Накануне войны

Рубрика:  

      Год назад наш народ широко и торжественно отметил 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. 71-ю годовщину в этом году отметили так же ярко, массово, радостно и победно. Особенную активность в  проведении этого замечательного праздника проявила молодёжь.

       Но горькую дату 75-летия начала Великой Отечественной войны      мы тоже должны отмечать. Без фанфар, победных реляций, с грустью и печалью, с минутой Молчания – но должны! Ведь нет практически ни одной семьи в бывших республиках Советского Союза, которой не коснулось бы горе утрат. Гибли воины в жестоких боях, гибли граждане в застенках гестапо и под бомбами фашистских самолётов, уничтожающих  города и сёла, фабрики и заводы, театры и музеи – всё то, что было создано веками, десятилетиями. К нам фашисты пришли убивать и грабить. Мы должны это помнить и давать отпор болтунам, которые «не нюхали пороха», выросли как  плесень на результатах труда и забот нашего  общества в послевоенное время, а теперь  фальсифицируют саму историю той войны, понося нашу армию и народ.

       Мы должны говорить правду о том, как это начиналось, что было упущено и не предвидено тогда. Это надо для того, чтобы не наступать повторно на те же грабли.  Значит, что бы ни говорили недруги наши, нам надо «держать порох сухим». 

Накануне войны

(Отрывки из книги  А.М.Плеханова, А.А.Плеханова «Солдаты незримых сражений»)                      

       Накануне  Великой Отечественной войны обстановка на европейском континенте оставалась сложной. К весне 1941 года Германия захватила почти всю Европу: в 1939 году за 17 дней разгромила буржуазную Польшу, за 6 недель 1940 года  победила Францию, Бельгию и Голландию; весной 1941 года оккупировала Болгарию, захватила Югославию и Грецию.

       Разгром Польшипозволил вермахту создать плацдарм для нападения на СССР на западном направлении, оккупация Норвегии – на северном, балканских стран – на южном. Гитлеровские войска вышли непосредственно на границу нашей страны.В связи с нападением Германии на Польшу Англия и Франция объявила ей войну, но военных действий практически не вели. Эту войну сами немцы называли «сидячей войной» (Sitzkrieg).

       Уничтожение Советского Союза должно было стать итогом молниеносной войны (Blitzkrig).Главнокомандующий сухопутными войсками вермахта генерал-фельдмаршал В.Браухич в апреле 1941 года заверил фюрера, что Красная армия будет разбита в ходе «Ожесточённых приграничных сражений» за четыре недели, после чего «нужно будет считаться лишь с незначительным сопротивлением».

        А его подчинённый, начальник Генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Ф.Гальдер, заявил: «Советская Россия всё равно, что оконное стекло: нужно только раз ударить кулаком, и она вся разлетится на куски».

       С февраля 1941 года Германия начала переброску войск к советским границам. К исходу 21 июня основные военные силы нацистской Германии – почти три четверти всей армии – сосредоточились вдоль советской границы. Армия вторжения насчитывала 5,5 миллионов солдат и офицеров, 3712 танков, 4950 боевых самолётов, 47260 орудий и миномётов. Вместе с немцами против Советского Союза выступили 900 тысяч европейцев. К нападению подготовились финляндская, две румынские армии и венгерская корпусная группа.

       При подготовке к войне против Советского Союза нацисты сделали основную ставку на свои вооружённые силы, но вместе с тем в планах гитлеровского военного командования важнейшее место отводилось спецслужбам, которые развили активную  подрывную работу. Заброска вражеских агентов в тыл Красной армии в 1941 году возросла по сравнению с 1939 годом в 14 раз.

       На советской границе были сосредоточены мощные разведывательный, контрразведывательный и диверсионный аппараты: не только военная разведка и контрразведка (абвер), но и органы имперской безопасности (РСХА), основу которых составляли полиция безопасности (гестапо), служба безопасности (СД), разведка министерства иностранных дел и иностранного отдела министерства безопасности. Каждой армейской группировке, которой предстояло действовать на советско-германском фронте, были приданы соответствующие абверкоманды. Помимо этого были организованы оперативные группы (айнзатцгруппы) для карательной деятельности на советской территории.

        Перед началом военных действий против СССР усилили свою деятельность румынская и финская разведки по изучению нашей приграничной полосы и системы оборонительных сооружений, дислокации частей, стали активно перебрасывать свою агентуру на советскую территорию.

       В 1940-1941 годах центр  тяжести деятельности иностранных разведок переместился на территорию западных областей СССР.Особое место в планах нацистской Германии при подготовке к ведению боевых действий против Советского Союза занимала Прибалтика. Настоящими кузницами  агентуры для немецкой разведки были находившиеся под её контролем националистические организации Литвы, Латвии и Эстонии. С помощью абвера и СД они готовили вооружённые восстания в советских республиках, начало которых было приурочено к моменту перехода частями вермахта советской государственной границы.

       Можно с полной уверенностью утверждать, что советское правительство и высшее военное руководство ожидали этого вторжения. Но «в Кремле было так же спокойно, как в обычный день». Шапкозакидательские настроения господствовали и в Красной армии от рядового до генерала. В строевых частях царило благодушие. «Многие считали, что наша армия легко сумеет одержать победу над любым противником, что солдаты армий капиталистических государств, в том числе нацистской Германии, не будут активно сражаться против советских войск. Недооценивались боевой опыт германской армии, её техническая оснащённость…  Надо признать, что недооценка гитлеровской военной машины в первых боях нанесла нам большой вред. То, что враг оказался сильнее, чем его представляли, для некоторых командиров явилось неожиданностью».

       На основании полученных разведывательных данных И.В.Сталин составил довольно чёткое представление о неизбежности военного нападения немцев. Об этом он уверенно заявил в беседе с премьер-министром Англии У.Черчиллем  во время приезда британского руководителя в Москву в августе 1942 года. Отвечая на вопрос Черчилля по поводу английских предупреждений, Сталин сказал: «…Мне не нужно было никаких предупреждений. Я знал, что война начнётся, но думал, что мне удастся выиграть ещё месяцев шесть или около этого».

       Очевидно, что советское политическое руководство было хорошо информировано о готовности Германии к началу военных действий, но ошиблось в сроках нападения. Несмотря на негативную информацию, оно всё же не боялось нападения Германии. Более того, складывается мнение, что ожидало его. В апреле 1941 года в ответе на сообщение югославского посла о возможном нападении немцев на Советский Союз Сталин сказал:  «Мы готовы, если им угодно – пусть придут».

       Руководство СССР в июне 1941 года также было твёрдо уверено в том, что Вооружённые силы страны смогут отразить удар войск вермахта и перейти в победоносное наступление.

       Для судьбы нашей страны, хода и исхода войны особое значение имели два дня её истории: 21 и22 июня 1941 года.

       Ввиду того, что политическое и военное руководство страны не дало разрешения на приведение войск в полную боевую готовность до позднего вечера 21 июня 1941 года, нацистскому командованию удалось достичь внезапности, на что и рассчитывал Гитлер и его генералы.

      

       Война началась 22 июня 1941 года с приграничного сражения и продолжалась 1418 дней.