Без помощи не оставляли их

Рубрика:  

О социально-экономической  поддержке  русских офицеров-инвалидов в Маньчжурии

В 2014 году исполнилось 100 лет с начала Первой мировой войны. Первый день войны – 1 августа 1914 года стал поворотным моментом в истории России, изменившим судьбы миллионов жителей нашей страны. Главный удар врага приняли на себя защитники Отечества – офицеры Российской армии, героически сражавшиеся на фронтах Первой мировой.

В архивном фонде БРЭМ (Главное бюро по делам Российской эмиграции в Маньчжоу-Ди-Го) государственного архива Хабаровского края хранятся личные дела выходцев из России, принимавших участие в Первой мировой и Гражданской войне. По-разному сложились судьбы этих людей, не раз оказывавшихся перед лицом смерти, и получивших не одно ранение.

Многие из них удостоились наград за проявленные в боях мужество и героизм. К несчастью для кавалеров воинских орденов кампании Первой мировой сменились революционными потрясениями и братоубийственной Гражданской войной, заставившей их эмигрировать за пределы России. Ведущим центром эмиграции для отступавших из Сибири и Дальнего Востока белогвардейцев стала Маньчжурия.

На новом месте жительства выходцами из благородных сословий императорской России были образованы эмигрантские объединения, движения и Союзы, оказывавшие социально-экономическую поддержку прибывшим соотечественникам. В 1934 году для контроля  за их деятельностью было образовано Главное бюро по делам Российской эмиграции в Маньчжоу-Ди-Го (БРЭМ).

Работу бюро курировали местные власти подконтрольного японцам государства Маньчжоу-Ди-Го.

Офицерские эмигрантские организации, входившие в структуру БРЭМа – «Дальневосточный Союз военных», «Союз русских военных инвалидов», «Харбинский комитет помощи беженцев» – поддерживали обладателей воинских званий, оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации. Существенную поддержку военнослужащим с ограниченными физическими возможностями оказывал «Союз инвалидов». В 1937 году в Союз инвалидов входило 53 бывших военнослужащих, в том числе один архиепископ, пять генералов, девять полковников и другие члены в звании от подполковника до рядового.

Объединение действовало в составе Главного зарубежного Союза русских военных инвалидов, подчиняясь всем его директивам и указаниям. Главное Правление зарубежной организации находилось в Париже, её отделы размещались в 22 государствах. Объединение русских военных инвалидов руководствовалось девизом «В единении сила», оказывая материальную, трудовую, юридическую, медицинскую и культурно-просветительскую помощь входящим в него офицерам, вдовам и сиротам членов Союза. В организации стремились поддерживать основы воинской дисциплины, этики и традиций в духе императорской армии России. Объединение защищало интересы его участников в русских и иностранных учреждениях, органах местной власти. Союз имел статус юридического лица и собственную печать.

Членами Союза могли стать не только инвалиды Первой мировой и Гражданской войны, но и Русско-японской и Русско-турецкой войн. При зачислении необходимо было представить документы, доказывающие военную инвалидность. Военными инвалидами признавались только лица, утратившие 50% трудоспособности во время боевых действий (ранение, контузия, удар штыком или прикладом, отравление удушливыми газами) и лица, состоявшие под покровительством Александровского комитета раненых 1, 2 и 3 класса. При необходимости назначалась медицинская комиссия и привлекались свидетели, состоящие в военных эмигрантских организациях. Порядок признания факта военной инвалидности определялся согласно уставу Союза.

В уставе, принятом на общем собрании 18 марта 1934 года, закреплялись полномочия органов управления Союза, определялись права и обязанности членов объединения. Копии руководящего документа имелись на руках участников организации. Все служащие Союза подчинялись председателю, им подписывались документы и распределялись обязанности между администрацией объединения.

Исполнительная власть принадлежала Правлению, представлявшего организацию в правительственных и общественных учреждениях. Членов Правления выбирали на общем собрании. В работе собрания  должны были участвовать все члены объединения. Решения принимались путем проведения открытого или тайного голосования.

Собрание проводилось при наличии кворума не менее одной трети от общего числа членов объединения. За пропуск заседаний без уважительной причины полагалось лишение права голоса и права на получение пособия на трехмесячный срок. На собраниях решались вопросы о взаимоотношении Союза с другими эмигрантскими объединениями, определяли содержание выборным лицам, утверждались финансовые сметы и отчеты. Важнейшее значение в повестке органов управления Союза занимали меры социально-экономической поддержки военных инвалидов.

Эмигрантскими объединениями ежегодно проводился День инвалидов, отмечавшийся 22 мая. В  Харбине проводились благотворительные концерты, спектакли и балы,  сборы средств. Союз инвалидов выпускал газету «Русский инвалид в Маньчжоу-ди-го». В  1935 году было выпущено две тысячи номеров. В проведении мероприятий также участвовало «Общество помощи инвалидам в г. Харбине». Собранные средства распределялись между объединениями военных инвалидов.

«Союз русских военных инвалидов» получал доход от членских взносов, добровольных пожертвований, от сдачи в аренду жилья и от деятельности собственной переплетной мастерской. Пожертвования предоставлялись не только в виде денежных средств, но и продуктов питания и предметов первой необходимости.

Среди жертвователей объединения было Мулинское углепромышленное товарищество, предоставлявшее эмигрантам каменный уголь для отопления помещений. Объединение инвалидов получало пожертвования и от зарубежных адресатов. В 1940 году были получены денежные переводы от Сан-Францизского комитета помощи инвалидам и верховного комиссара Лиги наций. Организация направляла оказывавшим ту или иную помощь эмигрантам и объединениям благодарственные письма, открытки, выражала признательность через средства массовой информации. Одно из таких писем с выражением благодарности в феврале 1935 года было направлено поэтессе Марианне Колосовой за посвященное Союзу стихотворение, опубликованное в газете «Русское слово»[i].

Средства организации тратились на содержание квартир членов Союза, лечение и социальную поддержку инвалидов, издание газеты «Русский инвалид», организацию рождественского и пасхального столов, выдачу беспроцентных ссуд и пособий. Средства выделялись на лечение, образование, приобретение одежды и продовольствие членов Союза. Прапорщику Михаилу Ивановичу Полстянкину в 1934 году были выделены средства на довольствие и покупку белья, подано обращение в Иверскую благотворительную столовую о ежедневном отпуске ему обеда.     В 1935 году Михаилу Ивановичу была выдана субсидия на лечение хронической болезни.

В случае необходимости выдавались ссуды на переезд и открытие собственного производства. В 1935 году было выдано пособие на поездку на курорт «Хайлунь-Аршань» капитана Ивана Петровича Бочкарева и ссуда на имя подполковника Константина Арсеньевича Страмковского, предназначенная на открытие и оборудование обойной мастерской.

Всего за 1935 год ежемесячное пособие получали шесть человек, пять инвалидов были размещены в бесплатном приюте, тридцать шесть нуждающимся были выданы денежные пособия, а двадцати двум  инвалидам была выделена беспроцентная ссуда.

Денежные средства Союза хранились в банке на счету Правления. Наблюдение за хозяйственной деятельностью осуществляла ревизионная комиссия. Комиссия проверяла подведомственные объединению предприятия и учреждения, его капиталы и имущество. Социально-экономическая деятельность организации по поддержке инвалидов была бы немыслима без самих офицеров, занимавших ключевые места в органах управления Союза.

Председателем объединения военных инвалидов неоднократно избирался кадровый боевой офицер Михаил Евлампьевич Обухов, получивший тяжелое ранение в ногу во время Первой мировой войны. М.Е. Обухов участвовал в кампаниях Первой мировой с 1914 по 1916 год. Прошел боевой путь от капитана до полковника. В октябре 1917 году был арестован большевиками. В 1918 году М.Е. Обухов после освобождения из плена приступил к формированию уральских частей белой армии. В Гражданской войне командовал 46-м Исетским полком, действовавшем на Уфимском фронте. В 1919 году   был произведен в генерал-майоры.                             

В 1920 году вместе с отступающими частями белой армии эмигрировал в Маньчжурию. В эмиграции с 1920 по 1931 год работал на КВЖД сторожем, кладовщиком, дворником. С 1932 года возглавлял Союз инвалидов. М.Е. Обухов участвовал в работе объединения воспитанников Казанского военного училища, Казанском землячестве, Обществе ветеранов и других эмигрантских организациях.

Активную поддержку деятельности М.Е. Обухова оказывал полковник Константин Иванович Костерин, также известный в эмигрантской среде участием в Первой мировой войне. Мужественный офицер с 1914 по 1917 год прошёл боевой путь от командира взвода до командира батальона 192-го Рымникского и 18-го Оренбургского полка. Офицер К.И. Костерин участвовал в сражениях на турецком, австро-германском и румынском фронтах. Первую мировую войну Константин Иванович закончил в звании подполковника. Во время Гражданской войны эмигрировал в Маньчжурию. Участвуя в боевых действиях, получил многочисленные ранения и контузии. В эмиграции работал в строительной и транспортной конторах. С 1933 года  входил в Союз инвалидов, неоднократно избирался вице-председателем Правления.

Офицеры российской  армии  получали качественное образование в юнкерских и военных учебных заведениях России. Одним из наиболее известных в России было Одесское юнкерское училище, готовившее будущих офицеров пехоты. Его выпускники принимали участие в боевых действиях Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войне. Среди получивших военное образование в  Одессе был Владимир Александрович Кислицын, человек с удивительной биографией офицера-кавалериста, прошедшего сражения первой мировой и гражданской войн. В боевых действиях Владимир Александрович получил 14 ранений. В эмиграции им была освоена специальность врача-стоматолога, но больше всего он был известен как руководитель БРЭМа.

Владимир Кислицын стал проявлять лидерские качества ещё во время первой мировой войны. Одним из ярких эпизодов его военной биографии стала румынская кампания 1916 года, когда 11-й драгунский кавалерийский полк, где служил офицер Кислицын, вёл бои с немецкими войсками в Карпатских горах за овладение хребтом Таховаш. Во время одного из боев 21 ноября 1916 года полковник Кислицын получил тяжелое ранение в голову, но несмотря на тяжелую рану,  до вечера того же дня продолжал участвовать в сражении. За подвиг по овладению карпатским хребтом Таховаш офицер был награжден орденом святого Георгия 4-й степени. 

Владимир Александрович после первой мировой войны стал свидетелем и участником трагических событий, захлестнувших украинскую землю в 1917-1918 годах, образование Украинской народной республики, германская оккупация по Брестскому миру и гражданская война на Украине.  Кислицыну было поручено командовать частями украинской кавалерийской дивизии. В составе войск гетмана П.П. Скоропадского Кислицын в 1918 году участвовал в обороне  Киева от наступавших частей С.В. Петлюры.  После взятия петлюровцами украинской столицы В.А. Кислицын попал в плен, но под давлением немцев был отпущен и отправлен в Германию.

Из Европы Владимир Александрович в 1919 году поехал в Россию на борьбу с большевистским режимом. В Сибири в армии адмирала  А.В. Колчака ему было поручено командовать кавалерийскими соединениями (бригада, дивизия). В.А. Кислицын участвовал в Тобольской операции и Великом Сибирском ледяном походе (отступление белых армий из Западной Сибири в Забайкалье). Из Забайкалья В.А. Кислицын эмигрировал в Маньчжурию.

Здесь В.А. Кислицын с 1921 по 1936 год служил в железнодорожной полиции. Бывший офицер-кавалерист стремился найти новое  занятие в жизни.   Владимир Александрович окончил четыре медицинских курса и зубоврачебную школу. Но из-за нехватки средств приступить к стоматологической практике ему не удалось. Авторитет кавалериста-офицера помогал ему оказывать большое влияние на общественно-политическую жизнь российской эмиграции. В 1935 году Кислицын назначается начальником седьмого (военного) отдела БРЭМ, тогда же при его активном участии был образован Дальневосточный Союз военных. В 1938 году В.А. Кислицын возглавил БРЭМ, руководил деятельностью Главного бюро с 1938 по 1944 год. В эмиграции великим князем Кириллом Владимировичем Владимиру Кислицину было присвоено звание генерала.         

Один из лидеров российской эмиграции занимался и публицистической деятельностью. В 1936 году в  Харбине вышли мемуары В.А. Кислицына  «В огне гражданской войны».  В 1941 году в  Харбине издан «Пантеон воинской доблести и чести», описывавшим героические подвиги солдат и офицеров российской армии, в том числе и на фронтах Первой мировой войны. Книги В.А. Кислицина являются неотъемлемой частью зарубежной россики.

Некоторые офицеры, широко известные в эмигрантской среде военными подвигами и общественной деятельностью, избирались почетными членами объединения. Среди почетных членов объединения были генералы  В.А. Кислицин и Г.А. Вержбицкий.

Жизненный путь Григория Афанасьевича Вержбицкого во многом схож с биографией В.А. Кислицина. Получил военное образование в Одесском юнкерском и Виленском военных училищах. В должности командира роты сибирского стрелкового батальона Вержбицкий участвовал в Русско-японской войне 1904-1905 годов. Боевой путь на Первой мировой войне начал в 1915 году в звании штабс-капитана, командуя батальоном 44-го стрелкового полка. В конце августа   в течение 2-х суток командовал обороной переправы от наступавших немецких войск на реке Зельвянка в западной Белоруссии, позволив российской армии отступить через реку. За удержание переправы Г.А. Вержбицкий был награждён Георгиевским крестом. В 1916-1917 годах командовал бригадой в звании полковника. Получил два ранения в Первой мировой войне.

В годы гражданской войны командовал соединениями белой армии – от дивизии до армии. В 1918-1919 годах воинские соединения под командованием Г.А. Вержбицкого заняли районы Западной Сибири и Урала, в том числе города Тюмень, Нижний Тагил, Пермь. В Великом Сибирском ледяном походе возглавил южную группу армии, отступавшей под натиском Красной армии от Урала до Забайкалья. В Забайкалье в 1920 году руководил Дальневосточной армией атамана Г.М. Семенова. В 1921 году Г.А. Вержбицкий командовал войсками Временного Приамурского правительства, действующими в Приморье. В 1922 году Григорий Афанасьевич эмигрировал в Маньчжурию, где работал газетным работником и учителем.

В объединение даже входили два офицера Генерального штаба Российской империи. Одним из них был генерал-майор Дмитрий Николаевич Сальников. Д.Н. Сальников в 1902 году закончил Одесское пехотное училище. После завершения учебы в императорской Николаевской военной академии в 1912 году перешел на службу в Генеральный штаб. Во время Первой мировой войны в 1915 году полковник Д.Н. Сальников был назначен начальником штаба 5-й сибирской и 79-й пехотной дивизий, в качестве штабного офицера исполнял поручения при штабах 13-го и 37-го армейских корпусов. В 1916 г. произведён в генерал-майоры с назначением командующим 184-й пехотной дивизии.  В Гражданской войне воевал в армиях генералов Л.Г. Корнилова, А.В. Колчака, С.Н. Войцеховского и атамана Г.М. Семёнова[ii]. Во время боевых действий получил несколько ранений и контузий[iii]. После эмиграции в Маньчжурию в 1920-е гг. служил на КВЖД смотрителем зданий, заведующим курсами русского и китайского языка. Участвовал в работе ряда эмигрантских организаций, в том числе Харбинского комитета помощи беженцам, Союза георгиевских кавалеров. Во многом, именно благодаря самоотверженной работе таких офицеров и генералов, как Д.Н. Сальников, М.Е. Обухов, К.И. Костерин и Г.А. Вержбицкий, велась общественная деятельность среди российской эмиграции для поддержки нуждающихся эмигрантов.   

В Первой мировой войне приняли участие большинство эмигрировав-ших в Маньчжурию офицеров. В чужой стране после горечи поражений в Гражданской войне и нехватки наличных средств им приходилось начинать новую жизнь. Но даже офицеры, получившие военную инвалидность, смогли обустроиться и найти работу по гражданской специальности. Лидеры эмиграции – российские генералы, способствовали образованию целому ряду общественно-политических организаций, оказывавших поддержку участникам Первой мировой войны.   

[i]. ГАХК. Ф. Р-1497. Оп. 1. Д. 1. Л. 42об.

[ii]. ГАХК. Ф. Р-830. Оп. 3. Д. 41816. Личное дело Д.Н. Сальникова.  Л. 1-6.

[iii]. ГАХК. Ф. Р-830. Оп. 3. Д. 114. Л. 7. 

 

Богданов Сергей Александрович, главный специалист отдела использования и публикаций государственного архива Хабаровского края

На фотографиях:

1. Богданов С.А. - автор статьи

2. Вержбицкий Г.А.

3.  Анкета из личного дела Вержбицкого Г.А.

4. Кислицин В.А.

5. Устав Союза русских инвалидов

6. Списочный состав Союза русских инвалидов