Горизонты чекистской науки

Рубрика:  

ИСТОРИЯ СПЕЦСЛУЖБ РОССИИ: ИЗ ПРОШЛОГО В БУДУЩЕЕ.

    11 и 12 декабря 2014 года в  Москве, в Музее погранвойск состоялась восемнадцатая научная конференция Исторические чтения на Лубянке. Конференция проводилась Обществом изучения истории отечественных спецслужб. Состав участников оказался весьма представительным. Одних докторов наук присутствовало 24 персоны. На конференции были и делегаты из Самары, в том числе и автор настоящей статьи.

     Основой повестки дня устроители чтений заявили 100-летие начала Первой мировой войны. Большинство научных докладов и сообщений и были посвящены данной теме. Рассмотрены различные аспекты становления и развития русских спецслужб накануне и в ходе боевых действий. Результаты исторических исследований, представленные на конференции, рисуют яркую картину борьбы русских спецорганов с разведками передовых империалистических стран, прежде всего, входивших в Тройственный союз. ( Германия, Австро-Венгрия, Италия)

     Анализируя итоги противостояния, можно сделать вывод, что русские разведка и контрразведка не уступали основным противникам в организации и проведении оперативной работы. Что же касается агентурного проникновения, то операции русских спецслужб зачастую превосходили своих коллег по ту сторону фронта. Вспомним, хотя бы, вербовку начальника оперативного отдела разведки Австро-Венгрии полковника Рёдля. На должном уровне находилось применение и других оперативных средств и методов. Широко использовалась перлюстрация корреспонденции, наружное наблюдение за установленными разведчиками и другими объектами, велись оперативные учеты подозрительных лиц. Целенаправленно, прежде всего в иностранных посольствах и консульствах,  добывались шифры и коды, использовавшиеся противником, перехватывались и дешифровались его оперативные сообщения.

     Следует отметить, что руководители и сотрудники русской разведки и контрразведки накануне и в ходе Первой мировой войны старались не вмешиваться в дела, не связанные непосредственно с поиском и нейтрализацией иностранных шпионов. Политический сыск являлся обязанностью специальных полицейских подразделений. Лишь с упразднением этих подразделений после Февральской революции 1917 года, Временное правительство де факто использовало контрразведку для борьбы с большевиками, пыталось, в частности, арестовать В.И.Ленина.

     Наряду с историографическими исследованиями, направленными на историческую реконструкцию конкретных событий, связанных с деятельностью спецслужб, на конференции были представлены работы, предметом исследования которых стали социальные явления, казалось бы, прямо не связанные с работой спецорганов. Весьма показательным в этом смысле является доклад д.и.н. профессора из Санкт-Петербурга Измозика В.С. Его тема: «Настроения российского общества в годы Первой мировой войны (по материалам перлюстрации корреспонденции)». Этот доклад, а также ряд других сообщений говорят о тенденциях, наметившихся к настоящему времени в изучении деятельности российских спецслужб.

     По мнению автора, одна из этих тенденций заключается в том, что в изучении истории, да и теории работы спецорганов, принимают все более активное участие специалисты, организационно не имеющие отношения к ФСБ, СВР и другим спецслужбам Российской федерации. Речь идёт о сотрудниках крупных университетов, академических институтов, различных архивов и музеев. Их исследования, несомненно,. привносят свежую струю в новый поток знаний о деятельности спецслужб и их истории. Атмосфера не всегда оправданной секретности, окружавшая данную тематику во времена СССР, постепенно уходит в прошлое. Вместе с ней уменьшается определённая профессиональная зацикленность и келейность учёных-чекистов, имевшая место в советские и, частично, в постсоветские времена.

     Вторая тенденция, характерная для всего российского обществоведения, имеет основанием монопольное положение марксизма как методологической основы изучения общества, в советское время. После краха Советского Союза и «отмены» марксизма как официальной основы общественных наук, других теоретиков и исследователей, кроме тех, которые были воспитаны на марксистских принципах, в России не появилось. Да и откуда им взяться? Сформировались научные школы, учебные курсы в университетах и институтах, выросло несколько поколений марксистских ученых. Развитые общественные теории, существовавшие прежде всего в западных странах, были плохо известны широкой отечественной научной общественности. А если бы и были, то их применение в условиях советской действительности оказалось бы весьма непростым делом, составило самостоятельную, весьма непростую научную проблему. Все это создало определённые трудности в познании российского постсоветского общества и его объективной истории, включая историю спецслужб.

     По мнению автора, воспрепятствование по идеологическим соображениям со стороны руководства КПСС, прежде всего таких деятелей, как М.А.Суслов, широкому изучению советскими учеными возможностей по использованию передовых западных научных достижений в области изучения общества, стало одной из причин развала СССР. Не имея адекватных научных инструментов по изучению актуальной социальной материи, нельзя было уяснить закономерностей её развития и принимать соответствующие эффективные политические меры для укрепления имеющегося строя. Понимание этого обстоятельства было у Ю.В.Андропова, который в начале 80-х годов прошлого века говорил, что «мы не знаем общества, в котором живём». Возможно, оно возникло под влиянием работ А.А.Зиновьева, с которыми Андропов был знаком.

     Обозначившийся отход от догматического варианта марксизма, продемонстрированный в ходе Исторических чтений на Лубянке, несомненно, позитивный фактор в чекистской науке. Его значение возрастает в связи с информационной войной, развязанной Западом в последнее время против Российской Федерации. Ведь для того, чтобы противостоять своим противникам, необходимо в теоретическом плане, как минимум, не уступать им.

     История российских спецслужб традиционно является предметом пропагандистских спекуляций и фальсификаций со стороны кремленологов и советологов. Затем эти «научные» результаты широко тиражируются средствами массовой информации. Вспомним, хотя бы, навязываемую общественному мнению интерпретацию расстрелов в Катыни или другие мифы о «сталинских репрессиях НКВД».

     Поэтому на отечественных ученых, чекистах прежде всего, лежит большая ответственность за научное обоснование объективной трактовки истории и теории наших органов безопасности. Необходимо с позиций современной науки не только разоблачать различного рода фальшивки и тенденциозные мнения, но и обеспечить наступательный характер нашей государственной позиции. Думается, что восемнадцатая Всероссийская конференция Исторические чтения на Лубянке является определённым шагом в осуществлении этой задачи. Научный же потенциал участников говорит о способности достигнуть требуемых позитивных результатов.

 

МИРОНЕНКО Сергей Владимирович, ветеран КГБ СССР, полковник в отставке, кандидат исторических наук

г. Москва - г. Самара