Судебный произвол

Рубрика:  

А судья был похож на Глухарёва…

В моем возрасте теперь уже можно сказать, что судьба подарила мне огромный жизненный опыт в различных областях мирской жизни, за что я ей благодарна. Этот опыт позволяет мне рассуждать, мыслить и делать выводы, которые могут быть полезны другим.

За время своей работы часто приходилось сталкиваться с такой следственной ситуацией, когда человек на допросе или просто в устной беседе глаза в глаза говорил тебе правду, а затем утверждал, что он этого не говорил. Позднее такое случилось и с некоторыми моими коллегами и учениками. И здесь, в принципе, не важно, было или не было это зафиксировано в официальном документе – протоколе или приказе. Когда человек лгал, я всегда думала: «Вот он солгал. Ему, возможно поверили. Или усомнились во мне. Но я-то знаю, что он мне сказал, и как он сделал. И он, этот человек, знает, что он сказал в моем присутствии и как он сделал при мне. И мы оба с ним знаем, где она - правда. Как же он жить с этим дальше будет?»
Такие рассуждения приводили (приводят и сейчас) в состояние равновесия. Раньше, до 1987 года, на этом мои рассуждения и заканчивались. Теперь я точно знаю: есть ещё и третий, незримо присутствующий всегда и везде – Он знает, кто сказал правду, где правда и в чем правда. И после такого Знания, дарованного мне за муки, душе моей жить намного спокойнее. Жаль только тех лжецов, с которыми, как и прежде, судьба меня сводит. Я им всё прощаю, ибо они не думают о душе своей. Мне их жаль, по-человечески и честно.

Герой этого очерка – судья одного из районных судов столицы. Внешность – обалденная: двойник известного актера, обаятельный, тактичный, предупредительный, предусмотрительный. И вообще – Глухарев, герой-милиционер из сериала. Но не только по внешности и смешливому характеру, но и по своим поступкам и действиям. Причем сразу видно: жди от него пакости. Вызвал ли он у меня профессиональную брезгливость? Да. Вызвал. Тем более, что с учетом его похожести на актера, сыгравшего великолепно роль доктора, вернувшегося из горячей точки, брезгливость эта возникла во мне до такой степени, что при упоминании фамилии этого судьи хочется тщательно и с мылом вымыть руки. Как это я делала все годы, возвращаясь с места происшествия. Впрочем и актер, после роли того доктора со своим Глухаревым вызывает точно такие же чувства. Но чего не сделаешь, ради денег.
Итак, судья. Очередной. Он лихо всё дело на поток поставил: позванивали из его канцелярии, что сразу 17 жалоб судья рассмотрит в одном процессе. Мне было очень интересно: как это в одном процессе и как он их объединил, на каком таком правовом основании? Я с нетерпением ждала процесса. Все жалобы отражали веские аргументы. Почему-то подумала, что раз так уверенно судья их объединяет до начала процесса и, не стесняясь, заявляет мне – представителю заявителя, значит, точно будет объективен и удовлетворит жалобы. Как же я ошибалась: он просто аргумент придумал с самого начала, чтобы ничего не решать. Пусть мой очерк будет без интриги: все жалобы судья отклонил по мотивам, что не увидел нарушения конституционных прав заявителя.
Но, как же интересно развивался сам процесс, в том числе и судебный. Перед началом процесса я решила ознакомиться с делом. В канцелярии дела не дали – сообщили, что оно у судьи и надо прямо так к судье и обращаться в соответствующие «номера». Номера кабинета, я имею в виду. Несколько дней подряд я подходила в разное время в течение рабочего дня к дверям его загадочного кабинета, но всякий раз двери были на замке. Однажды, я приняла решение - сидеть у кабинета до победного и ждать, когда хоть кто-нибудь откроет эти двери. И дождалась. Каково же было мое изумление, когда дверь открылась изнутри ключом, и из кабинета вышли полноватая девушка и высокий симпатичный юноша.
-Вы –секретарь судьи? - спросила я у девушки.
-Да, - не смущаясь, ответила она мне.
-А как бы мне с делом ознакомиться?
-Уже поздно. Дело у судьи. Судьи нет. Завтра уже процесс.
-Да это я знаю, что завтра уже процесс. Мне интересно, какие 17 жалоб соединил судья вместе и по какому признаку?
-Я ничего не знаю, это вам у него надо спрашивать.
На следующий день я пришла пораньше – прямо к началу рабочего дня и села у кабинета – времени ознакомиться с делом до начала процесса у меня будет предостаточно. Дверь по-прежнему закрыта на ключ. Но я-то теперь знаю, что она может быть закрыта и изнутри! Стучусь – за дверью тихо. Стучусь еще – опять тишина. Присела на знакомую совдеповскую скамейку. Сколько раз в жизни я сидела на такой же скамейке в роли гособвинителя? Не сосчитаю. Некогда считать – мне в суд надо ходить за 8 тысяч километров. Честь сына защищать. И свою тоже честь защищать надо.
Минут за 15-20 до процесса появились и судья, и секретарь. Но никто не отреагировал на мои обращения – дверь периодически прикрывали на ключ, а когда открывали – выходящим было не до меня. Ну, ладно, я человек ненавязчивый – решила заявить ходатайство в процессе. Первое, что сделал судья – объявил мне замечание, почему я раньше не подошла и не ознакомилась с материалами дела до начала судебного заседания.
-Да вот приходила я несколько раз – дверь всегда на ключ закрыта в вашем кабинете,- говорю я в оправдание.
-Такого не может быть, - молвил судья.
-Ну как же не может быть, вот и ваш секретарь может подтвердить: вчера ждала-ждала, когда кто-то придет. А тут они изнутри открылись и вышли с молодым человеком.
-Что вы хотите этим сказать? – возмутился судья.
-Да я ничего не хочу сказать – что было, о том и говорю. Но дело мне не дали. У вас, сказали, а вас – не было.
-Берите дело – читайте. Сколько вам надо времени?
-Да мне немного надо – минут 20, не больше. Я даже не знаю, какие вы жалобы будете рассматривать – в ваших сообщениях об этом ни слова, написано – по 17 жалобам. Мне интересно, какие это жалобы?
-Читайте, - судья протянул дело.
Первое, что сразу бросилось в глаза – это отзыв следствия в одном документе сразу на все 17 жалоб. Значит, следствию сообщили, перечень всех 17 жалоб, и представили их. А нам, заявителю и его представителю, ничего не сообщили, что будут рассматривать и каковы доводы следствия. «Равенство!» В одни ворота. И вообще, ещё до начала судебного процесса жалобы объединили вместе, раз следователь отзыв на все сразу в одном документе оформил, – на основании какого процессуального документа и в каком процессуальном порядке? Уже можно встать – и просто уйти, участвовать в таком спектакле противно. Перебарываю свое самолюбие. Знакомлюсь, фотографирую страницы дела. Вот жалоба сына на постановление о продлении срока следствия – но это уже повторная. Первичная была от моего имени – ее так и не рассмотрели, а там приложение процессуальных документов в опровержение доводов следствия о продлении. Вот жалоба сына о несогласии с органами следствия о том, что меня не допускают в дело его защитником. А вот здесь по третьей жалобе, как интересно следствие опровергло доводы: представили какую-то «залипуху», а не ссылку из Интернета по их же постановлению. Ну, последнее, судья тут никуда не денется – очевидное нарушение. Согласится с моими доводами.
Начинается процесс.
-Какие будут ходатайства?
-Я прошу сообщить, на основании какого правового документа решен вопрос о соединении 17 жалоб в одном производстве?
-А вот это мы и будем сейчас решать. Каково ваше мнение?
-Я, в принципе, возражаю. Все жалобы разные. А, кроме того, нет здесь двух жалоб, дублирующих жалобы сына. Есть и другие вопросы.
-А зачем вы их дублировали?
-Так вот мне некоторые судьи вашего суда и еще одного вернули жалобы, полагая, что я не имею права обращаться с жалобами и быть представителем заявителя. А так как мы не согласны с постановлениями следствия, мы, для скорости, продублировали жалобы от имени заявителя, чтобы процесс рассмотрения не тормозить, пока вышестоящий суд рассмотрит в кассации обоснованность лишения меня права быть его представителем.
-Какие у вас конкретно возражения?
Я изложила судье первое. Он кинулся в канцелярию на поиски жалобы, поданной ранее, на незаконность продления. Пришел и сообщил:
-Нет такой жалобы. Не поступала.
-Как же не поступала? - говорю, - вот у меня и расписка есть. Фамилия работника суда, получившего жалобу.
-Дайте сюда!
-Да, нет уж, показать – покажу, а дать, простите, не дам.
Посмотрев в расписку, судья произнес:
-Да это подпись водителя!
И опять также молниеносно удалился на новые поиски. Через некоторое время он пришел и сообщил очередную новость:
-Жалоба вам возвращена другим судьей.
-Почему?
-Почем я знаю.
-А материалы, к жалобе, приложение, где?
-Ничего нет в канцелярии.
-Ведь мне ничего не поступало! Если найдете приложение, можно рассматривать эту повторную жалобу, мы к ней не делали приложение. И, кроме того, в жалобе, принятой вами к производству, указано ходатайство заявителя: соединить вместе с жалобой, поданной ранее.
-Дайте еще раз посмотреть копию предыдущей жалобы и расписку!
Судья опять стремительно покинул зал суда. Его не было достаточно долго. В дверях он появился с торжествующим видом и с нарядом в руках: вот оно приложение! Вот она – жалоба.
-А мне дайте решение судьи о возврате по этой жалобе.
-А его нет с жалобой. Пишите запрос – судья пришлет решение.
-А кто судья?
Мне назвали фамилию той, которая позевывает в процессе. Ну, понятно, хоть где искать.
В это время мой новый судья быстро и самолично откатал тут же в зале на каноне, незаметно стоявшем в левом углу, приложение к жалобе, показал мне:
-Про эти документы говорите?
-Да, да про эти.
-Еще что? – судья сел за свой стол и уже из-за стола задал этот свой вопрос.
-Еще жалоба в отношении моего допуска в качестве защитника на предварительном следствии была и от моего имени. Их вместе надо рассматривать, - говорю я за второе.
Судья опять покинул зал заседаний: побежал искать второе дело. Его черная мантия на ходу развевалась своими полами. Хорош Глухарев! А может это он и есть? Судья Глухарев! А что – звучит!
Отсутствовал он не очень долго. Но прокурор стала возмущаться моим поведением: что это я себе позволяю. И так всё понятно, как белый день. Нервничает. Звонит кому-то с сотового: «Ага, ага, да задерживаюсь тут. Пейте без меня». Последняя фраза, конечно, была про чай, я и в самом деле, не сомневаюсь, что про чай. Ведь время было между 11 и 12, как раз в это время в прокуратуре все пьют чай. Это-то я точно знаю. Изнутри. Я даже ее не осуждаю. Просто, чтобы все знали, если в это время прокурор чем-то не доволен, значит, не попил чаю. А я ему мешаю попить чай. Присмотрелась: о, да это та же самая, поверхностная! И служит же… Всем нравится и всем угодная.
В это время судья пришел с листочком в руках.
-Так, эта жалоба у судьи Д., назначена на 29 декабря. Судьи нет, жалобы я не нашел, но с председателем договорился – мне отпишут эту жалобу и то дело. Все у вас? Или еще есть вопросы?
-Остальное по ходу процесса.
Слово предоставили следователю: молоденький, с глуповатой улыбкой, добрейший русский, «парень с завалинки». Но я-то понимаю, что это имидж у него такой: многие оперативные работники так вот прикидываются простачками, а сами всё высматривают, да выслушивают.
Зачитал «парень с завалинки» свой отзыв. Дополнительное доказательство принес: постановление суда от 07.12.10 судьи С. Так, оно ж в силу не вступило! Ну, дает. А судья «Глухарев» примет? Принял, хотя я выразила обоснованное возражение. Ну, ладно. В своем постановлении не сошлется: в силу постановление С. не вступило, да и обжаловано в кассацию. Но это я так только подумала, читатель, по общей судебной практике подумала – а тут-то своя практика, Шемякинская!
Встала прокурор. Сказала два слова. Явно – ничего не читала и к процессу не готовилась. Бросила мне слова:
-Наняли бы адвоката и всё бы уже давно решили!
Не поняла, что она имеет в виду? Интересная фраза – как про чай, как хочешь , так и понимай.
-Прошу суд обратить внимание, что ссылка Интернета даже в постановлении руководителя следствия указана, а следователь тут представил материал отксерокопированный без этой ссылки. По этой ссылке - вот документ, прошу приобщить к делу и исследовать. Об этом именно документе и жалоба написана, и на этот именно документ постановление указывает.
-Содержание, как видите, разное. И по форме – наш документ официальный, ссылочка внизу «интернетовская» напечатана – документ из интернета отпечатан. На этот документ ссылается должностное лицо, разрешавшее нашу жалобу, - добавила я.
Судья внимательно изучает два документа – мой (официальный) и копию следователя (коллаж из разных названий налепленных друг на друга может и с помощью канона). Но в обжалуемом постановлении должностного лица следствия указано именно на тот документ, который я сейчас представила суду – моя ссылка. Вернул мне мой документ:
-Не годится. Отказываю в приобщении. Приобщаю то, что дал следователь.
Да… Или и в самом деле так вот в «наглую» выбирать то, что при обжаловании для кассации лучше для сохранения в силе его заведомо неправосудного решения по данной теме – или… Он в Интернет не заходит? Может правда – некогда ему. В последнее – не верится. Тогда еще хуже. Тогда – первое.
Всё, можно ничего не говорить. Не метать бисер.
-Есть, что добавить?
-Нет, в жалобах все написано.
-Суд удаляется для вынесения решения – о времени оглашения сообщит секретарь.
Подошла к секретарю:
-Сообщите мне время оглашения.
-Сегодня вряд ли будет оглашение.
-А как бы мне поточнее: ведь сын у меня, я мать – ночевать тут готова, если скажете?
-Позвоните мне после 16 часов – я скажу, будет или не будет сегодня оглашение, - и вежливо дала свой телефон.
Естественно, что на звонок после 16 часов такой секретарь не ответила. Впрочем, я и не удивилась. И дальше, всему, что произошло, я также не удивилась.
Наутро я уже была рядом с кабинетом. Двери все также были закрыты. Сначала снаружи. Потом с опозданием пришли все обитатели кабинета. Увидев секретаря, я спросила:
-Когда будет оглашение?
-Сейчас я спрошу у судьи.
Еще прошло сколько-то времени. Я его не замечала, свое время. Выходил и заходил судья, мне показалось, что он не хочет встречаться со мной глазами. Ну, ладно, и не надо – буду говорить с секретарем.
-Когда будет оглашение? А, если было, то, как решение взять?
-Сейчас подойду к судье.
Жду. Жду еще.
-Судья сказал – по всем отказ, - вышла с сообщением секретарь.
-А постановление, постановление, когда можно получить. И оглашение, оглашение, когда было – вчера или сегодня? С какого времени срок обжалования считать?
-Не знаю.
Узнать этот срок для обжалования мне было важно по одной простой причине: я улетала в родной Ха в тот день, когда был последний день срока обжалования, если огласили «вчера» и, если огласили «сегодня», то написать «касачку» я могла бы у себя в кабинете в более комфортных для работы условиях и при наличии всех документов на бумажном носителе – так нашему поколению удобнее работать.
Каждый день из рабочих девяти дней я приходила в суд, просила дать ознакомиться с протоколом судебного заседания, просила сообщить мне дату оглашения решения: сначала просила сообщить об этом устно, потом написала письменно. В канцелярии сообщили, что дело судья не сдал. Двери его кабинета постоянно были закрыты. Теперь-то я знала – скорее всего, изнутри. Не узнав важную для себя дату, подала в последний день кассационную жалобу без аргументации. Протокол не изготовили, в канцелярию дело так и не поступило. До свидания, Шемякин суд! До следующей встречи.
Протокол судья прислал мне по почте – для ознакомления. В нем стояла дата оглашения судебного постановления - день судебного заседания, 18 часов. Но судья-то знает, как оно было на самом деле. И она, его секретарь судебного заседания, тоже знает, как оно было. Мы все трое - знаем правду. Знает следователь и прокурор – но они мне не врали, по крайней мере, в глаза. И Он знает…
А в своем постановлении «Глухарев» сослался на постановление судьи С., которое в силу не вступило, как на аргумент против изложенных в наших жалобах доводов. И даже там, где следователь сказал, считать жалобы удовлетворенными (по трем постановлениям), в связи с их отменой руководством следователя, судья написал: отклонить! Вот так судья!
А сколько их, «Глухаревых», в нашей стране: обаятельных и остроумных. И описывать их не стоит: все в этого артиста влюблены. Встретить на личном пути такого Глухарева с отодвинутым карманом совсем не хочется – так только, «поугарать» около телеэкрана…

Г.А.Пысина, старший советник юстиции, полковник,
юрисконсульт СВГБ.
 

Уважаемая Г.А. Пысина!

Вас хоть немного, но успокоит то обстоятельство, что в Удмуртской Республике судебные разбирательства, например по гражданским делам, отсутствуют полностью и судья переходит к стадии вынесения решения сразу после ознакомления стороны с её правами. 

Ваш комментарий не успокоил  - а расстроил меня  ещё больше. Я осознаю, что со мной он - этот судья, по его мнению, был очень доброжелателен.  Как они умеют делать вид, что от них и каждого из них - ничего не зависит. Всё кем-то и где-то решено. А,  фактически, заняв такие посты из-за материального благополучия, просто не желают возлагать на себя никакой ответственности.

Я жила в другом измерении и с другими ценностями, знала других судей, училась применять право у других судей. Многие из них для меня и сейчас - как икона.

И вдруг вот встретила на своем пути - таких глухаревых и иже с ними. Оказывается - это целая армия бракоделов, бумагомарателей, очковтирателей, казуистикоискателей. Лучше бы мне не было с кем сравнить - страдала бы меньше.