Письма с фронта

Рубрика:  

С лета 1942 года по июль 1971 года в Хабаровске на Красной речке дислоцировалось Хабаровское артиллерийское училище, которое начало свою историю с артиллерийских курсов под Уссурийском. Потом училище имело наименование: «Хабаровское командно-техническое училище», которое готовило кадры для ракетных войск стратегического назначения.

Когда в конце апреля 2015 года удалось организовать встречу выпускников этого училища в центре работы с населением пос. Красная речка «Единство», выпускники говорили о том, что неплохо было бы найти  информацию о тех, кто учился здесь в годы войны, и разместить ее на стендах музея ветеранской организации, который открыт в этом муниципальном заведении.

Я был среди организаторов встречи и однажды поделился  впечатлениями о мероприятии с Александрой Яковлевной Зыкиной, которая работала когда-то в нашей части – Центре зарубежной военной информации и коммуникации ДВО - заведующей библиотекой. И тут выяснилось, что в ее домашнем архиве уже много лет лежит  папка с письмами Глушкова Сергея Михайловича, уроженца Новосибирской области, который учился в Хабаровском артиллерийском училище в годы войны. В декабре 1942 года он убыл на фронт и погиб в январе 1945 года в Венгрии.

Александре Яковлевне папка досталась по наследству и подробностей жизни своего дяди она не знает. Пыталась понять их, перечитывая письма, но нигде нет ни слова о местонахождении героя, о том, чем конкретно он занимался. Только в одном из писем Сергей признается брату: «Ты желаешь мне крепче громить немцев, Да, но я использован немного не по специальности. Уж буду их бить сухарями. Ведь надо кому-то и кормить бойцов».

Всего в архиве 65 писем, извещение из райвоенкомата о гибели военнослужащего от 19 февраля 1945 года, фото, сделанное в 1937 году и ученическая тетрадь по химии ученика 7-го класса Свободненской школы Глушкова Сергея.

Александра Яковлевна вручила мне архив с письмами в апреле 2016 года, и с ним я проработал больше года, пока не был изготовлен альбом с копиями писем. Сейчас этот альбом хранится в музее ветеранской организации на Красной речке в центре по работе с населением посёлка «Единство». В альбоме – копии всех писем, почтовых открыток, телеграмм, которые посылал с фронта родным Сергей Глушков. Тексты писем набраны в текстовом редакторе и оформлены на фоне фотографий времен Великой Отечественной войны.

Судя по письмам, Сергей Глушков начал свое обучение на курсах Дальневосточного фронта, которые с 1941 года дислоцировались на разъезде Барановский  в районе Уссурийска. Летом 1942 года курсы, уже в статусе училища, продолжили свою работу по подготовке квалифицированных артиллерийских кадров под Хабаровском в поселке Красная речка. То, что Сергей Глушков был призван и направлен на артиллерийские курсы, не случайно. Судя по копии ученической тетради ученика 7-го класса, можно определить, что он имел семилетнее образование. А для подготовки артиллерийских кадров требовались военнообязанные с хорошим образованием. Из писем нельзя определить, почему Сергей был призван в 24 года. На фото, сделанном в 1937 году, ему уже 20 лет.

 

«Здравствуйте, папаша, мама, Вася и Галя.

От Вас получил одно письмо на новом месте. Спасибо. На это письмо Вам ответил неделю назад. Денег пока мне не нужно. Купить и на копейку нет ничего. Жизнь плохая. Я допустил очередную глупость. Впрочем, пережить это нужно. Где я и что – об этом должен знать пока только я. Было бы и Вам дано. Сейчас переезжаем на новое место ближе к Хабаровску. Говорят – на Красную речку. Поеду дней через 5-10, напишу».

Необходимо учесть, что во время войны существовала цензура, которая контролировала содержание переписки. На всех почтовых отправлениях стоял штамп: «Проверено военной цензурой». Поэтому прочитать в письмах фронтовиков, военнообязанных, курсантов военных училищ о том, где они находятся, чем занимаются, было невозможно.

Сергей Глушков писал отцу, матери, сестрам, младшему брату Василию. Об условиях пребывания в училище можно судить хотя бы по такому письму:

 

«Здравствуй папаша!

На днях получил твое письмо от 20.7.1942 г. Это второе письмо от Вас. Надо заметить, что от Вас письма мне идут долго. Примерно 12-16 дней. Правда, это письмо задержалось потому, что шло по старому адресу. С нового места посылаю второе письмо Вам. Относительно денег вам писал. Перевода еще не получил. Возможно, придет. Посылку посылать тоже не нужно. Во-первых, посылки не принимают на почте, во-вторых, я не имею ни в чем  особой необходимости, всем, как-будто, обеспечен. Питание здесь неплохое и хватает. Для баловства и разнообразия не худо было бы съесть стакан молока, огурец или что из зелени (из огорода), но для этого посылку посылать не следует. (Вам бы не надо было обо мне столь беспокоиться. Я не знаю, чем заслужил ваше снисхождение ко мне. Хорошо, если вы достаточно меня понимаете). За посылку я и так Вам благодарен. Этот год они оказали мне немалую помощь и удовольствие. Если Валя поедет в Хабаровск, то с ней можете что-нибудь по мелочи послать и на мою долю. Она будет в Хабаровске, наверное, к 1 сентября. 30 августа у нас выходной день. Вот на это число попрошусь в Хабаровск. В Хабаровске еще не был, и раньше 30.8  быть не думаю. Там и делать особенно нечего, да и не близко отсюда. Когда буду на зимних квартирах, тогда туда ближе и удобнее. Хотя и отпускать и оттуда часто не будут. Занятия усиленные, учебу гонят по 11 часов в день. Времени свободного совсем нет. Письмо можно написать только в выходной день, хотя и выходные дни все равно работаем. Сегодня воскресенье. Стою в наряде – дневальным по парому на реке. Осталось еще стоять часа 4. Дневальство провел неплохо, наловил немного рыбки/мелочи: 2 касатки, плотвы штук 10, да десятка два пескарей …»

 

«Здравствуй Галя!

Валя доставила в лазарет твои гостинцы – пол стакана мёду. Кажется, никогда не ел такого сладкого мёду, как твой мед. Спасибо, Галя, очень благодарен тебе. Имею, Галя, к тебе такое дело. 5 декабря с/г папа – именинник, ему исполняется 50 лет. По этому случаю у Вас состоится торжество. Советую тебе купить папе подарок к именинам, какую-нибудь вещь рублей за 100-200 и фотокарточку свою, для этого заранее сфотографируйся. При вручении подарка поблагодари папу за воспитание, заботу и попечение о тебе и поздравь его с праздником по случаю пятидесятилетия со дня рождения. Пожелай ему успеха здоровья и всех благ. Поздравь и маму с этим торжеством.  Все это должно быть от папы в секрете до поры до времени. Ну и тебе желаю успехов и здоровья. Ты сейчас одна осталась у папы и у мамы. Живите дружнее, слушайся родных и помогай им. Да никуда пока не отбивайся от дому. Это и тебе будет лучше, и папе с мамой.

            Вчера у меня были Валя с мамой. Я никогда не думал, что мама ко мне приедет, но бог привел. Очень рад был встрече. Через три дня ещё обещали прийти. Они мне молочка вашего принесли и вареньица. Рад я вам – не знаю как. Все это для меня слишком.

            Ну ладно, Галя. Пиши мне. А то, ведь, еще ни одного письма не написал.

                                   Серега.         8 октября 42 года».

 

Вместе с этим письмом Сергей пишет дополнение, в котором просит поздравить отца с Днем рождения. Причем, это текст, который должен прозвучать из уст Гали во время торжества. Вот он:

 «Для памяти.«Сергей просил поздравить папашу с праздником в честь пятидесятилетия со дня рождения и передать пожелания жить еще многие годы в добром здоровии и успешно трудиться. А также велел благодарить папашу за всемерную помощь, постоянную заботу и покровительство. По данному случаю торжества просил передать подарок – книгу и личный фотопортрет. Сын просил поздравить всех присутствовавших  с юбилеем его папаши и выпить здравницу. Жалеет, что он не с нами».

            Скажешь вначале торжества и передашь книгу. При этом в конце добавь, что другого подарка и нового фотопортрета передать не мог, т.к. не пускали в Хабаровск, а на месте не имеет возможности.

            Все это хранить в тайне до 7-го 12. 42 г. и вообще.

                                               Сергей».

 

Были проблемы со здоровьем у Сергея. На этот счет имеется одно письмо, в котором он признается родителям о своих проблемах:

«6 октября с.г. вышел из лазарета после 11 суток, в училище застал письмо твое от 24.9. Спасибо за письмо. Давно уже от вас не было писем. Дня 2 назад послал Вам письмо. 4 окт. Была у меня в лазарете Валя, поговорили с ней с полчаса: она была поздно. А вчера, т.е 7-го окт. пришли мама и Валя. Это для меня было просто неожиданностью. Хотя Валя и говорила, что получилось большое недоразумение. Жалею, что получился такой пассаж. Наделали у Вас переполох и крайне  озаботили Вас, довели до болезни. Это Лобанова перестаралась. Я говорил с ней с Красной речки из лазарета по телефону и просил, чтобы она поскорее послала ко мне Валю, т.к. я прийти в город не могу и не знаю, что с Вами делается: писем не получал около 2-х месяцев. Она это поняла, но слышимость была плохая. Я понял у нее, что якобы хочет приехать в Хабаровск. Мама на операцию или после операции. Я сказал, что как приедет, пусть заедет и она с Валей ко мне. Нехорошо получилось очень. Хотя я и рад приезду мамы.

            Болезнь у меня была не опасная. В лазарете мне сделали операцию по удалению геморроя. Сейчас от работы освобожден до 11-го окт. С постельным режимом. А потом буду заниматься, учебы еще прибавили 3 месяца. Мама обещали одиннадцатого числа еще побывать с Валей у меня, а то мало тоже поговорили: они опять были вечером. Мама привезла гостинцев. Рад им крайне и благодарю вас за это. В лазарете я верно проголодался, т.к. есть почти не давали. Трое суток совсем ничего не ел.

            О себе больше ничего не напишу: кое-что расскажет мама.

            Я рад, что Вы живете неплохо, только здоровьем вы скучаете.

            Пока желаю тебе папаша, здоровья и всего доброго. Пиши мне. А может и ты как-нибудь здесь побываешь. Мне пока никакой поездки никуда не предстоит. Спасибо за конверты: в них вижу твой труд. Будь счастлив.

            Сергей.    8 окт. 42 г.

                                   18.05»

 

Близится завершение учебы и отправка на западный фронт. Сергей заранее пишет отцу письмо, чтобы вышли на вокзал проститься, когда будет проездом, а также принести продуктов на дорогу и теплые вещи. Ведь ехать придется долго, зимой и по Сибири.

 

«Телеграмма. Свободный, Амурской, Глушкову.

Этими днями буду проездом придите вокзал. Сергей»

 

«Здравствуй папаша.

От Вас ничего не получаю. На днях я буду проездом числа 25-30. Еду далеко…

Прошу Вас выйдите на вокзал повидаться и если сможете принесите  продуктов на дорогу, т.е. картошки вареной, толчёной кг 6, луку и чесноку десяток-два, и если есть, сухарей кг 3-4. остальное по возможности и вашему усмотрению. Также носки теплые и рукавицы. Привет маме, Гале Вале тоже».

                А вот и письма с дороги на западный фронт.

 

«Здравствуйте папаша, мама и Галя!

Наспех пишу пару слов: 7.12.42 доехал до временного места. Сколько здесь буду – не знаю. Хлеба и сухарей хватило на 17 дней, есть еще сахар и грамм 200 сала. За продукты очень вас благодарю. Вообще доволен вашим участием в проводах. Оставайтесь здоровы.

16.12.42                                                                Сергей».

 

«Здравствуйте папаша, мама и Галя!

Поклон Василию, Вале и Соне. Поздравляю Вас всех с Новым 1943 годом. Желаю вам всего доброго в этом 43 –м году. В Сибири пробыл полтора месяца и сегодня уезжаю дальше к месту. С 7-го числа здесь начались морозы до 30 – 40- 48 градусов. Одет тепло и пока на сегодня здоров. По мне особенно не скучайте и не жалейте, поминайте тем, что заслужил: я и сам собой недоволен больше всего.

            Прощайте…. Сергей.               

            10.40 местн. Времени

            Чебаркуль».  

 

            И далее некоторые письма с фронта:

«Привет вам, мои родные, папаша и мама, Галя! Только когда вы этот привет дождетесь: уж очень далеко я от вас уехал. Сейчас нахожусь на фронте, служу не в пехоте. Фронтовая  жизнь папаше известна, хотя представлять и переживать – разница. Понемногу привыкаю. Тяжелого и трудного еще ничего не испытывал.  Но еще все впереди, т.к. прибыл на фронт недавно. Пишите мне дорогие, пишите. От вас ничего не получаю. Где Василий, Валентина, Галина?

А пока оставайтесь счастливы и здоровы. Сергей».

19.3.43

 

«Здравствуйте папаша, мама и Галя.

Пару слов. Пока жив и здоров. Нахожусь на (зачеркнуто, видимо цензурой) фронте. Служу не в строю.  Живу без особых изменений и событий. От вас ничего не получаю. Жду писем. Пишите мне каждую неделю, чтобы регулярно получать. Пока оставайтесь здоровы и счастливы. По мне не тужите, а почаще письма пишите. Где сестры и брат. Сергей.    27.3.43».

 

«Телеграмма,срочная. Свободный, Амурской, Шатковская, 107, Глушкову.

Из Ногинска. Привет. Поздравляю праздником первое мая. Здоров отдыхаю писем не получаю телеграфируйте Ногинск почту. Востребование. Сергей.» 

 

«Поздравляю тебя, мама, с днем ангела.

Желаю тебе жить еще многие годы в добром здоровии и счастливо. Жалею, конечно, что в этот день я  не с вами и не могу разделить с вами заздравные чары торжества, а, возможно, и скуки печали. Буду надеяться, что мое отсутствие у вас не будет вызывать столько боли страданий, как мне об этом писали. Не надо обо мне очень заботиться. На лето, возможно, к вам приедет Валя. Будете работать в огороде, в поле ходить за голубицей. Галя, наверное, тоже будет дома. А наверное их обеих не будет дома. Тогда одна будет работать по хозяйству, и некогда будет думать ни о ком. Василий и дочери тебя навещать будут частенько. А там и пройдет трудное время. В основном сохраните же свое здоровье. Я с месяц отдохнул, а сейчас на западном фронте пока здоров. Живу неплохо, рядом квакают лягушки, поют соловьи, а иногда и что-нибудь в ином тоне. Могу, между прочим, сказать вам, что я побывал в Москве и в Ясной Поляне. В доме Л.Н. Толстого и его литературном музее. Подробности потом. Письмо твое, мама, получил. Получил письмо от Василия, писем 5 от Вали, 1 от Кирилла ……..,не получил только от……, не думал. Что он мне не писал.

Пишите мне почаще, не только на мои письма: я не всегда могу написать. Пишите, как, кто и что. Пока оставайтесь здоровы. Целую, Сергей.

3 июня 1943 года

55343 «А», Полевая почта. Мне.

Ты, брат, желаешь мне крепче громить немцев. Да, но я использован немного не по специальности. Уж я буду их бить сухарями. Что ж, ведь надо и кому-то кормить бойцов.  Все.   Сергей».

 

Здравствуй дорогая мама!

Наспех, очень немного. Некогда сейчас расписывать. В основном сегодня жив и здоров. Сыт и обеспечен всем довольствием.  Делов много. Да, повидал много видов на театре войны. Хотя всего еще не видел. Пока желаю вам оставаться здоровыми и счастливыми.

Пишите мне почаще. Хотя и от вас мало получаю, хотя и вам последнее время пишу редко.  Целую вас, родные

Сергей           

16.09.43 г.

 

Здравствуй, братец Вася!

Ты все изволишь обижаться на меня  за не писание писем. Да, брат. Дело то таково, что собственно мало кому пишу. Домой я писал 1-2 письма в месяц. И тебе  писал, кроме того, что ты получил с дороги, письма 3-4. Столько же получил и от тебя. Не знаю, как до тебя не доходят мои письма: (лишнего ничего не пишу        ты служишь не меньше меня и тебе известна жизнь солдата, много всего не описать) Дело упрощается тем, что имеешь возможность читать мои письма, писанные домой. Вчера получил сразу 4 письма, одно от тебя. Твое самое позднее и то от  4.7. с/г. Остальные все за июнь. В связи с переездом на другой фронт и с передвижением наших войск, почта немного задержалась. Но полагаю, что от меня вы изредка кое-что получаете. За м-ц я послал вам 3 письма. Да вот, Вася, писать то сейчас некогда. Да и как это уж и на ум не приходит. Дело то сейчас такое… Вперед! Но, а живу я как сказать неплохо. Сегодня жив и здоров, сыт и одет. Работы много и заботы тоже. Ну, вот братец Все. Как-нибудь напишу еще.  Живи и за меня в тылу. Мне дурничкой заняться некогда. Да, пиши чаще. Кланяйся родным, сестрам.

            Сергей.                          

 Да, братец, поступают нехорошие сведения: бражничаешь ты и хулиганишь и прочими нехорошими штуками заниматься стал. Смотри, парень, попадешь в пехоту, всю мирскую спесь из тебя вышибут. Ну, а пока служи ………. Пиши. Я пока жив и здоров, а что дальше – не я, так люди напишут. В …….. произошла перемена. Как выглядит новое дело – не знаю еще. Пока оставайся здоров и умен. Передавай привет всем. Сергей.

29.08.43.

 

Здравствуй Вася!

Как оно жись – та? С девками, говоришь, воюешь? Хороша война!.. Только поуже как можно фронт держи. А то трофеев можно много насобирать на конец; в послевоенные долги влезть можешь. Можешь и поражение потерпеть: можно остаться без штанов или получить по шее, а возможно вместе – то и другое. Большие могут рожать ………и отправить на настоящий фронт.

Я получил твое письмо с замечаниями и объяснениями. Ты, конечно, Василий прав. Ведь я тебе пишу все это не ради проповеди и морали, а потому, что тема для письма – интимная. Держать себя в руках всем надо и надо так, как ты писал, не через меру последствия может быть от этого только плохие. Лучше без последствий.

Валя жалуется, что твои манеры, выходки, поведение скверно. Разболтался, значит. На это оправдания нет. С людьми ты должен быть всегда человеком и никаких привычек. А то может получиться как по Гёте: «Внизу ты аппетитная картина, зато вверху ужасная скотина!» Не прими в обиду, конечно. А лучше в свободное время (оно у тебя есть) для разнообразия занялся толковой книжкой. Отрыв мыслей и манеры были бы уже другими. Это тоже, между прочим. Я не хочу тебя учить, тем более, обидеть. А пока оставайся здоров. Живи как лучше для себя и для дела.

Сергей.                7.09.43 г.

Пиши мне.

 

Здравствуйте, папаша, мама и Галя.

Привет остальным всем родным и знакомым. Изредка понемногу пишу Вам. Это напоминает Вам о моем существовании. Живу пока ничего. Воюем успешно, движемся все вперед. Сейчас от Вас очень далеко. Объехал уже полсвета. Часы твои, папаша, я испортил еще под Старой Руссой. Сломался маятник, и ни одна мастерская в Ногинске не взяла в ремонт. Нож Василия тоже сломал и утерял. Служба у меня сейчас иная – на другой работе. До этого работал в продснабжении. Пока все. Пишите о себе, как живы, здоровы и шо робитэ.

Сергей.                       6.10.43 г.

 

Здравствуй братец, Вася.

Что-то ты ленишься мне писать. Неудобно мне с вами держать связь, слишком уж далеко. Расстояние все увеличивается. Ты пиши мне не только на мои письма, ответные письма, а пиши, когда есть свободное время. Пиши, как побывал в Хабаровске. Как встретились с Кирильевыми, как расстались. Я думаю, что ты не растерялся. Как живете, что дома? Я пока живу ничего. Служу в другой части того же рода войск. Сейчас сижу на бережку, и мне вспоминается Амур. Можно еще чего вспомнить. Но только это не светит, не греет. Сейчас от вас писем не получал. Уже- уже месяца полтора. Что делает наша Галя и пишет ли домой Софья. Так пока, желаю успехов и здоровья.

Сергей. 16 октября 1043 года.

 

Здравствуйте папаша, мама и Галя!

Получил ваше письмо от 24/8. Сейчас редко получаю от вас письма в связи с переходом в другую часть. Пишите мне сейчас по новому адресу. Рад, что еще живете неплохо и здоровьем не скучаете. ……………….  Пока что всего хватает и всем обеспечен. Здесь живу пока не хуже. Только уж очень далеко от вас нахожусь. Погода лето и осень стояла благополучная. Что важно для солдата на Брянском фронте: видел много знакомых из Сибири, но они тоже давно уже из дома. Получаю письма от дяди Кирилла. Он служит и живет неплохо, воюет сейчас успешно. Гоним немцев за Днепром. Порох изредка нюхаю. Пишите, как живы, здоровы? Чем занимаетесь? Где сестры и что нового из Сибири. Пока оставайтесь здоровы и счастливы.

                        Сергей. До следующего письма.    25.10.43 г.

 

Получил я твое письмо на днях, братец.

Доволен был письму: написал надрывно и с чувством. Я не напишу тебе  такого письма, брат. Но что я могу тебе написать? Зима сырая, вообще я такой погоды не видел еще: в январе идет дождь. Для солдат это хужее. Приходится изрядно копать землицы. В основном живу по-старому. В части твоей службы – скажу тебе – не блажи, попалось место, так служи. А здесь повоевать успеешь. Надо будет – пошлют. Передавай привет моим родным и сестрам. Да. Пиши, брат, почаще. От меня больше одного письма в месяц не жди. Сам знаешь – фронт. Будь здоров. Сергей.    22.1.44.

27.1.44

 

Здравствуй, Мама.

Ты прости меня родная, что так редко пишу Вам письма. Не всегда мне позволяет время и обстановка заниматься письмом. По возможности буду стараться писать почаще. Хотя и писать много не о чем. Пока здоров, сыт. Живу по-прежнему.  Зимой трудновато достается служба, хотя зима здесь  и теплая. Еще вчера здесь шел дождь. Но сырая погода для солдата – тоже нехорошо. Знаю о твоей болезни. Валя пишет, что у мамы порок сердца: болезнь серьёзная. Нужно лечить, а, главное – соблюдать режим в жизни и в пище. Жалею, что своим отсутствием усугубляю твою болезнь. Обо мне меньше думай, не волнуйся. Я пока жив и здоров. Во всяком случае – одна утраченная жизнь не должна убивать вторую. Живи и поправляйся, родная. Желаю для этого тебе всего лучшего. Сергей.

 

Ну. здравствуй, братец!

Хотелось бы поподробнее и обстоятельнее написать тебе, но, знаешь ли Вася, как и где я тебе пишу. Я доволен и рад твоему письму, полученному на днях от тебя. Письмо от 22.12.43 г. Спасибо, что подробно обо всем написал. Доволен за твое благополучие и за семью. А маму хотя бы ты успокаивал. Ты ведь бываешь дома часто. Я, конечно, постараюсь домой писать чаще, пока буду жив. Сейчас дело идет к теплу. Сейчас и всю зиму идут дожди, уже пригревает солнце, на горах уже нет снега. В основном на Украине зима теплее, но погода незавидная, особенно для солдата. Живу, брат, по-старому, по среднему. Пока сыт, здоров и благодарю бога. Получаю изредка из дому и от Вали. Под Кременчугом и под Кривым рогом видел своих односельчан, но они уже давно из деревни. Пока все. Оставайся здоров.

Сергей. 2.02.44 г.

 

Здравствуй, мама.

Недавно получил твое письмо, писанное перед Новым годом. Рад твоему письму. Хорошо, что описала подробно вашу обстановку, свою жизнь и здоровье.  Печально, что твое здоровье довольно плохое. Я даже думал, что придется вернуться домой и застать тебя при том здоровье, при котором тебя оставил. Желаю тебе здоровья и буду надеяться с тобой встретиться. Пусть помогают тебе во всем нужном Галя и Василий, а может приедет и Соня, только я подозреваю, что ее здоровье сейчас не уступит твоему. Но, а я, родная, нахожусь от вас больше 10000 км. Даже иметь письменную связь – и то трудно. Думаю, что последние события и ход войны  приближают конец последней. Под Кировоградом видал несколько земляком из своей деревни. Хотя они и давно из дома. Сегодня я в первый раз за зиму сижу за столом и решил коротенько тебе написать, ибо уже пришли и говорят, что мне предстоит путь в 10 км. Вчера началась вторая зима. Позавчера растаял весь снег и было уже сухо. Вчера выпал снег в 15.25 и дует ветер с морозцем.

Желаю всем здоровья. Сергей.

            Привет папаше, Гале, Василию и Софии.

От папаши писем почти не получаю. Последнее получил от 18.11.43 г. Не знаю, что он не пишет. Соболезную по случаю смерти вашей сотрудницы и близкого человека. Хорошая была женщина. Вечная ей память. Сергей. 16.2.44г.

 

 Здравствуйте папаша, мама и Галя!

Привет Василию, Валентине и Софье. Жалею, что в связи с обстановкой, успешным продвижением, мои письма дойдут до вас с опозданием.

От вас тоже уже порядочное время ничего не получаю: причина та же. О себе писать нечего. Недоволен украинской погодой. Сегодня началась четвертая зима. Сейчас за окном снег и вьюга. Весна будет поздняя, раньше в это время у нас уже сеяли. Здесь из землянок пока вылезли – находимся в домах у украинцев. Из них есть очень добрые люди, т.е. понимают солдата. Жизнь моя без особых изменений. Р. Буг уже освободилась ото льда, да и вряд ли она замерзала. А пока оставайтесь здоровы. Пишите мне.

Желаю вам всего наикращего.

                        22/3.44 г.                              Сергей.

            4 мая 1944 г.          Рум.          (подпись)

Больше месяца письма не мог вам направить.

 

Здравствуй, Василий.

Получил вчера от тебя письмо с фотокарточкой. Спасибо за письмо и за карточку. Несомненно рад вашим письмам, так как сейчас очень редко их получаю. Такое же дело и с отправкой. Слишком уж далеко я от вас нахожусь. Врага бьем на его собственной земле. Жизнь идет по-старому. Служу соответственно моей учебе на Красной речке. Врагу даем «закуски» крепко. Дождался тепла. Сейчас чувствуется как -то легче и веселее. Распускаются деревья, виноградники, цветут фруктовые деревья и поют соловьи. Будто бы все так обычно и натурально, а кругом – война. Ты ведь еще не знаешь, что такое война и не нюхал пороха. Думаешь, его дым похож на дым «Дели». В части того, что встретимся ли мы когда или нет – не знаю. Я не властен над своей судьбой. А пока пожелаю тебе здоровья и всего наикращего. Служи и живи как лучше и не балуй через меру. Держись около дома. Передавай домашним привет. Ну, а винца виноградного здесь попробовал.  Знаем, где и как оно живет. Ну, все. Пиши. Сергей.

            5.5.44 г.

 

Здравствуйте папаша, мама и Галя!

Получил вчера ваше письмо, писанное Наташей из Хабаровска. Письмо сравнительно шло недолго – 1 месяц, если учитывать то, что я нахожусь от вас за 12000 км. Мне даже и не представляется возвращение домой, так далеко уехал. Поэтому, если испытываете материальную нужду, то продайте все мои тряпки, какие носил. Они, наверное, сейчас тоже денег стоят. Если вернусь, то за этим дело не станет. А подрывать вам достаток не стоит. Живите как лучше и берегите здоровье. По последним письмам рад за ваше благополучие и здоровье. Доволен работой Гали. Она должна за всех нас помогать сейчас. Желаю ей здоровья и успехов. Часто получаю письма от Василия. Хорошо, что пишет, не забывает. Ему не сидится на одном месте и это плохо. Ему нужно работать там, остальное – безумие. Убедите его в этом, в своих желаниях он просто большой ребенок. Сейчас бьем врага на его собственной территории.

О себе особенного сообщить ничего не могу. Жизнь идет по-старому, служба – тоже. Сейчас уже тепло и это, разумеется, лучше, чем зимой. Здесь уже распустились и расцветают деревья. ……… Вам пописываю частенько, но когда если и нет от меня писем, то особенно беспокоиться не нужно. Это бывает по служебной невозможности. Недавно я возил больше месяца написанные вам письма. А пока оставайтесь здоровы.

Сергей.

13.5.44

 

Здравствуйте дорогие родители, папаша и мама!

Письма от вас последнее время получаю регулярно, вам также всем отвечаю. Рад, что хотя письма ваши имею. А то уж очень далеко от вас нахожусь, так что всякая связь может быть затруднена. Пишу вам сейчас только потому, что воодушевлен последним событием, о котором узнал только сейчас и на которое лично я и вся страна наша возлагали большие надежды. Думаю, что это событие будет решающим в деле разгрома германской армии в короткое время, в деле окончания войны.

Пока желаю оставаться вам  в добром здоровии, в надежде на все лучшее.

            Сергей.

            6.6.44 г.      20.00

 

Здравствуйте папаша, мама, Галя, Валя.

Сейчас я нахожусь на родной земле. Приехал в командировку и поэтому случаю черкнул сию записочку. Писал по краткому. Изменений особых нет. Пока здоров. Сегодня выпил четыре кружки пива. Это за 2 года. На Украине все есть из продуктов, особенно в городах. Дело за деньгами. Только не вздумайте посылать мне. Пока оставайтесь здоровы. Сергей.

Тульчин.

22/6-44г.                 

 

Дорогой брат Василий.

Не помня, когда я писал тебе последнее письмо, однако я сейчас тебе черкну несколько слов. В данное время нахожусь в командировке. Время идет хорошо, но боюсь, как бы это не испортило до некоторой степени меня. Да, дело, сам знаешь, солдатское. Только деньжаток, брат, маловато. Но ничего. Правда, я продал часы. Они были испорчены и нигде не брались их исправить. Здесь полно и все дешево, т.е. дешевле вашего раз в 5-8. Вчера был в театре, но не досмотрел. Что то не очень понравилось. Поживаю молочно. Не знаю, сколько еще проживу здесь, но все же нужно будет возвращаться на фронт. Если проживу порядочно, то попрошу из дома деньжаток, руб. 500-1000.

А пока будь здоров и пиши мне по старому адресу. Привет родным. 28 июня 1944 г.

Сергей.

 

Здравствуйте папаша, мама и Галя.

Я уже писал в ваш адрес, что я нахожусь с 19/6 в командировке. Живется неплохо. Сейчас здесь в Киевской области уже мирная жизнь. Продукты буквально все есть и дешевле вашего в 5-10 раз. Деньжонок немного тоже нашлось. Немного побаловался кое-чем. Если у вас сколько найдется свободных деньжат, то переведите мне почтовым переводом. А сейчас бывайте здоровы. Пишу в вагоне на …. И вот-вот тронусь в обратный путь – на фронт. Приеду – напишу. Сергей.

Тальное. (ст. Тальное, Киевская обл.)

1.7.44г.                                                       

 

Здравствуйте папаша, мама, Галя и Валя.

Пока еще нахожусь в разъездах. На фронте буду вероятнее не ранее 20 июля. Бываю в городах и селах Украины, Бессарабии, Румынии. Купить все есть. Время свободное бывает  представьте. Что отдохнул от фронтовой жизни. Побаловался всем, что было возможным добывать, как напился пивом, медом, мороженым. Но скоро возвращусь на фронт, и жизнь пойдет опять по-старому, даже как чувствую – хуже. А пока желаю вам всем быть здоровыми. Привет Василию и Софье. Целую.

г. Бельцы.    Пишите по старому адресу

Сергей. 7.7.44г.           .

 

Здравствуйте папаша, мама и Галя.

7.07. с/г снова вернулся на фронт. Думал, что меня ожидает дюжина писем, но было только три. Одно от дяди Кирилла. Он пишет, что был 4 месяца в госпитале, сейчас здоровие ничего. Получил ваше письмо из Бийска и узнал, что папаша был в командировке. Не получил еще письма, как живут в Сибири наши родня. О своей командировке могу сказать, что доволен, для разнообразия попутешествовал неплохо. Сейчас живу почти по-старому. Больших изменений в жизни и службе нет. Правда, мой адрес несколько изменился, т.к. получил небольшое перемещение. Галину поздравляю с переводом в 10-й класс. От Вали еще писем в части окончания курса не было. А сегодня видал во сне, что она выходит замуж. Может быть: «сон в руку», но думаю, скорее, она болеет. Как сейчас здоровье мамы? Летом, наверное, соберутся все домой, и у вас будет веселее. Материально, думаю, вы еще обеспечены.

Ну, а молочка я попил в командировке порядочно. Оно на Украине дешево: от 1 до 10 руб., яйцо – 20-40 руб. Было значительно дешевле, но сейчас разрешили закуп из Донбасса, Одессы и центральных областей. Вообще говоря, на Украине живут хорошо, т.е. лучше, чем в Сибири и на ДВ. Здесь уже мирная жизнь. Только все женщины командуют, их большинство, беда. 

А пока оставайтесь здоровы и счастливы.

            С глубочайшим к вам почтением и уважением.   Сергей.

22 июля 1944 года.

 

Здравствуй папаша.

Никак не дождусь от тебя писем. Как ты съездил в Сибирь и когда прибыл. Мне писали, что ты должен был приехать к 15 июля, однако в последних письмах Василия и Вали от 24/7 говорится, что тебя ждут к 1 августа.  Опиши мне поподробнее о своей поездке и о том, что и как в Сибири у наших родственников. Последнее письмо от тебя получил в июле из Бийска. Василий писал, что ты должен был заехать в Алма-Ату. Валентина думает, что должна прибавиться семья. Понятно… Собирайтесь у дома, все лучше и веселее будет. Ваше положение и жизнь, надеюсь, не из плохих. Старайтесь сохранить и поправить здоровье. Это всего важнее. О себе сообщить особенного ничего не могу. Я нахожусь во 2-м укр. (подчеркнуто цензором).

Пока здоров. Питание неплохое. Много фруктов. (Кому нужно, хватает и выпить).

На днях должен быть в Венгрии. (Подчеркнуто цензором). Путешествие за 2 года с Дальнего Востока совершил большое. Не знаю, где и чем его закончу. Пришлось много всего видеть, хотя больших трудностей еще не испытывал, но они возможны впереди. (Видимо ожидались тяжелые бои в Венгрии). Пока пожелаю тебе здоровья и всего хорошего.

Привет маме, Гале, Вале и Василию.                                           Сергей.

18.9 – 44г.

 

Здравствуйте папаша, мама, Галя и Валя.

Пару слов вам сообщаю с пути. Пока жив и здоров. Двигаемся вперед, на Запад. Миновали уже Будапешт. (подчеркнуто цензором) Жизнь так – ничего, но в чужой земле как то не весело. Писем от вас нет. Вчера получил от Василия от 27/7 с/г. Сергей. 3.9.43 (тройка исправлена на четверку).

 

Последние письма из архива

 

Здравствуйте, папаша, мама и Галя.

Пишу Вам очередное письмо. Особенного хотя и сообщить ничего не имею. Жизнь обыкновенная, фронтовая. Осень. Погода дождливая. Из гор выбрались, сейчас действуем в Венгрии на равнине. Интересно.  Здесь селения в виде отдельных ферм-хуторов. Дом от дома метров 300-500-700. И так сплошь от города до города во все стороны. В каждом доме живут от 3-5 семей. Частью – рабочие помещиков. Разводят здесь много птицы, свиней, сеют пшеницу, кукурузу, ячмень. Мадьяры упорствуют, но начинают понимать безвыходность положения и начинают вести размышления кто доживет до 1945 г. то может увидеть развязку войны. Так писем от вас не получаю Перевода тоже нет. Сделайте справку на почте, а квитанцию пошлите мне и справку (ответ почты) тоже вышлите. Ну а в основном живите, как живы и как здоровье. Как сестры себя чувствуют и как здоровье Василия? Сергей

27.10.44г.

Поздравляю папашу с днем рождения. Имеющим быть 5 декабря с/г.

И желаю Всего лучшего и доброго в следующем году жизни.

 

Здравствуйте, папаша, мама и Галя.

Получил сразу два письма, которые с богом долго дожидался письма от папаши. Рад за благополучное возвращение и за хорошую его командировку. Побывать в Сибири на таком расстоянии и в такое время можно только случайно. Таким образом и я кое-что узнал о его путешествии и о сибиряках. Хотя это и слишком скромно описано, но в последующих письмах, думаю, можно упущенное добавить. Интересно, на родине сейчас многие и многое изменилось Девять с лишним лет позади, как последний раз я был там. Все родственники нашей родни, каких тогда я знал, сейчас, несомненно, уже взрослые, а Николаю Ивановичу, пожалуй, придется еще побывать на фронте. Да, я писал дяде Кириллу письмо в июле 42, на днях получил его обратно, в части в той его уже нет, из которой только что писал мне. На конверте поставили номер другой полевой почты. Но такого нет. Написали: «выбыл». В июне- июле я тоже был месяц в командировке. Ездил из

Румынии на Украину. Командировка была хорошая и удачная (отдохнул). Оттуда я и просил денег, однако, их не получил и не получу. Т.е. переводы сюда не приходят да и нужды (особенно) нет в деньгах. Кроме того, я получаю как мл. командир. Даже дают и иностранной валютой. Перевод должен возвратиться обратно, а на всякий случай наведите справку на почте. Так вот отсюда в командировку уже не представится долго. …. Путь лежит еще дальше на запад. Сейчас все время продвигается. Близко Будапешт. Жизнь и служба – ничего. Здоровье тоже не изменяет. Вот только близится зима. А зимы, хотя здесь и теплые, но дождливые. Вот в прошлом году на Украине всю зиму шел дождь: и в декабре, и в январе и т.д. Обеспечение, конечно, неплохое. Особенно - питание. - Вам в гражданской жизни и во сне не приснится. И все же это все война Фронтовые условия.

Больших трудностей я еще не переносил. Они очень возможны впереди. Да побольше пишите мне, а то людям почта все приходит и приходит, а мне нет и нет.

На Украине я был почти во всех областях. Ну что могу сказать о климатических, экономических и прочих жизненных условиях. Когда все селения были немцами выжжены. Города разрушены, даже природа и та была вся покалечена.

А пока оставайтесь здоровы и счастливы.

Сергей. 15.11.44 г.

 

Финалом этой переписки стало извещение Свободненского городского военного комиссара от 19 января 1945 года:

«Ваш сын сержант Глушков Сергей Михайлович в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был ранен и умер от ран 12 января 1945 года. Настоящее извещение является документом для возбуждения ходатайства о пенсии».

            В извещении указано место захоронения: Похоронен в г. Хатван, ул. Хорват Михаи, могила № 68.

            На единственной фотографии Сергея, сохранившейся в архиве, ему 20 лет. Фото датировано 24 октября 1937 года.

 

Рамусь Владимир Федорович, подполковник в отставке, участник боевых действий в Афганистане