Рассказы о периоде антиалкогольной компании Горбачева

Рубрика:  

Исполнилось 30 лет со дня принятия Советом Министров СССР Постановления «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма». Документ не  нашел живого отклика  среди населения страны. Не прижился   девиз:  «Трезвость – норма жизни».

Из жизни  контрразведчика

ИЗ ПЕСНИ  СЛОВ  НЕ  ВЫКИНЕШЬ

  В краевом центре совсем  стало туго  со спиртным.   Решил  сначала  попробовать себя в виноделии.  Купил шесть трехлитровых банок виноградного сока, вылил их в двадцатилитровую бутыль. Вывел в банку с водой резиновую трубочку из  горлышка, чтобы отходили газы брожения. Тешил себя мыслью, что у меня получится отличное виноградное вино. Но, как говорится, мы предполагаем, а Бог располагает. Спустя несколько дней  заметил, что  виноградный сок  стал покрываться пленкой.

Закисает жидкость, – пожаловался я соседу.

Сахара не хватает, – лаконично заключил товарищ. –Высыпь пару килограммов «белой смерти» в бутыль – и будет  все нормально!

Я  последовал совету, однако дополнительный сахар не дал желаемого эффекта. Сок продолжал закисать.

 Невеселыми мыслями  поделился с товарищами по службе. Никто исчерпывающего ответа дать не мог. Посоветовали позвонить  на винзавод.  Сказано – сделано. По городскому справочнику нашел номер телефона главного технолога. Без обиняков поведал о своём горе. Главный специалист посмеявшись, сказал, что виноградный сок забродить не  может. Он  - пастеризован.

– Что делать теперь?

– Засыпьте в бутыль стакан сухих дрожжей. Будет вкусная бражка.

 Пришлось   последовать совету  винного специалиста. Шире проделав в крышке отверстие для  стравливания газов, поставил бутыль в таз.

 Всю ночь на кухне бурлило, свистело, ухало. В квартире стоял тошнотворный   запах. К утру через отверстие в  крышке   дрожжи вытекли в таз.  Позвонил в дверь сосед, военнослужащий.

– Бражкой балуешься?

Дрожжи текут, поэтому такой запах

А ты растопи пачку сливочного масла и залей его в емкость. Масляная пленка не даст пузыриться дрожжам. Я давно использую этот прием.  Как только бражка созреет, масляную пленку соберешь ложкой – и в унитаз. Пей изделие на здоровь!

Почему  до этого не додумался? – корил я себя.

Собрав выползшие в таз дрожжи,  вылил их обратно в бутыль и поехал на работу. Через час в кабинете раздался звонок. Звонила соседка этажом ниже.

У меня капает с потолка. Наверное, труба отопления  у вас проржавела, – кричала она в трубку. - Приезжайте быстрее.

– Сейчас буду.

 Через десять минут был возле дома. На лестничной площадке застал соседей. Они оживленно обсуждали сложившуюся ситуацию.

И тут  отчетливо ощутил характерный запах дрожжей. Но почему его не учуяли товарки, – загадка!?

- Если сейчас открою дверь квартиры, обязательно кто-нибудь из соседей заглянет  в квартиру и тогда секрет моего производства станет достоянием не только жильцов дома, но и парткома, – молнией пронеслось у меня в голове. – Последствия  могут быть самыми печальными: вся страна идет в ногу, борясь с пьянством, а старший офицер   –  нет.

Пришлось идти на хитрость. Извинившись, сказал, что забыл ключи от квартиры на работе. Соседи заохали… Но через минуту соседка снизу сообщила, что капель  с потолка  у нее прекратилось.

– Наверное, слесари перекрыли воду, – сделала она замечание.

Соседки  тут же разошлись по своим  квартирам. Я – юркнул к себе.

Боже, мой! Такого кавардака не видел никогда. На кухне в оконной раме были выбиты стекла.  Весь пол был залит бурой вязкой жидкостью. Колоритное зрелище венчало огромное масляное пятно на потолке. Часть виноградной бражки «ушла» соседке. Десять литров осталось в тазу.

Несколько часов я боролся  с последствиями взрыва, тщательно выскабливая  с потолка масляное пятно. Стеклил на кухне раму. Причиной взрыва стало масло, забившее дренажное отверстие.

Кое-как навел  порядок на кухне. Однако  до конца совладать с масляным пятном на потолке так и не смог. После побелки оно назойливо проявлялось вновь и вновь. С ним расстался  тогда, когда переехал на другую квартиру. А тогда на очередную рыбалку пришлось  покупать у  соседа  трехлитровую банку самогона. Не вышел из меня винодел.

Как-то эту   историю  рассказал знакомым рыбакам-любителям. Среди них был райисполкомовский  чиновник.

–  Находясь в отпуске, - говорил он, - я с трехлитровой банкой бражки выдвигался к гаражу. Мужики подрядились за  выпивку отрегулировать движок моего «Москвича». Возле райкома партии неожиданно встретился с секретарем партийной организации. Он затащил меня на  собрание. Кворум ему подавай! Повестка дня – самая популярная в то время: «Борьба с пьянством – долг коммуниста».

Вот сижу я в парткабинете и слушаю, как друзья-коммунисты клеймят позором устойчивый пережиток капитализма – пьянство. Непроизвольно пошевелил ногой портфель, в котором стояла бражка. Под ногами послышался слабый хлопок. От брожения с трехлитровой  банки слетела полиэтиленовая крышка. В кабинете запахло сладковатым дрожжевым запахом. У меня от испуга холодный пот покатился по спине. Не дай Бог, сейчас узнают, что  пришел на партсобрание с сивухой.  Конец  тогда моей партийной карьере.

Сидящие  коммунисты в зале стали водить носами. Первый секретарь, не выдержав, сказал сидящему у окна  товарищу:

– Закройте створку в окне. Тянет с улицы, как из помойной ямы. Надо объявлять субботник по очистке  города от мусора.

Команда начальника  была выполнена. Но уже никто не принюхивался к точившемуся из моего объемистого портфеля аромату.  

НА   ВСЯКИЙ ЧАС  УМА  НЕ  НАПАСЕШЬСЯ 

 

Позвонил старинный друг из соседнего  поселка.

-- Старик, есть возможность достать пару ведер патоки. Завезли её на леспромхозовскую ферму. Коровам в корм  добавляют  для увеличения надоев.  Говорят, из  этой патоки бражку отменную варят. Надо?

-- Конечно!  Тем более, что сахар  и водку сейчас по талонам дают – всегда не хватает, - пожаловался  я.

 К концу недели  привезли  полфляги патоки. Не долго думая, я вылил туда ведро теплой воды, высыпал двухсотграммовую кружку сухих дрожжей и тщательно все перемешал.  Попробовал  на вкус.   Жидкость  оказалась сладкой, но чуть солоноватой.

- Это не беда - конечный продукт  будет, что надо, -  успокоил я себя.

Через  несколько дней позвал товарища попробовать изделие. В знак уважения к гостю, налил ему  трехсотграммовую кружку. Тот, с шумом выдохнув, приложился к емкости.  После нескольких глотков закашлялся и отставил  емкость  в сторону.

-- Ты что мне подсунул? Твою бражку невозможно пить! – возмутился товарищ, -соленющая до невозможности.

 Откуда соль в патоке?   Вскоре  выяснили:  ее добавляют в сладкий продукт   для увеличения надоев  у коров.  Что делать? Не выливать же  содержимое фляги  на землю. Решили перегнать  брагу  на самогонку, справедливо считая, что соль  тогда  сама собой улетучится.

…Первачок капал быстро. Чистый, как слеза. Смущал только запах – приторный, похожий на застоявшееся «амбре» в туалете. Зажав носы, мы выпили. На удивление напиток оказался неплохим, да и крепостью обладал приличной. После четырех стопок товарищ попытался запеть, затем стал рассказывать свои байки из армейской службы – верный признак  кондиции.

Перегнав  бражку на самогон, я вылил  барду на грядку в огороде.  Смутила гуща: уж очень она походила на коровье дерьмо. Позвонил другу, который привез патоку, поделился  своими сомнениями.

-- Не хотел тебе сразу говорить, но придется. В патоку, чтобы ее не воровали работники фермы, кроме соли, добавляют еще свежие коровьи лепешки.

Тут же  успокоил:

-  На качестве самогона это совсем не отражается. Сам убедился.

Хихикнув, товарищ положил трубку. Тем не менее, я  для большей убедительности произведенный спиртовой напиток очистил йодом, затем закрасил его клюквенным соком. Вид самогона стал вполне презентабельный, но запах полностью не исчез. Разлил самогон по бутылкам и спрятал  их в укромное место.

Но долго стоять заначке не пришлось. Жена уговорила  сломать старый сарай и на его месте построить новый. Это ли не повод попробовать с друзьями мое изделие? Быстро созвонился с товарищами и договорился о помощи. На вопрос, чем буду расплачиваться? Бодро ответил:

-- Классной самогонкой.

На том и порешили. Приступив к работе, мужики постоянно переводили разговор о предстоящей выпивке. Я отшучивался, намекая на приятную неожиданность. К обеду жена, как полагается, приготовила закуску и выставила на стол давно припрятанную бутылку водки!  Мы расположились возле разобранного сарая на бугорке: вроде бы и дома, и на природе  в то же время. Развели небольшой костерок. Ляпота!

Пропустили по стопке водки, другой…, плотно закусили… и вся бригада уставилась на меня: еще бы бутылочку… Я отправился за заначкой. Выставил ее на стол. Откупорил  емкость. Тут же  друзья заводили носами. Дескать, вот сюрприз, так сюрприз – дышать нечем от запаха самогонки.

Я оправдывался, как мог, объясняя, что на вкус и крепость - ей цены нет. В общем, уговорил выпить по первой. Следом пошла вторая, третья… Мои предположения о крепости напитка подтвердились. Через полчаса один из товарищей попытался запеть, второй – пустил слезу, вспомнив  умерших родителей, третий - пытался  объяснить, что я не прав, угощая их такой вонючей самогонкой.

Спустя еще час, я понял, что рабочий день можно считать законченным. Мои работнички  едва стояли на ногах. Пришлось отправить их по домам.  Наутро супруга ехидно поинтересовалась, когда помощники придут заканчивать работу?. Молча проглотив ее колкости, направился в огород с благим намерением  самому начать строительство пресловутого сарая.

Ближе к обеду появились вчерашние друзья. Хмурые, молчаливые, скупые на слова.  Мы быстро  сколотили  постройку и  улеглись под березой в тени. Отдыхали.

Раздался страдальческий голос  одного из  гостей:

-- Ну, где там твоя вонючка? Неси уж, сил нет больше. Только поставь налитую стопку на пригорок, а я с подветренной стороны попытаюсь к ней подбежать и выпить. Может, полегчает?…

 К вечеру, заплетающими голосами  мы доложили хозяйке о выполненной работе.

Утром, на следующий день, я  хотел опохмелиться, однако не нашел заначки.  Спросить у жены, куда она  подевалась, побоялся…

 

Карташев Владимир Пантелеевич, подполковник в отставке, военный корреспондент