКРАСОВ Владимир Леонидович, сержант

НОВИКОВ Андрей Константинович, рядовой

ОВЧИННИКОВ Олег Павлович, рядовой

ПОПОВ Владимир Викторович, рядовой>

СУЛИН Вячеслав Анатольевич, рядовой. Похоронен в г. Хабаровске.

ТАРАСОВ Виктор Васильевич, сержант

УРАЗБАЕВ Джумабек Гельдыевич, сержант

ФЕДИВ Василий Иванович, ефрейтор

ХАЙДАРОВ Сахоб Саатович, рядовой

ЧИХУНОВ Андрей Михайлович, рядовой

ЧУТАНОВ Абдурахман Тажиевич, младший сержант

ШАПОВАЛОВ Юрий Николаевич, рядовой.

Командир 5-го омсб майор Терентьев попытался переложить всю вину в трагедии на убитого капитана Цебрука: якобы он самовольно решил продолжить продвижение вглубь ущелья и прочесать н.п. Даридам Против Терентьева свидетельствовал командир 2-й роты капитан Сергей Макаров, подтвердивший, что Цебрук получил устный приказ на дальнейшее продвижение от майора Терентьева.

Решением комиссии ТуркВО командир 5-го омсб майор Терентьев и его заместитель по политической части майор Елецкий были отстранены отзанимаемых должностей и переведены в СССР с понижением в должности.

Причины

Причины гибели Мараварской роты подробно проанализированы в книге «15 бригада СПЕЦНАЗ: Люди и судьбы». В редакционно-издательский совет вошли: генерал-полковник Сергей Мажитович Беков, в годы Афганской войны — военный советник, полковник Юрий Тимофеевич Старов — командир 15-й обрспн, полковник Олег Владимирович Кривопалов — начальник политотдела 15-й обрспн, полковник Александр Валентинович Мусиенко — командир группы 15-й обрспн. Данным советом были собраны воспоминания выживших участников события, а также приобщены справки из формуляра 5-го омсб. На основании всего этого в книге был опубликован подробный анализ события.

По мнению авторов книги, причинами трагедии в Мараварском ущелье послужили следующие факторы:

  • Полное отсутствие боевого опыта у личного состава 5-го омсб (мнение Игоря Семёнова и Сергея Тарана — офицеров 5-го омсб);
  • Ошибка командира 5-го омсб майора Виктора Терентьева, проводившего рекогносцировку без соблюдения скрытности;
  • Несогласованность действий майора Терентьева с командиром 2-го мсб 66-й омсбр, который мог обеспечить резервное подкрепление;
  • Отсутствие взаимодействия с артиллеристами 66-й омсбр по вине майора Терентьева;
  • Приказ майора Терентьева капитану Цебруку на прочёсывание н.п. Даридам, в отрыве от остальных сил батальона (мнение Сергея Тарана — офицер 5-го омсб);
  • Упущение в обеспечении радиосвязи в предстоящих боевых действиях, когда не были назначены и распределены запасные частоты. В результате данной ошибки с началом боя в эфир на одной частоте одновременно вышли около 20 радиостанций, которые полностью нарушили общее управление подразделениями, создав хаос.

Последствия трагедии

Поисково-спасательная операция по поиску выживших военнослужащих натолкнулась на подготовленное и ожесточённое сопротивление противника. Большие потери 5-го омсб оказали впечатление на руководство ВС СССР. По его требованию в срочном порядке была разработана крупная войсковая операция, целью которой было уничтожение формирований афганских моджахедов в провинции Кунар.

Кунарская операция

Второй целью операции стало деблокирование дороги, соединяющей Джелалабад с городом Асадабад .
Разработкой и проведением операции занимался командующий 40-й армией генерал-лейтенант Родионов. Операция проходила в период с 19 мая по 12 июня 1985 года.

Вместо эпилога

Петр Ткаченко, когда занялся историей Мараварской трагедии, в результате переписки с мамой Виктора Тарасова Анной Степановной получил от нее из Алма-Аты пакет со стихами ее сына. Оказывается, Виктор еще и стихи писал. Рукопись была уже потрепанной, так как побывала до того уже не в одной редакции. И везде отклонялась, конечно же, из-за высокой требовательности к произведениям художественным.
 Некоторые стихи были опубликованы в «Красной звезде».

Если слезы не лил от обиды и зла,
Если с горя и боли не плакал ни разу,
Значит ты не любил никого никогда,
Принимая любовь за красивую фразу.

Если кожу ты с рук никогда не срывал,
Если ссадин и крови не видел на теле,
Если ты не боролся, не рисковал,
Сам себя не познал на рискованном деле.

Если прожил ты жизнь для себя самого,
Схоронясь от невзгоды в уютной квартире,
Значит, жизнь ты прожил, не поняв ничего,
Значит, ты и не жил в этом сказочном мире.

Это было главное, по мнению Петра Ткаченко, стихотворение. Это было, по сути, завещание.

             *    *    *

Ты одной не бываешь нигде,
Потому, что есть я на земле.
Ты нигде не бываешь одной,
Потому, что я всюду с тобой.

Ты уходишь, я рядом иду.
Ты присела, и я отдохну.
Ты другому сказала: «Привет»,
Но не думай, что здесь меня нет.

Даже если ты рядом с другим,
Ты согрета дыханьем моим.
Обнимая, целуя других,
Не уйдешь от объятий моих.

Если слезы текут по щеке,
Не другой – я их вытру тебе.
Если взор обращаешь к другим,
Этот взгляд не достанется им.

Как палач будет память моя,
И хоть плачь, не уйдешь от меня.

               *    *    *

Дальний крик остановил прохожих.
Глядя в небо, все стоят печальны.
Птица счастья пролетела, может,
Посылая птичий крик прощальный.

Может быть, забыв про опасенья,
Бездну неба распахнув крылами,
Птица верности кричит, ища спасенья,
Верности не видя между нами.

Голос совести молчит, и нет удачи,
Гонит прочь любви прекрасной птицу.
Над убитой правдою не плачем...
Что же в небе там еще кружится?..

Вечная память павшим…


Рамусь Владимир Федорович, подполковник в отставке, участник боевых действий в Афганистане