ВОЙНА. ПОБЕДА. ПАМЯТЬ.

Рубрика:  

        Месяц май в нашей жизни ассоциируется с  пробуждением  спящей долгие зимние месяцы природы и расцветом человеческих душ. В мае, начиная с Первого числа, отмечаются ставшие традиционными праздники. Главный из них, конечно, День Победы. Несомненно – это общенациональный праздник, консолидирующий наше общество. Этот праздник напоминает нам, что в трудные и опасные для жизни страны и народа времена, . . .

мы можем собрать все силы и волю в кулак - и ПОБЕДИТЬ! Действительно, - «это праздник со слезами на глазах».

       Я  не помню самой войны, потому что родилась за два месяца до её начала. Но хорошо помню,  ЧТО та война после себя оставила. Мы жили на оккупированной немцами территории в Брянской области. В итоге этой оккупации, половина нашего села   и окружающий его лес   были выжжены, вместо домов под открытым небом одиноко и трагично стояли печные трубы. Село, как рассказывали, подожгли полицаи, когда пришлось им драпать  от наших войск -  вслед за  немцами.

       Помню оборванных и голодных ребятишек всех возрастов и сельских женщин-солдаток, которым в ту пору было всего по 20-30-40 лет, с хмурыми лицами, в низко повязанных платках,   закрывающих даже брови, - и все они казались старухами. Помню общую бедность, нищету, постоянное желание чего-нибудь поесть. Не помню, что мы ели, во что были одеты в холодное время,  так как   не было ничего:  скотину и все зимние запасы  сжирали  немцы, а лучшее из вещей и домашней утвари забирали полицаи. Всему  послевоенному ужасу я, дитя войны, была свидетелем.

        Помню, как однажды в мае все люди плакали, но как-то радостно, и, порой, совсем незнакомые, обнимались и целовали друг дуга. Я   всюду слышала одно слово: ПОБЕДА! Наконец, в глазах женщин, почерневших от забот и непомерного труда и недоедания, промелькнули искорки надежды: а вдруг мужа или сына не убили, и они вернутся,  даже, несмотря на пришедшие похоронки уже пару-тройку лет тому назад.

       Потом стали возвращаться домой мужчины, кто какой, ни одного, как говорили тогда, не было целого: кто без руки, кто без ноги, кто без глаза, кто напичкан осколками… Рады были любому: глухому, слепому, безногому…

       Мой отец, дошедший до Кенигсберга, домой вернулся только осенью, с ранениями, но целый – после госпиталя. Помню, что я не знала, как мне его называть – то ли папа, то ли дядя, ведь я подрастала без него. А он, такой радостный и счастливый, казалось, хотел обнять весь мир. Появилась надежда, что всё, наконец, будет хорошо: он целовал нас с братишкой, маму, бабушку, и сам не мог поверить, что он дома. Так он говорил.

       А потом пришла Акулина, худая, почерневшая от горя женщина, одетая во всё тёмное, с потухшими безжизненными глазами. Она приходила  во все семьи,  у кого вернулся кто-нибудь с войны, чтобы спросить: «А моих,  ты,   не  бачив  там?     Когда они-то приедут?»

       В селе все знали, что ещё в 1942 году она получила почти одновременно три похоронки – на мужа, сына и дочь. Все они, как сообщалось, «пали смертью храбрых». Трудно она перенесла те вести, с утра до ночи выла. Потом успокоилась, надо было растить младшенького, которому на начало войны исполнилось всего восемь лет. Рос он толковым мальчишкой, помощником, утешением был ей и её старушке матери.   Но горе, как говорят, одно не ходит, оно сотоварищей за собой водит.

       В конце апреля 45-го, незадолго до ДНЯ ПОБЕДЫ,  боронил мальчишка колхозное поле, сидя на коне верхом. И  вдруг – взрыв, сработала оставшаяся с войны мина. Ими были напичканы все поля. Многие из них минёры  обезвредили, но некоторые так и остались ждать    своих  жертв…   И конь, и двенадцатилетний ребёнок – в клочья.

       С тех пор, Акулина, совершенно потеряв рассудок, стала у всех спрашивать не только о тех, что, как известно, погибли на войне, но и про Митьку, дескать, может его кто видел живым. С тем она и к нам пришла, отрыла дверь без стука, вошла и стала у порога – ни  шагу вперёд не сделала. Задала свой вопрос и стала ждать ответа.

       Мама знала её уже, а папа  мигом всё понял: он стал настойчиво приглашать её пройти и сесть за накрытый стол. Но она свой вопрос повторяла всё время, пока стояла, подождёт ответа и снова спрашивает.

       Неожиданно для всех нас папа открыл чемоданчик, с которым вернулся, извлёк из него яркий шёлковый платок и накинул Акулине на плечи, произнеся громко, как для глухой:

- Что ж это я, совсем чуть не забыл передать от твоего Петра (мужа) подарок тебе, вот. Скоро он приедет тоже.

- А Толик (сын)?- глухо  раздался новый вопрос.

- Так и от Толика есть подарок,-  папа извлёк из того же чемоданчика губную гармошку. - Вот.

- А Таня?

- Так и от Тани есть гостинец, - сказал папа, поскольку подарки уже были розданы и в чемоданчике те вещи, которые он отдал Акулине, видимо, были оставлены ещё для кого-то, то папа вручил ей кулёк с конфетами.

- А Митька? – Тут папа растерялся совсем. Он больше не мог терпеть, заплакал.       

      Акулина тоже вдруг громко заплакала и сквозь рыдания застонала:

- А Митьку гады у-би-и-и-ли…

       Сколько живу на свете, столько до мелочей помню, как по-взрослому я, четырёхлетний ребёнок,  восприняла  то невосполнимое горе совершенно чужой мне женщины. Помню, что мы вместе с ней  плакали все. Но за стол её всё же папа сумел усадить, а мы старались  ей положить кусочек повкуснее,  ведь, никто не знал, когда она ела  до этого.

       Так вот, когда некоторые, не знаю, как их назвать, призывают  нас  всё забыть, хочу ответить им категорично: НИ ЗА ЧТО. Наоборот, надо не только об этой войне помнить, но и извлекать из того исторического периода уроки: почему допустили такое победное продвижение фашистов в глубь страны. Кто чего не предусмотрел и кто этому способствовал?

       Именно об этом следующий материал. Он не являет собой полного анализа фактов саботажа и предательства  определённой части высших военных  начальников. Но  наводит на мысль о том, что советское общество тогда и российское сегодня – отнюдь не едины.  Если бы это было   не так, то как могли происходить факты, описанные в ниже опубликованной статье, откуда в едином советском народе было взяться бандеровцам и другим полицаям тогда, и стоящим у руля СССР в 90-е годы,  развалившим страну и предательски опустившим Россию ниже плинтуса?

        

Воейкова Валентина Ивановна - главный редактор журнала "Аргументы времени", лауреат литературной премии им. Константина Симонова, член СВГБ по ДВ региону