БУРЯ

Рубрика:  

Весь 1917 год над Россией бушевали, то ослабевая, то набирая силу, грозы и раздавались раскаты грома, сильнейший из которых прогремел 25 октября. Как это бывает в природе, мрачные тучи заволакивают всё небо, жуткая духота давит грудь, уже грохочет гром, но всё как бы вдруг замирает в предчувствии катаклизма, так что ни один листок на деревьях не шелохнётся.

Время как будто останавливается, но проходит несколько мгновений и вдруг налетает страшный шквал, смешивая небо с землёй. Буря крушит всё на своём пути, вырывая с корнями вековые деревья и унося вдаль крыши домов, животных и людей. Так произошло и в жизни России: удар октябрьского грома стал предвестником надвигающейся на Россию, а если точнее, то на всю Евразию, страшной бури, после которой политический пейзаж континента стал совсем другим – в 1918 году началась Гражданская война в России.
 
ГРОМЫХАЕТ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА
 
Если перечитать относительно недавние публикации в либерально ориентированной прессе и вспомнить передачи нашего телевидения и радио, посвящённые Гражданской войне в России, то можно подумать, что лишь на нашу несчастную и невезучую страну обрушилось такое страшное горе, а виновниками этого братоубийства была кучка нелюдей – большевиков, превзошедших в своей кровожадности всех маньяков из голливудских фильмов ужасов. Так и хочется покаяться перед всем миром (правда, не знаю за что) и посыпать голову пеплом – несчастные мы люди, несчастная у нас страна. Эх!..
 
Но не будем разбивать в покаянии лоб, подобно известному персонажу русской пословицы, которого заставили молиться. Гражданская война в России – событие историческое, поэтому лучше попробуем проанализировать это событие с позиций исторической науки. И для начала ответим на вопрос: а что, других гражданских войн в истории человечества не было? И сразу же ответим на него: были, причём их количество наводит на мысль, что это скорее норма, чем исключение в истории. Как бы нам ни было грустно и тяжело на душе от этого вывода, но эмоции эмоциями, а факты фактами…
 
Так, гражданские войны не раз происходили в Древнем Египте, особенно в период так называемого Среднего Царства (с конца III тысячелетия примерно до 1600 г. до н. э.), когда страна не раз распадалась на части, а затем вновь воссоединялась под властью одного правителя, причём хозяйство страны приходило в такой упадок, что голод приводил к людоедству.
 
Перевернём сразу несколько страниц в книге истории. Древний Рим. Вся его история состоит из войн, значительная часть которых были гражданскими: Сулла против Мария; Цезарь против Помпея; триумвират Антония, Октавиана и Лепида против Брута и Кассия; Октавиан против Антония; войны, приведшие к власти Гальбу и Веспасиана, Септимия Севера и Константина…
 
Да разве только Рим? Возьмём Древний Китай. В 17 году нашей эры там вспыхивает мощнейшее народное восстание, переросшее в гражданскую войну. Восставшие разгромили стотысячную императорскую армию, взяли столицу государства, обезглавили правившего императора и возвели вместо него на императорский престол простого пастуха. Эти события вошли в историю как восстание «краснобровых», так как восставшие красили брови в красный цвет, чтобы отличать своих. То есть уже две тысячи лет назад красный цвет стал символом восстания!
 
Листаем страницы истории дальше.
 
Страна сказок «Тысячи и одной ночи» – Багдадский халифат Аббасидов. В 778 году там начинается крестьянское восстание приверженцев учения хуррамитов, проповедовавших социальное равенство и общинное владение землёй. Символом восставших было… красное знамя (!), за что это событие и получило название восстания «краснознамённых»!
 
В 1455 году в Англии сошлись в смертельной схватке «красные» и «белые» – началась отличавшаяся крайней жестокостью тридцатилетняя гражданская война двух кланов аристократии, вошедшая в историю как война Алой и Белой розы (по цвету роз в гербах). А спустя двести лет в той же Англии воевали друг с другом уже король и парламент, и король закончил жизнь на плахе.
 
То, что в русской истории именуется Смутным временем, по сути тоже является гражданской войной. Впрочем, так же, как и восстания Разина и Пугачёва.
 
А во Франции и Германии в XVI – XVII веках в почти непрерывных гражданских войнах истребляли друг друга католики и протестанты (одна Варфоломеевская ночь чего стоит, а уж Тридцатилетняя война и подавно). Да и такой кумир либералов, как Соединённые Штаты Америки, не избежали в середине XIX века жестокой гражданской войны, прежде чем стать действительно «соединёнными».
 
Невозможно даже просто перечислить все гражданские войны в истории человечества – пожалуй, лишь один их перечень составит целую книгу. И не было, наверное, ни одной страны, история которой обошлась бы без гражданской войны. Не исчезли эти войны ни с утверждением христианства или ислама, ни с победой идей коммунизма, ни при нынешнем торжестве капитализма. Когда вы читаете эти строки, уважаемый читатель, где-то на нашей планете, в Афганистане или же в Африке, или где-то ещё, люди истребляют людей в гражданских войнах. И приходится с прискорбием признать, что, по-видимому, гражданские войны, впрочем, как и любые другие, – постоянный спутник человечества.
 
 ПЕРВАЯ КРОВЬ
 
Зададимся, однако, еретическим вопросом: а действительно ли Гражданская война в России началась в 1918 году, как пишут все учебники истории, и действительно ли она явилась следствием захвата власти большевиками в октябре 1917 года?
 
Что такое гражданская война? Если некто убивает другого человека вопреки действующему в данной стране закону, кем является этот некто? Правильно, преступником! Если же некто лишает человека жизни по приговору законного суда, то этот некто – палач! Если же одна часть населения страны без суда и следствия убивает другую ради удержания или захвата власти, это преступление или… гражданская война?

Если это война, то в ХХ веке в России гражданская война началась по крайней мере 9-го января 1905 года, когда не полиция, а гвардейские полки – элита русской армии расстреливали демонстрацию шедших к царю с петицией безоружных рабочих в столице империи Петербурге (хотя, если подумать, уже в 1903 году в Златоусте Уфимской губернии солдаты расстреляли рабочих, убив 69 человек). Не было суда над демонстрантами и судебного решения о расстреле преступников. Не полиция вытесняла демонстрантов с улиц, разгоняла их, задерживала, чтобы предать суду, если они нарушили закон. Нет! Воинские части, предназначенные для войны с внешним врагом, стреляли в толпу на поражение, как стреляют на войне в наступающего противника! Да это и было актом войны против собственного народа. В 1905 - 1907 годах карательные отряды из армейских частей действовали по всей России, расправляясь с восставшими рабочими и крестьянами. В 1912 году опять же солдаты, а не полиция стреляли в рабочих Ленских золотых приисков. «В провинции же расстрелы забастовщиков были рядовым явлением», – пишут сотрудники Института сравнительной политологии РАН Ю.М. Иванов и С.В. Пронин в своей работе «На пути свержения самодержавия» (М., 2004) уже о годах Первой мировой войны, не конкретизируя, правда, где действовала полиция, а где войска.
 
4 июля 1916 года в Ходженте началось так называемое Среднеазиатское восстание, вскоре охватившее Самаркандскую, Сырдарьинскую, Ферганскую, Закаспийскую, Акмолинскую, Семипалатинскую, Семиреченскую, Тургайскую и Уральскую области с более чем 10-миллионным населением. Численность повстанцев, часто применявших партизанские методы, доходила до 50 тысяч человек. 17 июля 1916 года тыловой Туркестанский военный округ был объявлен на военном положении. Лишь к началу 1917 года восстание было в основном подавлено регулярными войсками, хотя в Закаспийской области оно продолжалось до конца января, а в Казахстане отряды Амангельды Иманова оказывали сопротивление правительственным войскам аж до самого октября 1917 года.
 
В период с марта по октябрь всё того же 17-го были случаи, когда даже на фронте одни части русских войск применяли оружие против других – в случае коллективного дезертирства вторых.
 
Что это всё, как не очаги гражданской войны? А тут ещё Первая мировая война, поставившая под ружьё миллионы простых и до того момента мирных людей…
 
Журнал «Русский репортёр» (№14, 2007) в своей редакционной статье на тему армии «Война и мир» даёт своего рода ключ к пониманию того, что способствовало превращению этих отдельных очагов огня во всероссийский пожар: «У греков, римлян, германцев и славян были особые ритуалы жертвоприношения, очищавшие вернувшихся с войны солдат, пьяных от недавних побоищ. Цель этих обрядов – не дать насилию распространиться в общине. Заражённый им воин становился угрозой для собственного отечества, поскольку в душе у него могло появиться возмущение теми, кто не сражался». В России 1917 года подобные обряды проводить было некому, и возвращение с фронта домой в свои города и деревни многомиллионной деморализованной и обозлённой солдатской массы было подобно вливанию масла в огонь – огонь гражданской войны, уже шедшей без линии фронта, подспудно, как пожар в торфянике. После 25 октября 1917 года этот уже разгоревшийся пожар лишь вырвался на поверхность огненной бурей.
 
БЕЛЫЕ, КРАСНЫЕ И ВСЕ, ВСЕ, ВСЕ…

Бытующий с советских времён миф, сводящий Гражданскую войну к противостоянию только «белых» и «красных», живуч по сию пору. Более того, он обрёл второе дыхание. Попробуем для начала разобраться, кто какого «цвета» был в гражданской войне.
 
Если с «красными» поначалу вроде бы всё ясно – это те, кто поддержал большевиков после взятия ими власти, то после восстания против большевиков 6 июля 1918 года левых эсеров, до этого вместе с большевиками входивших в советское правительство, всё запутывается: да, левые эсеры – противники большевиков, но уж никак не «белые». А анархисты или армия батьки Махно, бывшие то союзником, то противником «красных», – какого «цвета» они?
 
С «белыми» всё обстоит ещё сложнее. Прямо как в физике, когда белый цвет раскладывается на широкий цветной спектр. К примеру, как может звучать лозунг, который бы объединил все антибольшевистские силы? Что, всех объединял лозунг восстановления единой и неделимой России? Как бы не так! Разве об этом мечтали сепаратисты всех мастей, принявшиеся после свержения самодержавия ещё при Временном правительстве отгрызать от России куски.
 
«Белофинны» во главе с бывшим генералом русской императорской армии Маннергеймом принялись строить независимую «великую» Финляндию от Балтики до Урала. Поляки, опираясь сначала на немцев, а затем переметнувшись под крыло к странам Антанты – победителям в Первой мировой войне, занялись восстановлением Речи Посполитой в границах XVII века – «от моря до моря», начав с захвата белорусских, украинских и литовских земель. Латыши и эстонцы строили свои национальные «квартиры», одинаково ненавидя и «красных» и «белых» русских (то, как «белоэстонцы» обошлись с отступившей на территорию Эстонии армией генерала Юденича, разбитой под Петроградом в 1919 году – отдельная тема.), да и немцев, живших в Прибалтике семь веков, в том числе два века в составе Российской империи, тоже. Бывший генерал русской армии Скоропадский, будучи «избран» гетманом «незалежной» Украины с помощью германских штыков, броневиков и денег, видел будущее Украины в союзе с Германией. Зато лидер украинских националистов Петлюра в деле отрыва Украины от России опирался больше на страны Антанты. Разве хотели единой и неделимой России грузинские сепаратисты или же азербайджанские мусаватисты, буквально лебезившие перед высадившимися в Баку англичанами, которым сильная Россия тоже никогда не была нужна. К сожалению, и этим список всех тогдашних сепаратистов не исчерпывается. Да что там национальные окраины империи, когда даже часто исполнявшие роль царских карателей в силу своей преданности самодержавию донские казаки во главе с атаманом Красновым подумывали об отделении своей области от России и образовании некой «независимой» «Казакии», правда, весьма зависимой от Германии.
 
На каждом шагу сейчас можно услышать или прочитать, что большевики получили от немцев деньги на революцию. Допустим, что это так. Но почему тогда ничего не говорится о получивших от немцев деньги и помощь русских генералах Маннергейме, Краснове, Скоропадском, переметнувшихся к недавнему противнику и растаскивавших Россию – страну, которой они ещё недавно служили, на куски, опираясь на иностранные штыки, – об этом ни слова. Куда здесь девается весь обличительный пафос наших СМИ?
 
С сепаратистами, пожалуй, всё ясно. А как быть с теми, кто выступал за единство России, против большевиков, но, тем не менее, ненавидел друг друга. Какую идею исповедовали они?

Вот, например, после захвата Самары чехами (а они какого «цвета» были, если их главной целью было просто вернуться домой в Чехословакию?) там 8 июня 1918 года образовался Комитет членов учредительного собрания – Комуч. Казалось бы, вполне демократическая власть, сражавшаяся с большевиками и имевшая благородную цель – довести дело до созыва Учредительного собрания, а там как это собрание решит: хоть республика, хоть монархия. Почему бы не объединиться вокруг такой привлекательной идеи? Но что-то мало кто поддержал эту «демократическую» власть: уже 23 сентября 1918 года Комуч отдал свою власть вполне буржуазной Уфимской директории, переехавшей в октябре 1918 года в Омск. Где, в свою очередь, 18 ноября того же года её и разогнал, арестовав руководителей, адмирал Колчак, провозгласивший себя «верховным правителем» России. Через год уже самого Колчака чехи сдадут в Иркутске эсеро-меньшевистскому политцентру, откуда его передадут большевистскому ревкому, по приговору которого Колчака расстреляют.
 
Что-то не просматривается во всём этом единства «белой» идеи. А уж о таких лидерах «белого» движения, как барон Унгерн, которого даже колчаковцы были не прочь повесить и который был откровенным авантюристом, мечтавшим завоевать мир, подобно Чингисхану, не стоит даже говорить. Подобная картина наблюдалась не только на востоке России. На юге или севере дела обстояли не лучше: множество совершенно «суверенных» правительств, командующих армиями и отрядами, наконец, просто провозглашавших себя борцами с «красными» предводителей бандитских шаек, не подчинявшихся никакому правительству. Называть всю эту разномастную публику «белыми» лишь на том основании, что все они воевали с большевиками, – большое заблуждение или… лукавство. Впрочем, если в советское время все «красные» представлялись героями, а «белые» едва ли не исчадиями ада, то сейчас всё наоборот: каким бы подонком ни был исторический персонаж, но раз он был против «красных», его возносят на пьедестал.
 
Ну да ладно. Пока речь шла о противостоянии бывших граждан Российской империи – то есть собственно о гражданской войне. А что забыли в это время на российской земле английские, французские, американские, японские и иже с ними войска? За какую великую «белую» идею воевали с «красными» они? Не будем же принимать всерьёз версию, что, например, Япония с её обожествлением императора, жестокими средневековыми обычаями и самурайским духом военщины послала свои войска для установления в России демократии и утверждения прав человека… Да и распространённая версия, что интервенция проводилась, чтобы задушить в колыбели коммунизм, верна лишь отчасти. Была и другая причина, гораздо более важная, прозаическая и… низменная. Пока лев пребывает в расцвете сил, никто в саванне не рискует трогать его: можно остаться без шкуры или головы. Стоит, однако, льву в силу совершенно неизбежных причин состариться и ослабеть, как на него самого начинают поглядывать, облизываясь, гиены, выжидая момента, когда можно будет безопасно приступить к трапезе. Закон джунглей, однако!
 
Так произошло и с Россией в период Гражданской войны: стоило бывшей могучей империи ослабеть, как все кому не лень кинулись, чтобы успеть урвать от неё кусок для себя: англичане – нефтеносный Баку и север России, американцы и японцы – Сибирь и Дальний Восток, румыны – Бессарабию, поляки – часть Белоруссии, Украины, а заодно и часть уже независимой от России Литвы… Какая ж у «гиен» идея! Закон джунглей!
 
Если же посмотреть на те события непредвзято, то становится ясно: в той войне не было двух полюсов – «белого» и «красного», в ней участвовало множество самых разнообразных сил и течений, и у каждого была своя правда и свои интересы. Объективная же заслуга большевиков (и, на мой взгляд, одна из причин их победы) в том, что им, не провозглашая этого на словах, на деле удалось, пусть «железом и кровью», обуздать стихию, грозившую разорвать Россию на мелкие даже не княжества, а просто клочки и собрать вновь воедино почти всю Российскую империю, существовавшую до 1917 года. Впрочем, возможно, для некоторых представителей нашей ориентированной на Запад либеральной публики как раз в этом-то и состоит самый тяжкий грех большевиков.
 
ЛЮБО, БРАТЦЫ, ЛЮБО, ЛЮБО, БРАТЦЫ, ЖИТЬ…
 
А сейчас поговорим о «расказачивании».
 
Это о том, как «иуда Троцкий да иуда Свердлов» проводили геноцид донских и кубанских казаков. Да, действительно, это было, и жестокость хлестала через край. Но нелишне вспомнить, что это было отнюдь не первое «расказачивание».
 
1708 год. Восстание донских казаков под предводительством Булавина, охватившее весь Дон. Первоначально восставшие казаки добились определённых успехов и даже взяли после осады Царицын (почти как в 1919 году). Но карательная армия князя Василия Долгорукого оказывается сильнее – начинается усмирение Дона с «расказачиванием». Дальше предоставлю слово автору фундаментального труда «Пётр Великий» (М., 1994) историку Н.И. Павленко:
 
– Современник движения о жестокости Долгорукого писал так: «…они, князь со старшинами, будучи в городках, многие станицы огнём выжгли и многих старожилых казаков кнутом били, губы и носы резали и младенцев по деревьям вешали».
 
Инструкциия Долгорукому, составленная 12 апреля 1708 г. самим царём, уполномочила князя на жестокости, сравнимые лишь с кровавой расправой Петра с мятежными стрельцами: городки, население которых было причастно к восстанию, велено «… жечь без остатку, а людей рубить, и заводчиков на колёса и кольи, дабы сим удобнее оторвать охоту к приставанию воровства у людей, ибо сия сарынь, кроми жесточи, не может унята быть».
 
Долгорукий торжествовал победу. Он сровнял с землёй новопоселённые городки. Булавинцев вешали в городках, вдоль дорог и на плотах, спускаемых вниз по Дону и его притокам. Спустя 16–17 лет после подавления восстания каратель вспоминал, что им было уничтожено свыше 23000 человек. Пётр, как известно, не отличался милосердием, но после того как восстание пошло на убыль, счёл необходимым отправить Долгорукому указ, чтобы тот воздержался от поголовного истребления восставших и умерил свою жестокость.
 
Здесь следует, пожалуй, добавить, что численность карательной армии Долгорукого доходила почти до 34 тысяч человек (для сравнения: численность русской армии в сражении под Полтавой – около 42 тысяч человек; шведы потеряли под Полтавой убитыми около 9 тысяч человек.), а сам Долгорукий был не «жидом-комиссаром», а потомком древнего княжеского рода, восходящего к черниговским князьям и самому Рюрику. Часть донских казаков во главе с атаманом Некрасовым ушла, спасаясь от репрессий Долгорукого, в Турцию, где казаки-некрасовцы получили свободу от податей и самоуправление, а в уплату за это обязанность участвовать в войнах… против России. За измену Мазепы и части запорожских казаков по приказу Петра I была разорена Запорожская сечь, а её защитники перебиты. В 1775 году по приказу Екатерины II укрепления Запорожской сечи вновь, теперь уже окончательно, были разрушены, Запорожское казачье войско распущено, а часть казаков опять бежала в Турцию за Дунай. «Расказачивание» запорожских казаков было завершено.
 
В том же 1775 году после разгрома войск Пугачёва было наказано старинное Яицкое казачье войско – его переименовали в Уральское. Заодно и реку Яик переименовали в Урал, дабы ничто даже не напоминало о былой казацкой вольности. Сколько казаков погибло в период пугачёвщины, сколько было репрессировано после её подавления, точно неизвестно.
 
В общем, Троцкому и Свердлову было у кого учиться «расказачиванию», правда, они оказались слишком уж прилежными учениками. Впрочем, причина «расказачивания» вовсе не в личных качествах «птенцов гнезда Петрова» или же «жидов-комиссаров»: централизованное государство просто не может терпеть на своей территории полунезависимого вооружённого анклава, живущего по своим законам и периодически вступающего в конфликт с этим самым государством (пример – две чеченские войны в последние годы).
 
Но каяться за кровавые дела Петра I (и его последовательницы Екатерины II) никто в России перед теми же казаками не собирается, памятники ему не сносят – наоборот, его портреты висят в кабинетах крупных чиновников, а его имя носит флагман российского военно-морского флота. Кое-кто даже называет Петра «первым демократом». Боже, упаси нас от такой «демократии».
 
НЕУГАСШЕЕ ПЛАМЯ ВОЙНЫ
 
Принято считать, что Гражданская война завершилась в 1922 году, когда Красная Армия вступила во Владивосток. Правда, фактически она продолжалась гораздо дольше: в Средней Азии борьба с басмачами продолжалась ещё в начале 30-х годов; в годы Великой Отечественной войны различные националистические движения, армия генерала Власова и часть казаков (тот же атаман Краснов) воевали на стороне нацистской Германии; долгие годы после войны продолжалась упорная и жестокая с обеих сторон борьба государства с национал-сепаратистами в Прибалтике и на Западной Украине (бандеровщина). Да и репрессии 30-х – 50-х годов были фактически элементом гражданской войны. Но казалось, что потом в нашей стране наступил гражданский мир: потомки «красных» и «белых», националистов и сепаратистов вполне могли сидеть за одним столом и вместе поднимать бокалы под общие тосты.
 
Впрочем, и завершилась Гражданская война, если разобраться, не так «одномерно», как многие привыкли считать, отнюдь не безоговорочной победой тех идей, за которые воевали победившие «красные». Уже вскоре после завершения войны внутри самих победителей произошёл глубокий раскол на приверженцев левацкой экстремистской и олицетворяемой Троцким идеи о всемирной социалистической революции, где России и её народу отводилась лишь роль вязанки хвороста для разжигания мирового революционного пожара, и государственниками, начавшими возрождение былой великой Российской империи с её имперскими интересами, хоть и на новом экономическом базисе. В результате жестокой и непримиримой борьбы, вылившейся в том числе и в массовые репрессии, победили государственники. Уже к началу 30-х годов злейшими врагами власти были последователи Троцкого – «троцкисты», а вовсе не приверженцы «белой» идеи, если, конечно, они активно против власти не выступали.
 
В то время произошли просто удивительные вещи. В театрах ставили пьесу «Дни Турбиных» Булгакова по мотивам его же романа… «Белая гвардия», где «белые» офицеры являются в целом положительными героями, едва ли не олицетворением офицерской чести и верности долгу. В фильме «Чапаев» дан отнюдь не карикатурный образ «белых»: в знаменитой сцене «психической» атаки показано отборное «белое» воинство, идущее в бой за идею, презирая смерть. Вышли на экраны фильмы, прославлявшие ещё недавно именовавшегося «царским сатрапом и душителем свободы» полководца Суворова, князя Александра Невского и самого создателя Российской империи – Петра I. В годы Великой Отечественной войны офицеры Красной Армии получили погоны, которые на парадных мундирах были золотыми – в одночасье было забыто, что ещё незадолго до этого слово «золотопогонник» было ругательством в отношении царских и «белых» офицеров. Колчаковский «белый» офицер Л.А. Говоров стал маршалом и Героем Советского Союза. Да и сама форма солдат и офицеров нашей армии, в которой они прошли по Красной площади во время знаменитого парада Победы в июне 1945 года, мало отличалась от парадной формы русской армии накануне Первой мировой войны. Самые прославленные части и соединения стали вновь именоваться гвардейскими. Нашли своё новое место орден Александра Невского и солдатский Георгиевский крест, преобразившийся в орден Славы, да и медаль «За победу над Германией» с портретом Сталина носилась на георгиевской ленте!
 
После 1945 года территория Советского Союза включала практически все бывшие территории Российской империи, кроме Финляндии, части Польши и Армении. Более того, была присоединена часть Восточной Пруссии с городом Кёнигсбергом, уже бывавшая в XVIII веке российской провинцией.
 
Таким образом, можно говорить, что к 50-м годам ХХ века произошёл удивительный синтез «белой» и «красной» идеи: «красным» удалось сделать то, за что воевали Колчак и Деникин:  они возродили «единую и неделимую» Российскую империю, во многом сохранив преемственность традиций. То, что экономический базис был другим, лишь укрепило эту «красную империю».
 
Но нет ничего вечного под солнцем. Стареют львы, стареют люди, стареют и слабеют государства… Наступили иные времена, ослаб Советский Союз, и тихо тлевшие где-то в глубинах душ угольки от пожара Гражданской войны вдруг стали разгораться языками пламени новых гражданских конфликтов.
 
Трудно сказать, с чего именно это началось, но не последнюю роль в разжигании этого пламени сыграли призывы «властителей дум» и «инженеров человеческих душ», а проще говоря, некоторых представителей либеральной интеллигенции покаяться за весь советский период русской истории, за ГУЛАГ, за жестокость революции и Гражданской войны.
 
Чёткого адреса у этих призывов нет: надо полагать, каяться должен весь народ России, за исключением, естественно, самих призывающих – они и их предки чисты и безгрешны аки ангелы, и каяться следует, вероятно, перед ними.

Да в Гражданскую войну нагрешили много. Все! И «красные» и «белые». Всего не перечислишь, хотя стоит заметить, что, например, первый концлагерь на русской земле создали не те и не другие, а «отцы демократии» англичане, да и вообще – это их изобретение (не какие-нибудь дикари, цивилизованный народ, пример для подражания наших либералов, однако!). Но сейчас о тех, кто громче всех призывает нацию к покаянию.
 
Наверное, нет нужды перечислять этих деятелей: каждый, кто смотрит телевидение, слушает радио или читает «свободную» прессу, легко вспомнит эти фигуры. Самое интересное, что среди них трудно найти потомков тех, кто действительно сражался за «белую» идею. Скорее наоборот. И вот эти потомки «комиссаров в пыльных шлемах» едва ли не ежедневно проклинают дела своих отцов и дедов и вбивают в души людей чувство вины за нашу историю и наших предков, которые и царя свергли, и гражданскую войну затеяли, и ГУЛАГ устроили, и великих мыслителей-пророков, которым ныне памятники возводят и мемориальные доски открывают, кого погубили, а кого из страны изгнали. Впрочем, подобным обвинителям уже давно был дан достойный ответ:
 
– Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков; таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков; дополняйте же меру отцов ваших.
 
Узнали? Это речь Христа перед учениками и народом. Так записано в Евангелии от Матфея. Так что, господа, прежде чем призывать каяться за свою историю весь народ, подайте пример – покайтесь сначала сами за свои дела и предаваемые именно вами ныне анафеме дела своих предков. Другие обойдутся без ваших советов, решая вопрос о своём покаянии наедине со своей совестью и Богом.
 
Я не ангел, за что-то, сделанное в жизни, мне стыдно, и я каюсь за это перед своей совестью. Но каяться за свою страну и её историю перед кучкой не имеющих ни чести, ни совести людишек, почему-то возомнивших себя судьями всему и всем?! Нет уж, господа! Не дождётесь! Покайтесь лучше сами за всё вами сделанное, пока не поздно! Не бередите людям затянувшиеся от времени раны – из них вновь может хлынуть кровь, не раздувайте тлеющие угли братоубийственной войны в душах людей – пламя может вырваться наружу и испепелить вас самих.
 
Я старался не писать о Гражданской войне прописные истины. Старался написать о том, что меня волнует. А кроме того, о чём я уже сказал выше, меня очень волнует, я прямо физически чувствую, как в обществе опять разрастается и раздувается ненависть между людьми, о которой потрясающе сказал Владимир Высоцкий:
 
Ненависть – юным уродует лица,
 
Ненависть – просится из берегов,
 
Ненависть – жаждет и хочет напиться

Черною кровью врагов!

Не дай Бог, чтобы эта ненависть выплеснулась из берегов! И, думая о страшном опыте наших предков, переживших Гражданскую войну, я, между прочим потомок царского офицера, хочу обратиться к тем, кто оскорбляет прошлое нашей страны, унижает людей бедностью и бесправием, делит вновь на «красных» и «белых», на своих и чужих, на элиту и быдло, хочу напомнить им о библейской истине: не сейте ветер – пожнёте бурю!

Агте Владимир Сергеевич, инженер-механик,  по призванию историк-исследователь,заведующий Музеем истории, член Союза журналистов России

 

Евразийский журнальный портал "МЕГАЛИТ"