Разведчик Виктор Дюдин

Рубрика:  

Разведчиком Виктор Дюдин стал в 25 лет, в 1941 году. В юности он увлекался парашютным спортом, альпинизмом, совершил восхождение на гору Казбек. Потом служба в армии, в танковом корпусе. Воз­вращение в родной Таганрог, преподавательская работа в ФЗУ (фабрично-заводское училище)...

Из докладной за­писки в ЦК ВКП(б) Секретаря Ростов­ского обкома ВКП(б) П. Александрюка. 6 мая 1942 года.

«Линия фронта, проходящая по территории нашей области, вот уже 5 месяцев находится в не­изменном состоянии, а это вы­зывает известные трудности с переправой через нее а тыл даже небольших групп и одиночек. Отсюда деятельность парти­занских отрядов нашей области ограничивается проникновени­ем в оккупированные районы с территории Азовского района через Таганрогский залив».

Одной из задач советских ор­ганов государственной безопас­ности была подготовка и забро­ска на оккупированную против­ником территорию небольших разведывательных групп по 4-5 человек с целью сбора инфор­мации о противнике, проведения диверсий, а также контрпропа­ганды. Такие группы подготав­ливались в Ростовском Управ­лении НКГБ и переправлялись в оккупированный Таганрог. Их работа причиняла ощутимый ущерб гитлеровцам. Поэтому для пресечения деятельности развед­чиков фашисты предпринимали различные шаги: официальный запрет комендатуры выходить на лед залива, пребывать в темное время суток у акватории залива. Велось также патрулирование на катерах, выставление многочис­ленных постов, заслонов силами как расположенных в городе под­разделений специальных служб, так и полиции.

Участником одной из советских разведывательных групп был Виктор Тимофеевич Дюдин. Его жизнь напоминала судьбу многих.

Семью Дюдиных не обошла и трагическая страница тридца­тых годов. В 1937 году в Таган­роге Управлением НКВД по Ро­стовской области была учинена смертельная чистка партийно-хозяйственного аппарата, необо­снованно обвиненного в прове­дении враждебной деятельно­сти на стороне так называемого «троцкистско-зиновьевского блока». Тогда были осуждены и расстреляны первый секретарь горкома партии С. Варданиан, начальник отдела НКВД Е. Ба­ланюк и многие другие. Под жернова репрессий попал и род­ной брат Виктора Тимофеевича - Василий Дюдин, руководив­ший в то время городской комсо­мольской организацией. Вожаку комсомольцев вменяли в вину связь с С. Варданианом, а также лидером областной комсомоль­ской организации И. Олесовым. 27-летнего комсомольца винили за общение с людьми, с которы­ми он обязан был встречаться по долгу службы. Спустя 54 года аналогичное по смыслу словосо­четание высказывалось следова­телями еще одному таганрожцу - первому заместителю предсе­дателя КГБ СССР, генерал-пол­ковнику В.Ф. Грушко, аресто­ванному в связи с событиями 19 августа 1991 года и освобожден­ному спустя несколько месяцев из-под стражи.

А Василий Дюдин в 1937 году в течение 24 часов после исключе­ния из партийных рядов без объ­яснения причин был выслан из Таганрога в Кировскую область, в Питюгский леспромхоз, где работал грузчиком, мастером по ремонту машин. В 1946 году он получил разрешение вернуться в родной город, где потом его вос­становили в партии, а впослед­ствии наградили знаком «50 лет пребывания в КПСС»...

...Пройдя соответствующую подготовку, разведчик Виктор Дюдин 25 марта 1942 года вышел со своей командой из поселка Се­мибалки Азовского района и по тонкому льду направился для вы­полнения первого задания в окку­пированный Таганрог. Всего он с группой совершил 14 переходов за линию фронта. Каждый такой поход таил опасность, независи­мо от того, по льду совершается вылазка или по водной глади за­лива в ночное время. Но храбро­сти Виктору Тимофеевичу было не занимать. Поэтому рядом с ним спокойнее чувствовали себя не только его постоянный помощ­ник Николай Зотов, но и осталь­ные разведчики.

Смелость, природная смекалка и бесстрашие В. Дюдина не раз помогали разведчикам как при переходах, так и при выполне­нии заданий в Таганроге.

В одну из ночей на льду за­лива разведчики увидели при­ближающийся темный силуэт. Маскировочные халаты помогли разведчикам надежно укрыться, опознать в приближавшемся гит­леровца и задержать его. Знания немецкого языка, полученного в школе, хватило, чтобы понять намерение немца — тот шел сда­ваться к русским. Выделенный Дюдиным разведчик помог за­держанному более уверенно до­браться до компетентных орга­нов советских войск.

Но главным заданием для раз­ведывательных групп была до­ставка по назначению груза: взрывчатки, гранат, сводок Со­винформбюро, листовок, ин­струкций для подпольщиков, а также спецвыпусков областной газеты «Молот» для жителей ок­купированного Таганрога.

...Из докладной записки народ­ному комиссару внутренних дел Союза ССР генеральному комис­сару государственной безопас­ности тов. Л.П. Берия.

В соответствии с Вашим ука­занием мы приступили к более активной работе по вербовке и заброске разведчиков в тыл про­тивника... В оккупированных районах для диверсионно- тер­рористической деятельности нами оставлено несколько мало­численных групп и большое количество разведчиков-одино­чек, перед которыми поставлена задача совершения диверсион­ных актов и всемерно противо­действовать проводимым немец­кими властями мероприятиям.

Нашими разведчиками в гор. Таганроге организован взрыв не­мецкой комендатуры, во время которого уничтожено много не­мецких солдат и офицеров, в том числе и немецкий комендант, совершен поджог складов в Таган­рогском морском порту, где было сосредоточено значительное количество немецкого снаряжения и других военных материалов.

Начальник Управления НКВД по Ростовской области майор го­сударственной безопасности По­котило С.В.

Проникнув в город, разведчики вели активную деятельность - на шоссейной дороге, ведущей к Мариуполю, ставили мины, вы­являли предателей, распростра­няли листовки, собирали данные о дислокации артиллерийских точек, расположении войск. Ин­формацию доставляли через связников в штаб чекистов, на­ходившийся в Азове. Впослед­ствии советская авиация нано­сила бомбовые удары по указан­ным разведчиками объектам.

Точность бомбардировок за­ставила службы безопасности противника активнее искать ра­ботавших в городе разведчиков. У В. Дюдина была легенда-при­крытие, соответствовавшая оперативной обстановке в городе в то время - он выдавал себя за раненого военнопленного красноармейца. Последних в городе было довольно много, поэтому оккупанты не утруждали себя заботами об их содержании и трудоустройстве, разве что ис­пользовали их на подсобных ра­ботах. Поэтому легенда Дюдина на какой-то период срабатывала, но продолжать работать с ней становилось все труднее. Спец­службы искали разведчиков, поставлявших информацию в советские войска. В поле их зре­ния попал и Виктор Дюдин, его жену несколько раз вызывали на допросы в отдел русской по­лиции, находившийся в нынеш­нем помещении редакции газеты «Таганрогская правда» на улице Греческой. Каждый допрос, на который она приходила с годо­валым сыном Владимиром, за­канчивался одним и тем же во­просом: где муж? До поры до времени ее ответы, что он на за­работках или в поисках работы, как-то устраивали следователей, среди которых был и начальник полиции Стоянов. Перед до­просами, для страха, ее подолгу держали в коридоре, до нее до­носились крики, стоны и другие ужасы, сопровождающие до­просы с пристрастием. Молодая женщина с ребенком выдержала эти «испытания».

Постепенно ситуация усложня­лась. Противодействие оккупан­там росло, сказывались резуль­таты работы советских разведчи­ков. Поэтому на их поиск были брошены дополнительные силы. Особенно жесткие меры фаши­сты применили к местным поли­цейским, которые, по их мнению, были излишне «лояльны» к дей­ствиям своих земляков. Это при­несло плоды - один из таких «по­лицаев», живших по соседству с Дюди- ным, не желая рисковать своим благополучием, донес на него как на подозрительного.

8 мая В. Дюдин, увидев при­шедших арестовывать его нем­цев, вместе со своим товарищем Зотовым скрылся от преследова­ния, уйдя впоследствии на бар­касе через залив. Случившийся на заливе шторм, с одной сто­роны, уменьшил шанс их пре­следования полицией, а с другой - двухдневная борьба со стихией привела к морской болезни. Кро­ме того, на ладонях разведчиков практически не осталось живо­го места. В таких условиях они могли только бросать якорь и подтягивать баркас.

Обессиленных, их подобрали советские моряки, которым они смогли из последних сил сказать, что добытая разведывательная информация находится за под­кладкой куртки.

На следующую ночь по указан­ным разведчиками координатам советские самолеты разрушили здание, в котором размещался батальон эсэсовцев...

 

Алексей Зуев, полковник в отставке

газета «Чекисты Дона» № 4 (014)– апрель, 2018

г. Ростов-на-Дону