ЦИФРОВАЯ ФОТОСЪЕМКА ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Рубрика:  

Уголовно-процессуальные основы применения цифровой фотосъемки на предварительном следствии в последние годы стали предметом спора в науке и практике. Применимо ли по аналогии с судебной фотографией к «словосочетанию «цифровая фотосъемка» прилагательное «судебная» ?

В соответствии с часть 2 статьи 166 УПК РФ при производстве предварительного следствия могут «применяться стенографирование, фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись. Стенограмма и стенографические записи, фотографические негативы и снимки, материалы аудио- и видеозаписи хранятся при уголовном деле».

Упоминания о применении цифровой фотосъемки при осуществлении следственных действий нет. Часть 8 статьи 166 УПК расширяет перечень возможного приложения к протоколу  следственного действия: «К протоколу  прилагаются фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы,  фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, носители компьютерной информации, чертежи, планы, схемы, слепки и оттиски следов, выполненные при производстве следственного действия». Здесь законодатель уже предоставляет возможность следователю использовать в качестве приложения носители компьютерной информации, к которой относятся в числе других компакт-диски и флешкарты, используемые при производстве цифровой фотосъемки.
Таким образом, процессуальных запретов на применение цифровой фотосъемки при проведении следственных действий нет. А, если рассматривать цифровую фотографию как способ  фотосъемки, то допустимо словосочетание «судебная цифровая фотосъемка».

Указав в законе на необходимость приложения к протоколу следственного действия негативов и снимков, носителей компьютерной информации, законодатель не детализирует механизма, сроков, места и способов обработки  первичной информации в целях получения негативов и снимков при использовании судебной фотографии, в том числе и цифровой.  Опыт показывает, что негативы изготовляются после оформления протокола, как и фототаблицы. Такой порядок, сформированный годам, не вызывает замечаний к органам следствия со стороны суда.

Упрощенная схема применения цифровой фотосъемки – самая распространенная в следственной практике.  Часто она применяется наряду с обычной судебной фотографией специалистами ЭКЦ, которые к применению  к применению цифрового фото подходят осторожно. Это бывает тогда, когда цифровая фотосъемка применяется в ходе следственного действия для наглядности и удостоверения факта проведения следственного действия, фиксации обстановки на месте происшествия, в ходе проверки показаний на  месте, следственном эксперименте и в качестве конечной цели преследует приобщение полученных  фотоснимков как приложения к протоколу осмотра места происшествия или к протоколу любого иного следственного действия. И следствие не опасается, что исходный цифровой материал может быть  признан недопустимым доказательством, так как  приложение к протоколу следственного действия не порочит протокол следственного действия.

При этом протокол должен быть составлен с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, оформлен надлежащим  образом и удостоверен подписями всех участников следственного действия. Приложение к протколу  может быть выполнено как  специалистом, участвовавшим  в следственном действии, так и следователем. Фототаблицы, изготовленные специалистом, удостоверяются подписью только  этого участника процесса, а фототаблицы, изготовленные следователем, удостоверяются подписями следователя и понятых.

В случае использования цифровой фотографии в целях наглядности и при уверенности следователя, что в дальнейшем этот материал не будет использован по делу в качестве самостоятельного  доказательства либо не станет предметом экспертного исследования, изъятие и упаковка флешкарты по окончании следственного действия не обязательны.

Деятельность по переносу  изображения с флешкарты в компьютер, изготовлению и печати фотоснимков, а также нарезка изображения на компакт-диск возможна единолично специалистом. Следователь аналогичные действия должен выполнять с участием понятых сразу после окончания следственного действия либо в возможно короткий срок после его окончания.

При современных технологиях  необходимо добиваться обеспечения следователей и специалистов цифровыми фотоаппаратами, при использовании которых  запись изображений осуществляется сразу на компакт-диск разового применения, что исключает возможность изменений исходного материала в дальнейшем, а, значит, повышает и степень достоверности такой записи.

Усложненная схема применения цифровой фотосъемки не приветствуется многими  прокурорами и следователями , специалистами и экспертами. Не приходилось встречаться и со сторонниками  применения такой схемы в среде научных работников. Однако высказываний против применения цифровой фотографии при проведении следственных действий в специальной печати предостаточно. Главным аргументом в таком случае  служат доводы о реальной возможности недобросовестных правоохранителей  изменить исходную цифровую информацию на определенном носителе с помощью  специальных программ, что может  повлечь за собой осуждение невиновного или исключить ответственность лица, преступившего закон. Но остановить процесс невозможно. Поэтому прокуроры-криминалисты пытаются приспособить современные  технические достижения под требования уголовно-процессуального  закона.

Следователь, осуществляющий сбор и закрепление доказательств, может  и должен планировать свою процессуальную деятельность таким образом, чтобы предвидеть следственную ситуацию, при которой полученный им исходный цифровой фотоматериал становится самостоятельным источником доказательства – вещественным доказательством как без специального (экспертного)  исследования, так и с последующим (по окончании следственного действия) исследованием.

В таком случае по окончании следственного действия следователю необходимо  изъять флешкарту из фотоаппарата  с отражением обстоятельств такой выемки в протоколе следственного действия.  При этом в протоколе  отражаются обычные для применения иных технических средств сведения о носителе информации. Изъятая флешкарта упаковывается в плотный бумажный  пакет, обеспечивающий ее сохранность. Упакованный предмет необходимо опечатать и удостоверить факт изъятия и упаковки подписями следователя и понятых, о чем также делается отметка в протоколе  следственного действия.

В таком случае к протоколу  не нужно приложение в виде фототаблиц, а фототаблицы к этому протоколу не изготавливаются, так как флешкарта с указанного места выполняет роль самостоятельного вещественного доказательства и после проведения в последующем осмотра может быть приобщена  по постановлению следователя в качестве вещественного доказательства  к уголовному делу.

Существует два способа сохранения доказательственного (процессуального)  значения исходного цифрового материала: самостоятельная обработка следователем результатов цифровой съемки или использование помощи специалиста.

Первый способ. Уголовный  процесс регламентирует проведение многих следственных действий при обязательном участии понятых. В некоторых из них обязательно участие специалистов или экспертов. Это необходимо для обеспечения достоверности полученных в ходе следствия доказательств.  Общеизвестно, что любые  сомнения должны быть истолкованы в пользу обвиняемого. Поэтому задача следователя – исключить возникновение такой ситуации, когда достоверность добытых по делу доказательств может вызвать у суда сомнение.
Для создания условий, свидетельствующих о достоверности доказательств, полученных при использовании цифровой фотосъемки, следователь проводит следственный осмотр изъятой и надлежащим образом упакованной в ходе предыдущего следственного действия флешкарты. В протоколе осмотра  предметов отображаются сведения  о надлежащей упаковке. В некоторых случаях рекомендуется сохранять сам первичный ярлык с записью наименования предмета-носителя и подписи участников процесса, удостоверивших правильность обозначения.
 
Далее  в протоколе следственного осмотра отражаются сведения  об использовании  конкретного компьютера при печати цифровой записи на компакт-диске.
По окончании осмотра компакт-диск   с перенесенной на него цифровой записью, а также первичный ярлык упаковываются. Упаковка снабжается соответствующей надписью и удостоверяется подписями  понятых и следователя, другими участниками следственного действия.

В протоколе осмотра  могут быть подробно описаны сведения о той части изображения,  которая имеет особое доказательственное значение  или может быть  в дальнейшем использована  при проведении специальных исследований, а также та наиболее важная часть изображения, на которую  следователь планирует ссылаться при  составлении обвинительного заключения как на доказательство обвинения. В протоколе также необходимо  отразить сведения о судьбе изъятой флешкарты: очищении этого предмета от изображения и возврате этого носителя в  исходную среду.

В ходе следственного действия изготавливаются фототаблицы, которые служат приложением к протоколу. Сам же носитель информации является в таком случае самостоятельным доказательством. Следователь выносит постановление о приобщении диска к уголовному делу в качестве вещественного доказательства.

Второй способ в большей степени  затрагивает деятельность специалиста (эксперта) как иного участника  уголовного процесса. После проведения следственного действия, в ходе которого изымается флешкарта, следователь вправе  назначить специальное или экспертное исследование. Он может вынести постановление о назначении судебной экспертизы.

В нем следователь поручает специалиста (эксперту)  проведение мероприятий, связанных с переносом изображения на компьютер, изготовление фото-приложения в виде таблиц с необходимыми, выработанными практикой реквизитами, перенос изображения для последующего хранения при уголовном деле на компакт-диске. Если назначается судебная экспертиза, то следователь конкретно решает вопрос о роде, виде судебной  экспертизы, самостоятельно или по согласованию с экспертом формулирует необходимые  для получения дополнительных сведений вопросы.

После обработки цифрового материала специалист самостоятельно изготавливает фототаблицы, которые удостоверяет своей подписью, а также упаковывает  надлежащим образом с пояснительной надписью, удостоверив своей подписью, компакт-диск  с перенесенным на диск первичным цифровым материалом. Об обработке исходного цифрового материала составляется заключение  специалиста, поскольку именно таким образом  поименован результат деятельности специалиста в перечне источников доказательств (п.3-1 ч. 1 ст.74 УПК РФ).

Эксперт осуществляет аналогичную деятельность по переносу и сохранению изображения, а также проводит соответствующее экспертное исследование, о чем составляет  экспертное заключение.  В нем эксперт наряду с обычными сведениями отражает ход и объем действий, произведенных им с исходным материалом. Все необходимые материалы  эксперт удостоверяет своей подписью и печатями экспертного учреждения. Следует приветствовать практику, сложившуюся в некоторых экспертных учреждениях, когда каждая страница заключения эксперта подписывается и удостоверяется печатью экспертного учреждения.
 
Опубликовано в журнале «Законность», 2006г №11, с.12-14.
 
Статья была несколько переработана и опубликована в соавторстве в журнале «Уголовный процесс» (2007г №2, с.62-64).
Данная статья написана не так давно и все её положения относительно применения судебной цифровой фотографии остаются злободневными сейчас, особенно на общей процессуальной и в целом юридической малограмотности (неопытности) следствия в целом, не зависимо от ведомственной структуры.

Но к данной публикации, как автор, хочу добавить, в свете изобретений в  построении системы доказательств по современному следствию, о применении цифровой техники в рамках уголовного процесса. При проведении любых следственных или судебных процессуальных действий, связанных с ведением протокола, право на осуществление записи принадлежит только следователю или судье, осуществляющему конкретное следственное или судебно-следственное действие. Все другие участники процесса этим правом не обладают и могут это выполнить только с разрешения судьи (следователя). Процессуальное (доказательственное) значение имеет только та запись следственного или судебного действия, которая выполнена соответствующим процессуальным лицом. Процессуальная легализация записей, выполненных иными участниками или не участниками  процесса  в принципе возможна в двух случаях.

В первом случае, если до начала следственного или судебного действия этот участник (или не участник) заявил о том, что будет производить запись, получил разрешение на производство такой записи от лица, ведущего соответствующий процессуальный документ, а по окончании следственного (судебного) действия сведения о применении записи с указанием аппарата, примененного в качестве звукозаписывающего устройства, появится отметка в соответствующем протоколе, и запись будет приложена к протоколу сразу же по окончании следственного (судебного) действия в подлиннике.

Во втором случае ведение такой записи возможно лицом, оказывающим помощь в проведении оперативных мероприятий в установленном законом порядке (то есть в ходе совершения или покушения на совершение) тяжкого или особо тяжкого преступления, и с санкции лица, уполномоченного на такое санкционирование в соответствии с ФЗ «Об ОРД». Кроме этого, такая запись станет доказательством по делу только после её процессуальной легализации. (Комментарий автора).


Пысина Галина Александровна, старший советник юстиции (полковник в отставке), член Союза писателей России, председатель Совета ветеранов прокуратуры Хабаровского края, член СВГБ по ДВ региону