Одиссея лёгкого крейсера «Граф Муравьёв- Амурский»

Рубрика:  

Многие в России похоронили мысль о том, что государство после поражения в войне с японцами, после гибели эскадр в Порт-Артуре и в Цусимском сражении сможет вновь обзавестись флотом и стать крупной военно-морской державой. Многие, но к счастью не все.

В Санкт-Петербурге образовался военно-морской кружок – основа будущего Морского Генштаба России. Его основатели считали: флот русскому мужику нужен так же, как хлеб, воздух и вода, как серп для уборки хлеба, без мощного флота Россия всегда будет державой, стоящей на коленях.

Так считали лейтенант Колчак, капитан второго ранга Римский-Корсаков, контр-адмирал Брусилов, капитан первого ранга Григорович - будущий морской министр, контр-адмирал Эссен (Какие имена! Герои японской войны и будущие герои Первой мировой.) и ещё двенадцать молодых морских офицеров.

А.В.Колчак, выражая мнение своё и своих товарищей писал в своей статье «Какой нам нужен Русский флот»: «…флот  надо строить из большого количества разномастных единиц, отбирая всё необходимое… Мы пришли к выводу о неизбежности большой европейской войны… инициатива, начало её, будет исходить от Германии… в 1915 году она начнёт войну. Надо решить вопрос, как мы должны на это реагировать?»

Среагировали должным образом. Была принята небывалая программа строительства военно-морского флота. Заказов было так много, что отечественные верфи не справлялись, пришлось часть кораблей заказывать за границей.

Этот крейсер  строился на верфи «Шихау» в Данциге по заказу русского правительства в рамках программы восстановления Российского флота и его тотальной модернизации после  русско-японской войны. В честь генерал-губернатора Восточной Сибири, в ознаменование его заслуг в деле присоединения Дальнего Востока к Российской империи и по прошению на Высочайшее имя общественности Приамурского края было решено назвать новейший лёгкий крейсер «Граф Муравьёв-Амурский». Средства собирали по подписным листам среди жителей Забайкалья, Приамурья и Сибири.

При закладке крейсера православным батюшкой был отслужен молебен, и в основание киля была заложена серебряная доска с именем корабля.

На строительство крейсера пошли  мужицкие и казачьи медяки, и мятые рублёвки разночинцев, и сотенные билеты купечества, деньги духовенства, дворянства, царской семьи - вся Россия строила новый флот, торопясь успеть выковать свой щит до начала войны. Не успела. Выстрелы в Сараево дали толчок к мировой бойне. К ней готовились, но не раньше 1915 года.

Когда читаешь мемуары политиков того времени, то приходишь к выводу: ни одно государство не было готово, всем не хватило времени на флот, на пушки, на снаряды и прочее топливо в костёр войны. Не хватило буквально каких-то двух недель и до спуска на воду нового корабля «Муравьёв-Амурский». А новый крейсер вышел на славу! Красавец, со стройными обводами, вооруженный  двенадцатью новейшими скорострельными 105-миллиметровыми орудиями и двумя 500-миллиметровыми подводными торпедными аппаратами. Он также мог нести до 120 мин. Двухвальная энергетическая установка «Муравьева-Амурского» состояла из двух турбин и 14 котлов так называемого военно-морского типа. Дальность плавания превышала 5500 морских миль. Хищные обводы и атлантический форштевень придавали новому крейсеру задорно-стремительный вид.

В 1914 году корабль был конфискован Германией и вступил в состав её флота как лёгкий крейсер «Пиллау». Торжественную речь при спуске на воду корабля произнёс обер-бургомистр восточно-прусского города Пиллау доктор Фогель. Он же разбил бутылку шампанского о форштевень новенького ворованного крейсера. Воровство впрок не идёт - где ты, город Пиллау? Нет такого на карте. Есть русский горд Балтийск в Калининградской области. Рассчитались, в том числе и за «Муравьёва-Амурского», построенного на деньги наших дедов и прадедов.

В ходе Первой мировой войны корабль служил разведчиком при второй разведгруппе и принял непосредственное участие в кровавом Ютландском сражении.

Крейсер пережил войну, и 5 ноября 1919 года был выведен из состава кайзермарине. При дележе добычи в числе победителей не оказалось России, в своё время заключившей сепаратный Брест-Литовский мир, «похабный», по оценке даже самого автора этого мира. Поэтому крейсер не вернули России, а отдали незадачливому, всеми битому, но имеющему большой аппетит союзнику - Италии.

20 июля 1920 года бывший «Пиллау» вошёл в состав Итальянского флота и был переименован в «Бари». Под этим именем он и вступил во Вторую мировую войну. Лёгкий крейсер «Бари» был потоплен американской авиацией в порту Ливорно во время авианалёта 28 июня 1943 года.

Такова краткая история боевого корабля, построенного на русские деньги, названого именем, дорогим для каждого дальневосточника. Почти 30 лет он нёс свою железную и честную воинскую службу, ни разу не подняв Андреевский флаг, пока вода не хлынула в машинное отделение и не остановила его большое сердце, но с этим крейсером ушла на дно чужого тёплого моря частичка его русской души - закладная серебряная доска с гравировкой славянской вязью: «граф Муравьёв-Амурский».

 

Гаврилов Сергей Николаевич, Академик, действительный член Академии информатизации, доктор социологии, профессор, член экспертного совета Государственной  Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, атаман Московского центра войсковых казачьих обществ Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока

На фото:

1. Гаврилов С.Н. - автор статьи

2. Данциг, 29 марта 1914 года. Крейсер "Муравьёв-Амурский" после спуска на воду.