Я был в Луганске

Рубрика:  

     - Что новенького в молодой жизни? – включила я «бодрячка», встретившись с Сергеем Алексеевичем, бывшим коллегой по Министерству имущественных отношений.

     - Две недели, как вернулся из Луганска – ездил за мамой. Ей 82 года, почти всю жизнь прожила в одном из сёл Луганского района в  собственном кирпичном доме,  построенном   отцом, с небольшим абрикосовым садиком.

      Село большое, родни много, родные могилки рядом. Климатическая  зона и многое другое, что ей очень дорого.

      Но в июне этого года село обстреляли конкретно. Когда узнал, сразу поехал за ней - никак не хотела уезжать, осталась. Дело в том, что снаряды над селом летят постоянно, в том числе – реактивные. Наш дом, правда, уцелел, а село, красивейшее украинское село, разбили в пух и прах.

       Первое впечатление о той войне я получил на въезде в Луганск. Перед ним -  деревня  Хрящевотое, напротив аэропорта, - деревню «скосили», нет ни одного неповреждённого дома, а деревня была большая. Сейчас, правда, восстанавливают, например, школу открыли. И, тем не менее, представляете, сколько людского горя? «Свои» уничтожают своих!!!

       Когда смотришь по телевизору информацию об обстрелах и разрушениях, - это цветочки. Намного страшнее, когда видишь воочию. Отец мой этого ужаса не увидел, он умер, когда ему было 65 лет. Мама, овдовев, продолжала жить в  том же доме. Конечно, ей уже трудно одной, она практически не ходит давно, у неё очень высокое давление.

       - В таком возрасте так далеко переезжать опасно… А рядом нет родных, чтобы маму забрали к себе?

       - Младший брат живёт в Луганске, но там тоже   обстрелы. Обстановка постоянно напряжённая. Молодые не выдерживают, а пожилому человеку, каково жить в постоянном стрессе?

       Я решил, как старший сын, маму увезти к себе в Хабаровск. Ведь с её болячками ей необходима медицинская помощь. В их село «скорую» вызывать проблематично, потому что по дороге постоянные обстрелы. Боятся люди ехать, могут попасть под обстрел, - боевики не щадят никого.

       В прошлом году летом приезжал ко мне брат с женой, в Луганске невозможно было оставаться,- очень сильно обстреливали, особенно район города, где они живут. Осенью уехали обратно. Дом их попал под обстрелы, есть полностью сгоревшие подъезды, есть раненые. Их квартира, к счастью, уцелела.

      Кроме этого украинские службы отслеживают не лояльных к ним граждан, преследуют их и по телефону угрожают, например его жене.

       - Как же они там живут?

       - Как на войне. Кому было куда уехать - уехали. Остались те, кому некуда деваться. В городе – молодёжь, а старики – в сёлах.

       Что удивительно, люди ко всему привыкают. Даже я, несколько дней там пожил, и на пролетавшие над головой снаряды почти перестал реагировать. Представьте себе, за Луганском у людей дачи, но там постоянно идут обстрелы, - а люди едут на дачи, и я ездил. Там все стали фаталистами: если не повезёт, - убьют, - а вдруг, повезёт!

       - Луганск в развалинах?

       - Да, есть такие здания, которые невозможно ремонтировать, - сплошные руины. Но те, которые частично разрушены, восстанавливаются очень быстро, - там же  другой работы нет, поэтому восстановительные бригады – это какой-никакой заработок. Так же в городе поддерживается и санитарный порядок.

       - Как же удалось перевезти маму, если она совсем не  встаёт?

       - На автомобиле. От Хабаровска до Луганска я доехал за пять с половиной суток, а назад с мамой – за десять едва управился. Она в дороге уставала, хоть и устроена была с максимальным комфортом. Почаще - останавливались для отдыха. Но она у меня держалась молодцом, только один раз давление скакнуло.

       - Мне бы так хотелось с ней поговорить, порасспросить её, если можно, написать о её жизни – это интересно читателям.

       - Извините, но пока это невозможно. Во-первых, она после долгого пути и смены обстановки чувствует себя неважно. А, во-вторых, писать, называя фамилии, нельзя. Это может отразиться на судьбах родственников, которых там осталось немало.

 

В.И. Воейкова, лауреат литературной премии имени К.Симонова, член СВГБ по Дальневосточному региону