Российский экспорт краба и ННН-промысел

Рубрика:  

Россия является крупнейшим производителем краба, ее доля в мировых поставках королевского краба (камчатского, равношипого и синего) составляет 63%. Согласно официальным данным экспорта, доля России на мировом рынке королевского краба составляет 45%. Кроме того, как отмечают специалисты McDowell Group в подготовленном для Alaska Seafood Marketing Institute докладе о ситуации на рынке краба зимой 2015/2016 (Crab Market Bulletin - Winter 2015/2016), нелегально добытый российский королевский краб достигает 18 процентов от всего объема мировой торговли этим видом. 

Доля США (Аляски) в мировой торговле королевским крабом составляет около 15%, и Россия является основным конкурентом Аляски по добыче королевского краба. Наряду с этим, в качестве альтернативных поставщиков все чаще рассматриваются Аргентина, Чили и Норвегия – их доля в общемировых поставках королевского краба в 2013 году составила 22%.

В течение 2015 года импорт замороженных фаланг краба в Японии снизился на 27,0%, а в США – на 5,2%. Это говорит о том, что на обоих рынках наблюдается снижение запасов по сравнению с предыдущими годами, особенно в случае Японии. Российские производители в прошлом году увеличили экспорт живого краба в Южную Корею. Южнокорейский импорт живого краба из РФ в ноябре 2015 года вырос на 56% (6,7 миллиона фунтов). Увеличение спроса на живого краба в Южной Корее благоприятствует производству краба на Аляске. Хотя Аляска поставляет в Южную Корею сравнительно небольшое количество краба, возрастающие объемы поставок краба в Южную Корею из России могут снизить его предложение на других рынках, в частности, в Японии, что должно способствовать повышению цен на поставляемую на японский рынок американскую продукцию.

На американском рынке королевского краба существует двойная система ценообразования, в соответствии с которой продукт из Аляски продается значительно дороже, чем российский продукт. Согласно данным Urner Barry, оптовая цена фаланг камчатского краба, добытого на Аляске, на 12% (или на $2.05/фунт) выше стоимости российского краба.

В период с 2012 по 2014 годы вследствие значительных поставок на рынок нелегально добытого российского краба оптовые цены на королевского краба производства Аляски и России постоянно снижались. Падение цен составило 35% для аляскинского краба и 45% для российского. Тем не менее, оптовые цены стали вновь повышаться в 2015 году, и в настоящее время сохраняется тенденция к росту. Средние импортные цены на королевского краба в Японии существенно выросли за последнее время, что обусловлено ослаблением иены и увеличением нормативного давления в отношении закупок нелегально добытого российского краба. По сообщениям японской торговой прессы (Минато-Tsujiki), торговое соглашение по противодействию браконьерству, вступившее в силу в декабре 2014 года, установило более строгие требования к документации на импортную продукцию, и это отразилось на поставках российского краба в Японию.

Импортные поставки российского краба резко снизились после вступления соглашения в силу, поскольку до этого Япония импортировала значительные объемы незаконно выловленного краба. Цены на российского камчатского краба резко возросли, но при этом остаются на 200 иен/кг дешевле, чем на камчатского краба из Аляски (по сравнению с ценой в 1000 иен/кг до вступления в силу российско-японского соглашения о противодействии ННН-промыслу). Учитывая принимаемые японскими и российскими властями меры по борьбе с торговлей нелегально добытым крабом, российские поставщики переориентировались на поставки крабов в Китай и Южную Корею, где наиболее высок спрос на живого краба. Поставки живого краба из России в эти две страны в 2016 году, как ожидается, составят 10 000 тонн, по сравнению с 6000 тонн в прошлом году.

Общий допустимый улов (ОДУ) на королевского краба в России в 2016 году был увеличен. ОДУ камчатского краба вырос на 10% (3,5 миллиона фунтов), а ОДУ равношипого королевского краба вырос на 31% (2,3 миллиона фунтов). Тем не менее, значительный процент от общего урожая королевского краба в России исторически добывается в результате ННН-промысла. Согласно последним оценкам, доля ННН улова в объеме российского производства королевского краба снижается, но проблема незаконно вылова краба все еще остается актуальной.

На протяжении последних лет объемы браконьерской добычи вычислялись разницей между официальным выловом краба в России и его импортом, который был задекларирован в зарубежных портах. В отдельные годы контрабандные поставки краба из нашей страны в четыре и более раз превышали законный вылов. Так, по данным ТИНРО-центра, в 2007 году официальный вылов этого ценного ресурса на Дальнем Востоке и в Северном бассейне составил 46,5 тысячи тонн. А по факту в порты Японии, Южной Кореи, США поступило 186,8 тысячи тонн крабовой продукции, добытой в наших водах.

По неофициальным оценкам российских экспертов, приведенным на портале stopcrabmafia.ru, нелегальный вывоз за рубеж из РФ добытого в результате ННН-промысла краба (в весе добытого улова) в последние годы составил: в 2013 году – порядка 33,5 тысячи тонн (превышение ОДУ — в 1,4 раза), в 2014 году – порядка 20 тысяч тонн (превышение ОДУ — в 1,25 раза), в 2015 году – 5,2 тысячи тонн (при общем допустимом улове — 56.438 тонн).

Свою роль в снижении объемов вывоза из РФ незаконно добытого краба сыграли соглашения о совместной борьбе с ННН-промыслом, которые в последние годы Россия подписала со странами АТР, чьи порты принимали браконьерскую продукцию. Вместе с тем, несмотря на все предпринимаемые меры проблема незаконной добычи и вывоза этого валютоемкого ресурса из нашей страны по-прежнему сохраняется.

Так, проведенный Дальневосточным центром региональных исследований сравнительный анализ данных внешней торговли морепродуктами России и США за январь 2016 года показывает, что стоимость только американского импорта российского краба за январь 2016 года почти на 11.7 миллиона долларов превышает показатель стоимости всего крабового экспорта РФ во все страны за данный период.

Согласно данным Национальной службы по морскому рыболовству США (National Marine Fisheries Service), в январе 2016 года Соединенные Штаты импортировали из Российской Федерации 1 607.578 тонны замороженных королевских крабов (к ним относятся камчатский краб, синий краб, колючий краб и равношипый краб) на сумму 30 584 707 долларов США. Это почти в шесть раз больше показателей января 2015 года, когда американский импорт этой продукции из РФ составил 280.429 тонны на сумму 5 426 014 долларов.

Импорт российского снежного краба (в основном, краб-стригун опилио и краб-стригун Бэрда) в США из России составил в январе 2016 года 474.707 тонны на сумму 3 526 340 долларов США, снизившись по сравнению с показателями января 2015 года, когда было импортировано 550.924 тонны на сумму 4 458 872 доллара. Совокупный объем американского импорта замороженного королевского и снежного крабов из России за январь 2016 года составил 2082.285 тонны на сумму 34 111 047 долларов

Между тем, согласно данным таможенной статистики внешней торговли Российской Федерации, размещенным на сайте Федеральной таможенной службы (http://stat.customs.ru), за январь 2016 года из РФ всего экспортировано 2 195.972 тонны незамороженных и замороженных крабов всех видов (коды ТН ВЭД 030614 и 030624) на сумму 22 413 427,56 долларов. Таким образом, стоимость американского импорта замороженных крабов из России превышает стоимость всего российского крабового экспорта на 11 697 619,44 доллара.

Следует отметить, что, согласно данным таможенной статистики внешней торговли Российской Федерации, в январе 2016 года экспортных поставок крабов из России в США вообще не было. Как показывает практика, американская статистика обычно учитывает в качестве импорта из России поставки краба российского происхождения из Республики Корея. Значительная часть водных биоресурсов, оформляемая в России как экспортируемая в Южную Корею, в действительности просто переоформляется в корейской портовой зоне для дальнейшего вывоза в Японию, КНР, США и т.д.

В результате, возникают расхождения в таможенной статистике, поскольку в нашей стране данная продукция учитывается как экспортированная в Республику Корея, тогда как в корейской таможенной статистике она не обозначается как импортированная из РФ, а конечные получатели продукции – в данном случае США – учитывают ее как импорт из России. Этот тип торговли часто называется «треугольной торговлей», что означает промежуточную остановку товара перед его достижением своего пункта назначения.

Применительно к ситуации с российским крабовым экспортом в январе 2016 года объяснить расхождения в данных России и США простым прохождением продукции через Южную Корею вряд ли возможно. Так, стоит обратить внимание, что объем американского импорта российского краба превышает объем российских поставок в Республику Корея и лишь на 113,687 тонны меньше общего объема российского крабового экспорта в январе во все страны.

«Треугольная торговля», используемая при поставках российского краба на экспорт через Южную Корею, хотя и не является незаконной практикой, но при этом является способом для смешивания нелегальной и легальной продукции и «отмывания» нелегальной. Таким образом, расхождения в данных таможенной статистики России и США в сфере торговли крабами можно расценивать как свидетельство того, что значительная часть поставок российских крабов на американский рынок в январе 2016 года представляла собой нелегально добытую продукцию, реализация которой позволила только за один месяц вывести за рубеж неучтенную прибыль в размере почти 11.7 млн долларов, нанеся тем самым ущерб экономической безопасности Российской Федерации. Это также дает основания полагать, что власти США, вопреки заключенному с Россией соглашению о борьбе с ННН-промыслом, не принимают должных мер по недопущению ввоза в страну нелегально добытой российской продукции.

 

Дальневосточный центр региональных исследований.

sluzhuotechestvu.info