До точки невозвращения

Рубрика:  

Хабаровский врач-нарколог с многолетним стажем рассказал, что ему довелось четыре раза лечить от наркомании одного молодого человека (сейчас ему еще нет и тридцати). Но наркоман срывался вновь и вновь. Врач не скрывал, что парень вряд ли когда-нибудь остановится, а, значит, не протянет долго.

Впервые к наркологу юношу почти насильно привели отец и мать, пребывавшие в шоке. Накануне сына с дискотеки в невменяемом состоянии притащили домой приятели. Спиртным от него не пахло. Родители сперва решили, что у сына какой-то приступ и хотели вызвать «скорую помощь». Но один из дружков, криво усмехаясь, отсоветовал: дескать, только неприятности заимеете. И объяснил непонятливым «предкам», что их отпрыск «хапнул дури». Только тогда сыну закатали рукава и увидели исколотые вены.

Как выяснилось в кабинете врача, пагубное пристрастие зародилось у подростка еще в старших классах школы. Начиналось оно с гашишного «косяка»,  потом переросло в опийно-героиновую зависимость. Родители схватились за голову: как же раньше не заметили?! Врач объяснил: потому что плохо смотрели.
Родители часто не видят и не хотят верить, что с их отпрыском что-то неладно. Однако, употребление наркотиков достаточно заметно меняет подростков и их поведение. Нужно только быть реалистами, а не руководствоваться эмоциональной формулой: «Мой сын (дочь) употребляет эту гадость?! Этого не может быть, потому что не может быть никогда!»

Врачи Хабаровского краевого наркологического диспансера рассказывают, как не пропустить момент, когда молодой человек вступает на пагубную дорожку наркомании. У него это, что называется, на лбу написано. Надо только уделять внимание своему подрастающему чаду, а не утыкаться в телевизор, когда оно, прошмыгнув домой, старается уединиться и не попадаться на глаза родителям.

В крае наиболее распространены канабисные наркотики: марихуана, гашиш, гашишное масло. Сырье – манчжурская конопля – сколько бы ее ни уничтожали соответствующие ведомства, привольно растет по всему краю, в Амурской области, в Приморье. Поэтому производимое из нее зелье легкодоступно, а соблазн попробовать его велик. В современной молодежной субкультуре «травка» стала одним из атрибутов престижа.
Если молодой человек начинает достаточно часто употреблять канабисные наркотики, происходящие с ним изменения не заметить трудно. Лицо и белки глаз краснеют. Слюна становится необычайно тягучей. Ему все труднее сконцентрировать внимание на чем-либо и углубленно заниматься каким-то делом. Движения становятся «ломаными», их координация нарушается. Речь убыстряется, порой бывает несвязной и перемежается приступами беспричинного смеха. Ослабление памяти наглядно проявляется в том, что даже в обычном разговоре наркоман забывает, о чем говорил только что. Нарушается восприятие реальных масштабов окружающего. Обычная дверь кажется непроходимо узкой, дорожный бордюр – неимоверно высоким, короткие расстояния – длинными, а длинные – короткими. Если человек бочком «протискивается» в нормальную дверь или до подбородка задирает колени, перешагивая через порог, это, наверняка, может оказаться признаком гашишного опьянения.

Иногда искажение реальности перерастает в настоящие, обычно пугающие галлюцинации. Наблюдается тяга к сладкому, а  после опьянения – просто зверский аппетит, когда можно съесть булку хлеба без ничего. Появляется раздражительность, вздорность, неожиданные глупые капризы.

У потревоженного наркомана, которому «сломали кайф», часто возникают вспышки ярости, чреватые непредсказуемыми агрессивными поступками. А специфический запах жженной травы пропитывает одежду наркомана и практически неотступно преследует его.

На поздней стадии «конопляный» наркоман становится вялым, впадает в сонливость, граничащую с оцепенением. Ослабление памяти и интеллекта, депрессии и распад личности сменяются бредом и психозами, очень похожими на шизофрению. Может развиться самая настоящая паранойя, а организм становится необычайно восприимчивым к любым обычным заболеваниям.

Наркотики опийного ряда менее распространены среди молодежи. Но признаки опийного опьянения тоже достаточно наглядны: зрачки сужаются до размера булавочных головок и не реагируют на изменения освещения, кожа становится бледной, речь неестественно растянутой. Человек необычно сонлив, а когда бодрствует, находится как бы в постоянной задумчивости, стремится к уединению в тишине и темноте. Покладистое, добродушное поведение наркомана обманчиво – оно лишь результат временного действия опиатов и быстро сменяется раздражительностью, злостью. Наркоман постоянно пребывает между неадекватной активностью и столь же неестественным оцепенением.

И, конечно же, неизбежным последствием опиумной наркомании является «ломка». Если зависимость еще только формируется, «ломка» может напоминать легкую ангину со всеми ее признаками от насморка до головной боли. Она довольно быстро проходит сама собой. Но стоит глубже увязнуть в опиумном болоте, и «ломка» превращается в страшного зверя, буквально грызущего свою жертву. Возникает чувство страха, судороги, тошнота, невыносимые боли во всем теле. Избавиться от этого состояния без новой дозы или медицинского вмешательства практически невозможно. Именно поэтому наркоманы совершают жестокие и бессмысленные преступления: они готовы на что угодно, лишь бы избавиться от страданий.

Героиновая наркомания схожа с опиумной (ведь героин – производное от опиатов), только развивается куда быстрее, признаки ее отчетливей, а «ломка» страшней.

Обычно наркоторговцы подмешивают в опийную и героиновую отраву «для весу» различные вещества – от мела до крысиного яда. Последствия такого «разбодяживания» легко представить.
Даже с медицинской помощью избавиться от опиумно-героиновой зависимости крайне трудно и удается единицам. А рассказы о том, что кто-то «завязал» самостоятельно – обычно вообще из области преданий, бытующих в наркоманской среде, самообман, иллюзорная надежда при падении в пропасть. Обычно у «кайфа», быстро перерастающего в наркотическое рабство финал один – безвременная кончина.

С недавних пор модным молодежным увлечением стали «экстези» - синтетические наркотики-стимуляторы, некоторые с галлюциногенным эффектом. 

Если молодой человек по несколько суток к ряду без устали отплясывает на дискотеках, не спит ночами, постоянно «тусуется» в различных компаниях, демонстрируя чудеса выносливости, а потом внезапно впадает в «медвежью спячку», близким стоит обеспокоиться. Ведь это первичные признаки употребления «экстези». В некоторых молодежных кругах распространено мнение, что такая «стимуляция» безвредна. Врачи свидетельствуют об обратном. «Экстези» сокрушительно действуют на центральную нервную систему. Даже небольшие дозы этого зелья уничтожают клетки мозга, контролирующие человеческое поведение и его перепады. Уравновешенных и трезвомыслящих любителей «экстези» не бывает. Истеричность, сменяющаяся апатией – основной тип их поведения. Об успешной учебе или работе в таком состоянии не может быть и речи. Помимо разрушения нервной системы, необратимо страдают сердце и печень, а длительное употребление «синтетики» ведет к общей дистрофии внутренних органов. А с таким диагнозом, как известно, долго и полноценно не живут.

Признаки употребления других, менее распространенных наркотиков, тоже заметить не трудно.

У начинающего потребителя больше всего шансов отказаться от наркотиков. Но, как правило, он этого не делает, потому что еще не чувствует опасности. Именно поэтому родители должны быть особо внимательны, чтобы не пропустить момент, за которым для любителя «кайфа» может следовать  «точка невозвращения». Если тревожные симптомы налицо, выход один: прибегнуть к помощи врачей-наркологов. И, чем раньше, тем лучше.

Кирилл ПАРТЫКА