Мальчишка, спасший партизан (о Саше Бородулине)

Рубрика:  

О Саше Бородулине я впервые услышала во время экскурсии в Верхние Мандроги — туристическую деревню Ленинградской области. Деревня очень красивая, интересная и самобытная. Добираться до неё приходилось на маленьком пароме, лучше даже сказать — паромчике, этаком деревянном плоту, которым управляли двое юношей в русских рубахах. В тот день было много экскурсионных групп, позади нас — из Германии.

Мы спешили разместиться на пароме, но все не смогли. Удивительно и забавно, но места не нашлось всего одному человеку. Чтобы не разрывать группу, экскурсовод вызвалась остаться на берегу и добраться к нам уже вместе с иностранцами. «Прикрою вас, в случае чего,- пошутила она. - Как Бородулин».
В тот миг редкая, звучная фамилия, к сожалению и стыду, не сказала мне ничего. Похоже, другим туристам тоже — во всяком случае, на неё не отреигаровали. Поэтому фраза просто растворилась в воздухе. Но фамилия мне запомнилась своей звонкостью. Бородулин, Бо-ро-ду-лин — словно гулкий звук старого пионерского барабана.

Не сразу, далеко не сразу я взялась открывать новую для себя страницу нашей истории — подвиг юного партизана Саши Бородулина. И чем больше узнавала, тем чётче понимала глупость и неуместность шутки экскурсовода.

Сашка, Шурик, родился в Ленинграде 8 марта — в Международный женский день. «Неженкой будет!» - сказала матери старая сердитая медсестра. Глупые слова эти Сашина мама, Мария Фёдоровна, и не вспомнила бы, кабы уже через год не выяснилось, что сын болен ревматизмом.

Врачи посоветовали сменить климат. Начались переезды: Карелия, Новгородская область, а затем снова — Ленинградская. Только уже не в самой северной столице поселилась семья, а в семидесяти километрах — посёлке Новинка.

Шура рос смышлёным и рассудительным. И хотя часто приходилось лечиться, а в холодную пору очень тепло одеваться, паренёк вовсе не выглядел неженкой. Наоборот, был заводилой и лидером среди ровесников. Так, однажды зимой в реку Кремянку под лёд провалился мальчишка — катался на санках и угодил на некрепкий участок. Ватага ребятишек побежала на выручку.

- Стойте! - крикнул им Саша. - Вы же лёд проломите!

Он раздобыл две жерди и протянул попавшему в беду. Так и вытянули того пацана.

Чем взрослее становился Сашка, тем упорнее он боролся с ревматизмом. Зимой каждый день катался на лыжах, летом плавал, играл в футбол, занимался на турниках. Ему было разрешено не заниматься в школе физкультурой, а он обижался и шёл на урок. Очень хотелось парнишке быть таким же, как все.
Началась Великая Отечественная война. Пятнадцатилетнего Шурку, конечно, на фронт не взяли. В партизанский отряд тоже. Мать с отцом передали от партизан приказ: сидеть дома и внимательно за всем наблюдать. Сказать, что Сашка огорчился такому приказу — значит слона обратить в муху. Мальчишка рассердился настолько, что, собрав своих друзей, предложил им написать письмо самому Ворошилову! Сочинили текст телеграммы. К сожалению, дословно он не сохранился. Известная лишь такая строка: «Изо всех сил просим взять нас воевать!»

На почту телеграмму понёс Саша — никому не доверил, решил, что друзья в последний миг забоятся. Работница почты, увидев решительное лицо мальчишки, отказывать не стала. Но телеграмму на самом деле не отправила.

А ребята ждали ответа. Изо всех сил ждали. Неделю, другую, месяц, другой... Ворошилов молчал. Так, пожалуй, и война кончится. И Сашка отправился искать партизан. В одиночку ушёл, ведь никакой точной информации у него не было. Семье же оставил такое письмо: «Мама, папа, Тася, Ирочка (это сёстры), оставаться дома я больше не могу. Моё место среди партизан. Пожалуйста, вы обо мне не плачьте. Я вернусь, когда наша Родина будет свободной. Мы победим!»

В тот, первый, раз Шура партизан не нашёл. Зато — вот пацанский фарт! - обнаружил в лесу совершенно исправный карабин. Несказанно обрадовался и совершенно по-взрослому, с толком, разобрался в нежданном «подарке». С таким «калачом» за пазухой да с фрицами не воевать? Нет, это не по-бородулински.

И Шурка, выбрав день, ушёл подальше от родной Новинки. Обнаружил дорогу, по которой ездили машины. Залёг в густом кустарнике. И тем же вечером в одиночку подбил мотоцикл и уничтожил фашистов, на нём ехавших! Захватил трофейное оружие и документы, которые везли немцы. Снова отправился на поиски партизан. И ведь добрался!

Умелый, сообразительный, рассудительный паренёк сразу завоевал симпатию бойцов. Тем более, что привёз очень ценные сведения. В бумагах содержалась информация о планах восстановления железной дороги — по ней захватчики собирались доставлять свежие силы и оружие. На станции Чолово для этих целей разместился немецкий гарнизон.

Сашку сразу же отправили в разведку, и он справился с ней блестяще. Под видом мальчишки-нищего разузнал всё, что требовалось. Именно Шура посоветовал товарищам напасть на гарнизон днём. Мальчишка понял, что гитлеровцы настолько уверены в своих силах, что совершенно не ждут нападения. А вот ночью, наоборот, держат ухо востро.

Сашка оказался прав. Отряд разгромил целый гарнизон и благополучно скрылся. Только вот самого Бородулина ранило. И пусть рана оказалась не опасной для жизни, но требовался хороший уход. Юного партизана переправили в Новинку, к родителям. Хотели наши бойцы, чтобы Шурка поскорее поправился, а вышло наоборот: во время дороги он сильно простудился. Ревматизм, отступивший было в мирные школьные годы, снова дал о себе знать.

Несколько месяцев провёл Саша дома. Но не только лечился. Он помогал матери бороться с врагом — писал листовки. А весной 1942 года вернулся в отряд, который к тому времени объединился с другими партизанскими отрядами и стал продвигаться к линии фронта.

На минуту оставим Сашу и отряд, обратим внимание вот на что. Чем больше я узнаю о юных героях, погибших во время Великой Отечественной войны, тем чаще натыкаюсь на ужасную точку в их судьбах: предательство. Лара Михеева, босоногий гарнизон, Витя Хоменко, Саша Филиппов... И сколько их, таких ребят, расставшихся с жизнью оттого, что их выдали!

Такая ужасная точка есть и в биографии Саши Бородулина. У отряда была этакая продуктовая база — изба в одном из сёл, где через хозяина передавали продовольствие. Этот путь и стал известен предателю. Отряд к тому времени уже отошёл в лес. Их смогла догнать одна из женщин, приносивших хлеб, предупредила. Давать бой означало погибнуть, силы слишком неравны. Несколько человек вызвались добровольцами в защитный заслон. Среди них — шестнадцатилетний Саша. Разрешения на это ему не дали — все понимали, что паренёк пойдёт на верную гибель. Но Бородулин, до той минуты чётко сохранявщий дистанцию между взрослыми бойцами и собой, позавчерашним школьником, вдруг взвился:
- Я не спрашивал, а предупредил! Остаюсь! Никуда вы меня с собой не уведёте, не тот час.
И остался.

...Он сражался до последнего, и сам был последним, потому что все товарищи из заслона погибли во время того боя. Сашка мог ещё уйти от фашистов, но он спасал отряд. Чем больше времени фашисты потратят сейчас, чем дальше уйдут партизаны. Он, сам-то мальчишка, дарил им самое драгоценное — время. Вместе со своей жизнью.

Когда кончились патроны, Шура вытащил две гранаты. Первую метнул во врагов. Затем дождался, когда немцы окружили его, и достал вторую...

...Долгое время ходил в рейсы теплоход Балтийского пароходства «Саша Бородулин» (сейчас он уже списан). Есть улица Бородулина в посёлке Новинка, имя храброго партизана носили многие пионерские дружины.

Примечание: иллюстрации к этому тексту нарисовал художник Виктор Нелюбов.

 

Автор: Софья Милютинская

 

© 2010-2016 «Военное обозрение»