Разгром Японии

Рубрика:  

В августе-сентябре 1945-го…

Проходят годы, однако интерес к истории Великой Отечественной войны не угасает, а её многочисленные «тайные страницы» - малоизвестные, забытые и до сих пор не рассекреченные события  волнуют умы не только исследователей, но и всех тех, кому небезразлично прошлое нашей Родины. А, значит, и  будущее…

Журналистами газеты «Красная звезда» Николаем Ефимовым и Александром Бондаренко при активном участии Президиума Союза ветеранов госбезопасности издана книга «Тайные страницы Великой Отечественной войны». В её основу положены материалы «круглых столов», на протяжении четырёх лет проводившихся в  редакции газеты. В ходе этих бесед обсуждались самые острые вопросы, относящиеся к истории войны, давалась объективная оценка бытующим версиям и предположениям. Собранные в одной книге  материалы позволяют читателю понять или переосмыслить многие из тайных страниц Великой Отечественной войны, получить немало новой информации.

Мы предлагаем нашим читателям завершающий разговор участников «круглого стола», посвящённый  разгрому  милитаристской Японии (с сокращением).
В заседаниях «круглого стола» принимали участие ветераны Великой Отечественной войны.

ГАРЕЕВ: Кстати, вы задумывались, как соотносится война с Японией с Великой Отечественной войной? Когда мы говорим, что война с Германией – это одно, а война с Японией – другое, то исключаем из числа участников Великой Отечественной войны людей, которые всё время находились на Дальнем Востоке и там воевали … Хотя тому есть формальный повод – 9 мая 1945 года Иосиф Виссарионович Сталин сказал, что Великая Отечественная война против фашистской Германии завершилась. Но не мог же он сказать, что «теперь мы с Японией воевать будем». Поэтому с точки зрения замысла обороны  страны, общего стратегического замысла, война против Германии и Японии – двуединые, неразрывные события.

ТЮШКЕВИЧ:  Этот вопрос не новый. Однако, когда готовилось 12-томное издание «Истории Второй мировой войны», была найдена очень удачная, как мне кажется, очень историчная формулировка, что война против Японии стала логическим продолжением Великой Отечественной  и одновременно – составляющей частью Второй мировой войны.

ГАВРИЛОВ: Действительно, это, скорее, логическое продолжение: Япония на СССР не нападала, поэтому война является самостоятельной…

ТЮШКЕВИЧ: Достаточно сопоставить политические цели войны с Германией и войны с Японией, чтобы понять, что они не совпадают. В Великой Отечественной  вопрос шёл о жизни и смерти Советского государства – о защите суверенитета, жизни людей и т.д. В результате Советский Союз был спасён, он освободил не только свою страну, но и другие страны в Европе, оказал помощь союзникам…

ГАРЕЕВ: А что, когда мы с Японией воевали – речь не о том же самом шла? Она также шла о жизни Советского государства, куда входят Сибирь, Дальний Восток, о помощи нашим союзникам и оккупированным странам Азии. Некоторые «любители истории» вообще договорились, что наше наступление до границы советской территории – это была Великая Отечественная война, а вот освобождение Польши – это уже оккупация.

СЕНЯВСКАЯ: По моему мнению, Дальневосточная кампания, которую вели советские войска против Японии в августе 1945 года, являлась частью, завершающим этапом Второй мировой войны. По масштабу и театру военных действий она являлась региональной войной в рамках Мировой войны.

ТЮШКЕВИЧ: Если считать, что война с Японией является составной частью Великой Отечественной войны, то выходит, что, воюя с Германией, мы находились в состоянии войны и с Японией. А как же тогда пакт о нейтралитете? Хотя, конечно, мы были готовы к отражению агрессии…

ГАРЕЕВ:  Многое не афишировалось, о многом не писали, но ещё в ходе боевых действий на Западе шла огромная работа по планированию операций на Востоке, по накоплению материальных запасов, по переброске войск… Известно, что всего было переброшено 400000 человек, много тысяч танков, самолётов, артиллерийских орудий. Шла перегруппировка войск и подготовка этих боевых действий. Хотя нет активных боевых действий, но война-то идёт, и потому я уверен, что это составная часть Великой Отечественной войны! К тому же, на Дальнем Востоке мы всё время находились в состоянии военного положения.

А почему, вообще, существовала напряжённость на Дальнем Востоке?

СЕНЯВСКАЯ: Япония была давним противником России – и особенно это проявилось в первой половине ХХ века, начиная с Русско-японской войны…

ЯМПОЛЬСКИЙ: Да, Япония всегда рассматривала наше государство в качестве объекта для экспансии. Так, 4 апреля 1918 года японские спецслужбы устроили провокацию: их же агентурой были убиты два японских гражданина, что послужило поводом адмиралу флота Като высадить десант во Владивостоке – для «охраны порядка».
Затем, чтобы продвинуться в Сибирь, японские спецслужбы установили контакт с Колчаком… Для оккупации японцы выделили около 70 тысяч человек, прихватив с собой для солидарности несколько тысяч американцев.  В 1925 году японцы оккупировали Северный Сахалин – потом были установлены дипотношения, и они ушли. Пришедший в 1927 году к власти премьер-министр Танака в своём меморандуме императору говорил, что следует готовиться к войне с СССР, однако в 1929 году японские спецслужбы предложили вести против нас не особенно агрессивную политику. В 1931 году они устраивают диверсию в районе Мукдена и вступают на территорию Маньчжурии. Некоторые историки считают, что с этого и началась Вторая мировая война.

Почему?

ЯМПОЛЬСКИЙ: Оккупация прошла спокойно, и японцы продолжили свою политику по выдавливанию России из северного Китая…

СЕНЯВСКАЯ: В 1938 году была японская агрессия на озере Хасан, в 39-м – боевые действия на реке Халхин-Гол, которые в Японии называют «Второй японско-русской войной».
Но разгром японских войск нанёс серьёзный удар по пропагандистскому мифу о «непобедимости императорской армии», об «исключительности японского воинства».
Американский историк Дж. Макшерри писал: «Демонстрация советской мощи на Хасане и Халхин-Голе имела свои последствия, она показала японцам, что большая война против СССР будет для них катастрофой».
Вероятно, понимание этого оказалось для Японии основным сдерживающим фактором в период 1941-1945 годов, одной из причин того, что с началом Великой Отечественной войны СССР был избавлен от войны на два фронта.

ГАРЕЕВ: Хотя и замысел обороны страны – ещё до Великой Отечественной войны, и все стратегические планы Генштаба строились на том, что у нас есть два вероятных противника: Германия на западе и Япония на востоке…

ЯМПОЛЬСКИЙ: После провала авантюры 1938-1939 годов японские спецслужбы приходят к выводу, что нужно усиливать свои разведывательные органы. Харбинская японская военная миссия, основная на территории Китая, прекращает агентурную работу и передаёт эти функции вновь созданному информационно-разведывательному управлению Квантунской армии. По периметру северной Маньчжурии создаются японские разведывательные миссии, которые занимались активной подготовкой к войне с СССР…
В марте 1941 года министр иностранных дел Мацуока едет в Берлин – через Москву. Сталин и Молотов предлагают ему заключить пакт о нейтралитете – он предлагает пакт о ненападении. Сталин предлагает ему подумать.
В Берлине Мацуока встречается со своим коллегой Риббентропом, который намекает о возможности войны с Россией. То же говорит ему и Гитлер… Мацуока сказал, что если Германия нападёт на Россию, то никакой МИД не остановит выступление Японии против СССР…

ХАЗАНОВ: Наше руководство знало, что Япония снабжает Германию стратегическим сырьём, передаёт ей разведывательную информацию…

СЕНЯВСКАЯ: По мнению японского руководства, пакт о нейтралитете между двумя странами носил временный характер, дающий Японии возможность обезопасить свои северные границы, «следить за развитием обстановки» и спокойно «набираться сил», чтобы «в нужный момент» нанести Советскому Союзу внезапный удар.
Военный министр Тодзио неоднократно подчёркивал, что вторжение должно произойти тогда, когда Советский Союз «уподобится спелой хурме, готовой упасть на землю». То есть СССР, ведя войну с Гитлером, ослабнет настолько, что не сумеет оказать серьёзного сопротивления на Дальнем Востоке…

ХАЗАНОВ: …Ситуация на дальневосточных рубежах неоднократно становилась взрывоопасной. Так, в начале марта 1942 года участились случаи нарушения нашего воздушного пространства японскими разведывательными самолётами, наблюдались перегруппировки вблизи границы…

СЕНЯВСКАЯ: Япония в нарушение пакта о нейтралитете,        задерживала и даже топила советские пароходы! В период с 1941 по 1945 год наше правительство 80 раз выступало с заявлениями и предупреждениями по поводу японских провокаций. Зная о коварстве соседа, мы держали  на дальневосточных рубежах несколько армий в полной боевой готовности – в то время, когда на западе на счету была каждая свежая дивизия.

ХАЗАНОВ: И всё же к открытию активных боевых действий на Дальнем Востоке Советский Союз не готовился: сложная обстановка на советско-германском фронте не позволяла…

Когда же советское руководство приняло решение о вступлении в войну с Японией?

РЖЕШЕВСКИЙ: Фактически – в 1941 году.
СЕНЯВСКАЯ: Но только в ноябре 1943 года в Тегеране, в ряду других, уже конкретно решался вопрос о ликвидации очага войны на Дальнем Востоке. Советская делегация дала союзникам согласие вступить в войну против Японии сразу после разгрома гитлеровской Германии.
( 15 октября 1944 года, беседуя с видными политиками и дипломатами, Сталин заявил, что СССР выступит против Японии через три месяца после поражения Германии…)

Можно предположить, что вступая в войну, Советский Союз прежде всего добивался возвращения утраченных территорий?

КОШКИН: Из материалов, которые я получил в японских архивах, следует, что для того чтобы получить Курильские острова и вернуть Южный Сахалин, нам совсем не обязательно было вступать в войну. Японцы сами – через наше посольство, средствами разведки,- предлагали отдать эти территории в обмен на то, что  СССР не вступит в войну. Более того, японцы даже сообщали нашим посольским работникам, что если Советский Союз захочет, то они могут ему отдать и Хоккайдо.

ГАРЕЕВ: Так что если подходить прагматически, так сказать – по-американски, то Советский Союз мог решить все территориальные вопросы, не вступая в войну.

КОШКИН: Невступление в войну было бы предательством обязательств (перед союзниками), привело бы к очень негативным последствиям. Это могло сорвать идею создания ООН и вообще всех договорённостей.
…При окончательном принятии решения об участии в войне против Японии Сталин преследовал глубокие геополитические цели.

ГАВРИЛОВ: Сталин, исключительно прагматик, взял курс на создание вокруг СССР буфера  «дружественных государств».

(Война на Дальнем Востоке лёгкой прогулкой не была. В этой операции нашёл отражение весь сгусток нашего опыта, который мы приобрели в войне с Германией – и в  области военной науки, и в области военного искусства. Была поставлена задача: в предельно сжатые сроки провести стратегическую перегруппировку сил и средств с западного театра военных действий на Восточный. Без преувеличения, это был грандиозный план!  2 сентября 1945 года на американском линкоре «Миссури» состоялось подписание акта о безоговорочной капитуляции Японии. 3 сентября 1945 года в Советском Союзе было объявлено Днём Победы над Японией).


Материалы подготовила В.Иванова.