Сталинградский «котёл»

Рубрика:  

23 ноября 1942 года, на пятые сутки после начала контрнаступления в районе Калач — хутор Советский войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов замкнули кольцо окружения вокруг сталинградской группировки противника. Паулюс предложил Гитлеру отвести войска 6-й армии с позиций на Волге, шансы на прорыв части группировки ещё были, пока кольцо советских войск не уплотнилось. Однако верховное немецкое командование, не желая отступать, оставило армию Паулюса в «котле», пообещав деблокировать окруженные войска.

22 ноября

22 ноября колонны штаба 6-й немецкой армии прибыли в Нижне-Чирскую, где находились Паулюс и начальник штаба армии Шмидт. Так же был генерал-полковник Гот, командующий 4-й танковой армией. В это время от Гитлера была получена радиограмма. Гот со своим штабом отзывался для выполнения других задач. Паулюсу и Шмидту приказали немедленно вылететь в пределы образующегося «котла» и вблизи станции Гумрак разместить командный пункт армии. Также стало известно, что 14-й танковый корпус генерала Хубе, который должен был приостановить продвижение русских войск, атаковав их с фланга, оттеснен к востоку от Дона, как и 11-й армейский корпус. Важный в стратегическом отношении мост через Дон у Калача отдан без боя. Путь на юг — путь отступления 6-й армии — в значительной мере был перерезан. Передовые отряды русских выходили к Калачу.

Советские войска продолжали развивать наступление. Для соединения с войсками Сталинградского фронта, двигавшимися с юго-востока, подвижные соединения Юго-Западного фронта должны были с ходу форсировать р. Дон. Единственная мостовая переправа через Дон в полосе наступления 26-го и 4-го танковых корпусов была у хутора Березовский в районе г. Калач. Немцы также отлично понимали значение этого пункта. Для прикрытия подступов к мосту в районе Калач немцы заняли плацдарм на западном, высоком берегу Дона, обращенный фронтом в тыл, так как считалось, что советские войска попытаются занять Калач. Мост был подготовлен к уничтожению. Однако враг не сумел ни удержать мост в своих руках, ни взорвать его.

В ночь с 21 на 22 ноября 26-й танковый корпус занял населенные пункты Добринка и Остров. Командир корпуса Родин решил воспользоваться темнотой для внезапного захвата мостовой переправы через Дон. Выполнение этой задачи было поручено передовому отряду под командованием командира 14-й мотострелковой бригады подполковника Г. Н. Филиппова. В состав передового отряда вошли: две мотострелковые роты 14-й мотострелковой бригады, пять танков 157-й танковой бригады и бронемашина 15-го отдельного разведывательного батальона. В 3 часа ночи 22 ноября передовой отряд на большой скорости начал движение по дороге Остров — Калач. Подполковник Филиппов повел отряд автомобилей и танков с включенными фарами, чтобы обмануть противника. Действительно, немцы приняли колонну за своих (немецкую учебную часть, оснащенную трофейными русскими танками) и вражеская оборона была пройдена без единого выстрела. В тылу у противника отряд встретил повозку местного жителя, который показал дорогу к переправе и рассказал о системе защиты немцев. В 6 часов, спокойно подойдя к переправе, часть отряда прошла на машинах через мост на левый берег Дона и ракетой дала знак остальным. В коротком внезапном для врага бою охрана моста была перебита. Отряд занял мост, а затем даже сделал попытку с ходу овладеть городом Калач. Противник оказал организованное сопротивление и попытался отбить переправу. Отряд Филиппова занял круговую оборону и стойко отбивал все атаки превосходящих сил врага, удерживая мост до подхода своего корпуса.

В этот день главные силы 26-го корпуса вели серьёзные бои на рубеже совхоза «Победа Октября» (15 км западнее Калача) и «10 лет Октября». Здесь противник, опираясь на заранее подготовленный противотанковый район, оказал упорное сопротивление продвижению частей корпуса к переправе. Немцы использовали ранее поврежденные танки, которые были превращены в неподвижные огневые точки. Только к 14 часам, совершив обходный маневр, 157-я танковая бригада смогла взять высоты 162,9 и 159,2. Противник понёс большие потери и отступил. 19-я танковая бригада полковника Н. М. Филиппенко, преодолевая сопротивление противника, к 17 час. часть сил вышла к переправе через р. Дон, которую удерживал передовой отряд корпуса. К 20 час. бригада в полном составе переправилась через Дон и сосредоточилась в лесу северо-восточное Калача. 1-й танковый корпус также успешно наступал. Танковые бригады 4-го танкового корпуса переправились через Дон по захваченному мосту у хутора Березовский и закрепились на восточном берегу. Тем временем кавалерийские и стрелковые части Юго-Западного фронта закрепляли достигнутые успехи. Часть сил фронта вела боевые действия по уничтожению войск врага, которые оказались в тылу быстро наступающих советских подвижных соединений.

23 ноября. Сталинградский «котёл»

В этот день была полностью блокирована группировка противника в районе Базковского, Распопинской, Белосоина. В кольце стрелковых частей 21-й и 5-й танковой армий оказались дивизии 4-го и 5-го румынских корпусов (5-я, 6-я, 13-я, 14-я и 15-я пехотные дивизии). Румыны ещё отбивались, надеясь на помощь извне. Однако эти надежды не оправдались. Ещё в ночь с 22 на 23 ноября южнее Головского капитулировала часть сил из окруженной группировки. Среди взятых советскими войсками в плен румын находились командир 5-й пехотной дивизии генерал Мазарини, командир 6-й пехотной дивизии генерал Ласкар, начальник штаба 6-й пехотной дивизии подполковник Камбре и другие командиры. Оставшиеся румынские войска отбивались в Распопинской. К исходу дня бригадный генерал Траян Стэнеску, командовавший окруженными румынскими войсками, выслал парламентеров для переговоров о сдаче в плен.

Румынам изложили условия капитуляции: всем солдатам и офицерам, сдавшимся в плен, гарантировалась жизнь, хорошее обращение и сохранность личных вещей при каждом. Всё вооружение, а также конский состав, обозы и другое военное имущество подлежали сдаче советским войскам. В ночь с 23 на 24 ноября, а затем весь день 24 ноября румыны сложили оружие и сдались. Затем колонны пленных двинулись в тыл. Всего в районе Распопинская было взято в плен 27 тыс. солдат и офицеров противника, а также захвачено значительное количество вооружения и других военных трофеев. Освободившиеся после ликвидации распопинской группировки стрелковые части 21-й и 5-й танковой армий продолжали движение в юго-восточном направлении, укрепляя фронт войск на западном берегу Дона.

В этот же день советские войска освободили Калач. В 7 часов утра 19-я танковая бригада 26-го танкового корпуса начала атаку гарнизона противника в г. Калач. К 10 часам советские танки ворвались в город, но немцы упорно сопротивлялись. Они остановили наступление наших войск на северо-западной окраине города. Тогда на помощь атакующим пришли подразделения 157-й танковой бригады, которые к этому времени выдвинулись на правый берег Дона. Мотострелковые подразделения бригады стали переправляться через Дон по льду и затем атаковали врага с юго-западной окраины Калача. Одновременно подтянутые к высокому правому берегу Дона танки открыли огонь по огневым точкам врага и скоплению его машин. Противник не ожидал удара с этой стороны и дрогнул. Снова атаковали наши войска и на северо-западной окраине города. К 14 часам г. Калач был освобожден.

Остальные подвижные соединения фронта также успешно наступали, ломая сопротивление врага и освобождая населенные пункты. «Все попытки противника помешать окружению оказались запоздалыми, — отмечал К. К. Рокоссовский. — Соединения гитлеровцев, танковые и моторизованные, перебрасываемые из района Сталинграда к месту образовавшегося прорыва, вводились в бой по частям и, попадая под удары наших превосходящих сил, терпели поражение. С ними получалась та же картина, что и с частями Красной Армии в боях в большой излучине Дона. Не приняв вовремя кардинального решения на отход, немецко-фашистское командование, как в свое время и наше, пыталось наложить мелкие «заплатки» на все расширяющуюся огромную брешь на Сталинградском направлении».

65-я армия Донского фронта в течение 20 — 23 ноября своими правофланговыми соединениями совместно с 3-м гвардейским кавкорпусом 21-й армии Юго-Западного фронта овладела населенными пунктами Цимловский, Платонов, Орехов, Логовский, Верхне-Бузиновка, Голубая, Венцы. Разбитые немецкие войска, включая 14-ю танковую дивизию, отступали к Сталинграду. 24-я армия, ведя наступление вдоль левого берега Дона, натолкнулась на сильную оборону врага, поэтому большого успеха не имела.

Войска ударной группировки Сталинградского фронта решили свою основную задачу. Прорвав фронт на левом фланге 4-й румынской армии, стрелковые соединения 57-й и 51-й армий двигались вслед за своими подвижными соединениями — 13-м танковым и 4-м механизированным и 4-м кавалерийским корпусами. Немцы, пытаясь сдержать наступление 57-й армии, бросили в бой части 29-й моторизованной дивизии. Они имели небольшой успех, но в боях 21 — 22 ноября были разбиты. К исходу 22 ноября соединения 64-й и 57-й армий охватывали сталинградскую группировку противника с юга и юго-запада. Все пути отхода немцев на юг и юго-запад были закрыты.

В полосе наступления 51-й армии, на левом крыле ударной группировки фронта, впереди других наступающих соединений двигался 4-й мехкорпус генерала Вольского. Еще 20 ноября частями корпуса было занято Плодовитое, 21 ноября — ст. Абганерово и ст. Тингута. В результате наши войска перерезали железную дорогу Сталинград — Сальск, и прервали телеграфно-телефонную связь. Нарушена была работа основной магистрали, по которой сталинградская группировка вермахта получала подкрепления, технику и боеприпасы. 4-й кавкорпус, вошедший в прорыв вслед за соединением Вольского, совершал 65-километровый марш-маневр с задачей отрезать пути отхода противника на Абганерово. 13-й танковый корпус полковника Танасчишина продолжал двигаться на северо-запад, взаимодействуя с соединением генерала Вольского.

Днем 22 ноября части мехкорпуса Вольского, прорываясь навстречу войскам 5-й танковой армии генерала Романенко, овладели хутором Советский. В это время соединения 51-й армии и 4-го кавкорпуса, наступавшие на внешнем фланге окружения группировки противника, продвигались в направлении Котельниково. Войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов разделяло расстояние всего в 10 — 15 км после выхода 26-го и 4-го танковых корпусов в район Калача, а 4-го мехкорпуса — в район Советского. Немецкое командование, пытаясь сохранить путь к отступлению, бросило из-под Сталинграда к Калачу и Советскому 24-ю и 16-ю танковые дивизии. Однако наши войска отразили все вражеские контратаки. 23 ноября в 16 часов 45-я и 69-я танковые бригады 4-го танкового корпуса и 36-я механизированная бригада 4-го механизированного корпуса соединились в районе хутора Советский.

Таким образом, на пятые сутки после начала контрнаступления в районе Калач, хутор Советский войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов замкнули кольцо оперативного окружения вокруг сталинградской группировки противника.

Попытка с ходу уничтожить немецкую группировку

В окружении оказалась крупная группировка противника — 6-я и часть сил 4-й танковой немецких армий — в составе 22 дивизий общей численностью около 330 тыс. человек. Кроме того, в ходе наступления советские войска разгромили 3-ю румынскую армию, пять дивизий которой были уничтожены или взяты в плен, и нанесли серьезное поражение соединениям 4-й румынской армии. Разгромлен был также 48-й танковый корпус противника, составлявший его оперативный резерв.

При этом сплошного фронта не было. Общая протяженность внешнего фронта составляла свыше 450 км. Однако фактически прикрывались войсками только около 270 км. Минимальное удаление внешнего фронта от внутреннего составляло всего лишь 15 — 20 км (Советский — Нижне-Чирская и Советский—Аксай). Это было на самых опасных направлениях, где противник мог нанести деблокирующий контрудар. Сплошной линии обороны не было и у немцев. На фронте противника была пробита огромная брешь шириной свыше 300 км (от Боковской до оз. Сарпа).

23 ноября Паулюс, ещё не зная, что кольцо окружения сомкнулось, в радиограмме Гитлеру поставил вопрос об отходе с волжских позиций. «Армия окажется в ближайшее время на краю гибели, если не удастся, сосредоточив все силы, нанести поражение войскам противника, наступающим с юга и запада, — сообщал немецкий командующий. — Для этого необходимо немедленно снять все дивизии из Сталинграда и значительные силы с северного участка фронта. Неизбежным следствием этого должен быть прорыв в юго-западном направлении, поскольку такими незначительными силами невозможно организовать оборону восточного и северного участков фронта… Учитывая сложившуюся обстановку, ещё раз прошу предоставить мне свободу действий…».

24 ноября Гитлер отдал приказ держаться: «Войска 6-й армии временно окружены русскими… Личный состав армии может быть уверен, что я предприму всё для того, чтобы обеспечить нормальное снабжение армии и своевременно освободить её из окружения. Я знаю храбрый личный состав 6-й армии и её командующего и уверен, что вы все выполните свой долг». В это время часть сталинградской группировки ещё могла пробиться из слабого кольца окружения. Однако верховное командование, не желая отводить войска от Волги, оставило армию Паулюса в «котле», обнаружив полное непонимание катастрофы, которая произошла под Сталинградом и обрекая 6-ю армию на гибель. Немецкое командование готовилось к деблокаде 6-й армии. Для решения этой задачи стали формировать группу армий «Дон».

Стратегическая инициатива перешла в руки советского командования. Генерал-полковник А. М. Василевский, как представитель Ставки, вечером 23 ноября находился в войсках Юго-Западного фронта. Он обсудил с его командованием оперативную обстановку, а затем по телефону переговорил с командующими Сталинградским и Донским фронтами. Понимая, что противник попытается выручить свои войска, окруженные в районе Сталинграда, приняли решение как можно скорее ликвидировать окруженную группировку вермахта. Верховный Главнокомандующий утвердил оценку обстановки и предложения начальника Генерального штаба.

В ночь на 24 ноября войска получили директиву ударами по сходящимся направлениям на Гумрак расчленить окруженную группировку и уничтожить ее по частям. При этом с запада на восток должна была действовать 21-я армия Юго-Западного фронта, усиленная 26-м и 4-м танковыми корпусами; с севера — 65-я, 24-я и 66-я армии Донского фронта; с востока и юга — 62-я, 64-я и 57-я армии Сталинградского фронта. Операция обеспечивалась на внешнем фронте войсками 1-й гвардейской и 5-й танковой армий Юго-Западного фронта: они должны были закрепиться на занятых рубежах по рекам Кривая и Чир, преграждая путь врагу с юго-запада. С юга по линии Громославка, Аксай, Уманцево обеспечение операции возлагалось на 4-й кавалерийский корпус и стрелковые дивизии 51-й армии Сталинградского фронта.

С утра 24 ноября войска трех фронтов атаковали противника. 65-я и 24-я армии Донского фронта вели бои с целью окружения задонской группировки врага. 65-я армия П. И. Батова вела наступление в направлении на Вертячий, Песковатка. Немцы ожесточенно отбивались, переходили в контратаки, опираясь на хорошо подготовленную оборону. Продвинувшись за четыре дня наступления на 25 — 40 км, войска генерала Батова очистили от врага территорию малой излучины Дона. Главные силы армии в ночь на 28 ноября форсировали Дон.

Войска 24-й армии должны были выйти в район Вертячий, Песковатка и совместно с 65-й армией завершить окружение задонской группировки врага. Однако, несмотря на тяжелые бои, войскам этой армии не удалось решить эту задачу. Немецкое командование сумело в ходе напряженных борьбы с 24 по 27 ноября отвести свою группировку из малой излучины Дона к основным силам, окруженным под Сталинградом. Наступление 66-й армии Донского фронта, наносившей главный удар из района Ерзовки в направлении Орловки, также не привело к успеху. Её войскам удалось соединиться в районе пос. Рынок с группой полковника Горохова, но объединиться с основными силами 62-й армии не вышло. Противник хорошо закрепился в районе Орловки и активно отбивался. Немцы перебросили на северный участок из района Мариновки 16-ю и 24-ю танковые дивизии. 28 — 30 ноября тяжелые бои продолжались. Война советских 21-й, 65-я и 24-й армий смогли взять сильные опорные пункты противника — Песковатку и Вертячий. На других участках немцы удержались.

Таким образом, попытки с ходу рассечь и уничтожить окруженную группировку не принесли ожидаемых результатов. Немцы яростно дрались и отбили советские атаки. Оказалось, что был допущен серьёзный просчёт в оценке численного состава оказавшейся в «котле» немецкой группировки. Первоначально считалось, что окружили около 85 — 90 тыс. человек, а фактически было более 300 тыс. человек. Поэтому ликвидация мощной сталинградской группировки вермахта требовала более тщательной подготовки и истощения сил врага. Кроме того, необходимо было укрепить внешнее кольцо окружения и отразить удары врага с целью освободить армию Паулюса.

 

Автор: Самсонов Александр

 

На фото:

1. Советские танки Т-34 с солдатами на броне на марше в заснеженной степи во время Сталинградской операции.

2. Карта контрнаступления советских войск под Сталинградом

3. Танкисты 24-го советского танкового корпуса на броне Т-34

4.  Пехотинцы 4-й румынской армии на отдыхе у САУ StuG III Ausf. F на дороге под Сталинградом

5. Расчет советской пушки ЗиС-3 у завода «Красный Октябрь» в Сталинграде

6. Советский пулеметчик с ДП-27 в одном из разрушенных домов Сталинграда

7 и 8. Советская механизированная часть во время наступления под Сталинградом

 

Источник фотографий: http://waralbum.ru/

 

https://topwar.ru/history/