Венгерские события

Рубрика:  

В 1956 году Москва была не только столицей СССР, но также явля- лась политическим центром соцлагеря. Семь европейских государств: Польша, Болгария, Румыния, Чехословакия, Албания, Венгрия, Герман- ская Демократическая Республика (ГДР) составляли военный союз, ко- торый назывался Варшавский договор. Действовали договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи СССР с Китаем, Северной Кореей, Де- мократической республикой Вьетнам. Создателем этого содружества был И.В.Сталин. После выступления Н.С.Хрущёва, генерального секретаря ЦККПСС, с докладом о культе личности Сталина в социалистическом лагере на- чались антисоветские выступления. Резкая критика умершего вождя новым руководителем СССР отразилась на политической ситуации в каждом социалистическом государстве, в том числе и в Венгрии. Владимир Петрович Кусов, автор этих воспоминаний, майор в от- ставке. Он окончил «23-е Военное авиационное училище штурманов фронтовой авиации». За участие в Венгерских событиях был награждён орденом «Красной Звезды». Наш авиационный полк гото- вился к итоговой проверке. В мае 1956 года стоящие до этого на воо- ружении планеры ЯК-14, как утра- тившие своё первоначальное на- значение, были отправлены на слом. Ранее полк, состоящий из трёх эскадрилий самолётов ИЛ- 12д, получил ещё 10 единиц. Мо- лодые командиры кораблей толь- ко закончили программу «Курс боевой лётной подготовки в про- стых метеоусловиях днём. Ранним субботним утром 18 октября 1956 года командир пол- ка полковник Поликанов объявил учебную тревогу. Согласно ин- струкции по тревоге авиадесант- ный полк должен взлетать в небо за 1 час 30 минут. Прибыв в штаб, офицеры полу- чают оружие, технический состав готовит к вылету самолёты, лёт- чики и штурманы получают зада- чу, прокладывают маршрут, све- ряют схемы заходов на посадку, регламенты радиотехнических средств, уточняют прогноз пого- ды на маршруте. Тревогу объявили в 6 часов утра, а в 7 часов 30 минут шесть- десят моторов (по два на каждом самолёте) могучим рёвом сотря- сали утренний покой пригородно- го посёлка Мясново и командиры воздушных кораблей по бортовой связи докладывали о готовности к взлёту. Затем последовала коман- да: «Отбой тревоги!» После завтрака в клубе состоял- ся короткий разбор, а затем, так как был канун выходного дня, в 12 часов закончили рабочий день. По традиции суббота была бан- ным днём со всеми вытекающими последствиями: пиво… и прочее. Ранняя тревога многих склонила пораньше отбыть ко сну. В одиннадцать часов вечера, ког- да я уже досматривал второй сон, его прервал громкий окрик прибе- жавшего нашего воздушного ра- диста – рядового Эстрина: «Това- рищ лейтенант, ТРЕВОГА!» - Интересно, подумал я,- второй раз за день тревога. Наверное, ко- мандир решил проверить «суб- ботнюю» боеготовность полка». Сборы и дорога до части (я жил в городе, бегом - три км) заняла 40 минут. Пистолет я получать не стал, как оказалось, так же посту- пило большинство. В учебном классе эскадрильи ра- нее прибывшие штурманы готови- ли полётные карты до Прибалти- ки. Обстановка была спокойная, все были уверены, что вот-вот по- ступит команда: «Отбой тревоги!» В 0 часов 40 минут экипажи, прослушав доклад начальника связи и получив код «Я свой», а также метеоролога о синоптиче- ской обстановке над европейской частью Союза, старшего штурмана о точном времени, заняли места в кабинах. Командиры кораблей до- ложили на командный пункт о го- товности к взлёту. Все ждали, что последует коман- да «Отбой», но услышали в шлемо- фонах голос командира полка: - Я 103, взлёт поэскадрильно с интервалом 15 секунд, построение на петле, строй – «клин звеньев»! - Я 103, разрешите выруливать! - 103, выруливать разрешаю! Через 8 минут колёса последне- го из 30 десантных кораблей ото- рвались от земли. Через 15 минут полк собрался в строй «Клин зве- ньев» и взял курс на Вязьму. Поч- ти все были уверены, что над Вязь- мой будет команда: «Возврат!» Но вот, Вязьма осталась далеко позади, прошли траверз Смолен- ска, Минска, недоумеваем: «Куда летим? В Польшу?» Принимаем ко- манду: «Посадка – Вильнюс». Сразу после посадки к самолёту подбежали вооружённые «до зубов» десантники. Прошла команда: «От самолётов не отходить, ждать ука- заний!» Утром лётный состав свозили на завтрак, десантники удовлетворились сухим пайком. И никакой информации. К полудню молодых солдат увели в капаниры учиться метанию боевых гранат. Команда лётчикам – самолёты не покидать! К вечеру немного прояснилась обстановка: в Польской Народной Республике начались народные волнения, грозящие перейти в контрреволюционный мятеж. Ровно неделю лётчики полка и десантники находились в боевой готовности и не отходили от са- молётов. 25 октября поступила ко- манда: «Готовность снять и воз- вращаться на свою базу». В 15 ча- сов над Тулой в плотном строю как на параде (ежегодно 18 августа в честь Дня Военно-Воздушных Сил полк участвовал в воздуш- ном параде над Тушино), на высо- те 300 метров, облегчив лопасти винтов (для большего рёва) про- изводим роспуск на посадку. Но надолго расслабиться летунам не пришлось: в 23 часа в этот же день всех снова подняла «Тревога»! Прибежав в часть, я сразу почувствовал серьёзность положения. В комнате дежурного по полку, где получали оружие, заместитель начальника штаба на большой схеме отметил мою фамилию, лётную должность и дал команду - следовать на готовый к вылету самолёт №15, на котором не хватало члена экипажа, хотя я по боевому расчёту числился на самолёте №12. Получив в секретке свой штурманский портфель с картами и секретными регламентами радиотехнических средств, добежал до самолёта, взобрался по стремянке. Весь экипаж сборный (вопреки приказу Министерства Обороны, в котором строго указано о выполнении полётов только штатными экипажами). Только я занял своё место, ко- мандир доложил по радио, что экипаж к полёту готов. В ответ по- ступила команда руководителя полётов: «Сто двенадцатый, вы- руливайте на исполнительный. Взлёт по готовности. Конечный пункт – Львов, эшелон – 2100)». В то время оборудование аэро- дромов огнями слепой посадки только начинало поступать в во- йска. Аэродром Мясново по ста- ринке освещался при ночных по- лётах железными плошками, на- полненными соляркой. Полно- стью заправленный ИЛ-12 (3500 л бензина), пробежав почти до кон- ца грунтовой полосы, оторвал- ся от земли и почти сразу вошёл в тёмные осенние облака и взял курс на Львов. По насыщенно- сти радиоголосами ночного эфира стало понятно, что в воздухе око- ло сотни самолётов, и все они ле- тят на Львов. Расчётное время полёта – 3 часа 40 минут, оно позволило нам всем перезнакомиться. Командир кора- бля, старший лейтенант Матери- кин Виктор (отчество стёрлось в памяти) 36 лет от роду, курянин, был военным лётчиком 1-го клас- са, участником Великой Отече- ственной войны, имел два ордена «Боевого Красного знамени», три ордена «Красной Звезды» и деся- ток медалей. Второй пилот (пра- вый лётчик) – старший лейтенант Коваль Пётр. Ему было 25 лет, бывший командир планера ЯК- 14, стаж работы в качестве второ- го пилота – два месяца. Ещё пом- ню бортового техника, белору- са, настоящего хозяина самолё- та – лейтенанта Кравченко Влади- мира, ему было тогда 34 года, тоже бывший участник Великой Отече- ственной войны, кубанский казак, очень колоритная фигура. Вирту- озом по азбуке Морзе был бортра- дист Эстрин Саша, рядовой, тре- тий год службы, уральский паре- нёк. Бортмеханик – рядовой Чир- ва Николай, здоровенный украин- ский хлопец. А мотористом был Идоятов Хасан, рядовой, азер- байджанец. Вот такая собралась интернациональная команда. Забегая вперёд, скажу, что «За подавление контрреволюционно- го мятежа в Венгрии» были пред- ставлены к государственным на- градам: командир экипажа – к ор- дену «Боевого Красного Знаме- ни», штурман – к ордену «Крас- ная Звезда», правый лётчик, борт- техник, радист – к медалям «За от- вагу», бортмеханик и моторист – к медалям «За боевые заслуги». Ночное небо над аэропортом Скнилув (Львов) напоминало пче- линый рой, только невидимый с земли из-за многоярусной облач- ности. Одновременно на высотах от 300 метров до 3300 через каж- дые 300 ежеминутно прибывали самолёты из Тулы, Пскова, Нов- города. Радиоэфир до предела был наполнен докладами прибываю- щих бортов. Гражданский руко- водитель полётов в замешатель- стве бросил микрофон, предоста- вив экипажам действовать по об- становке, пока вскоре прилетев- ший заместитель командира пол- ка полковник Соломонов не взял руководство на себя. Экскурс в историю 27 60 бортов приземлились во Львове, псковский полк ушёл в Коломыю. На рассвете прибыли десантники и никто не знал, что происходит. Тревожное пред- чувствие чего-то очень значи- тельного усилилось, когда увиде- ли, что прилетела 4-я эскадрилья, экипажи которой прошли подго- товку. И ещё, почему-то, все эки- пажи были сборными, формиро- вались по прибытию, независимо от штатного расписания, главное – быстрее взлететь. Значит, запах- ло войной! Десантники, вооружённые «до зубов», сразу заняли свои места в самолёте. Поступила команда: «Командирам кораблей и штурма- нам прибыть на построение». Командир полка полковник По- ликанов вкратце прояснил об- становку, если это можно назвать «прояснил». Он сказал, что в Вен- грии произошёл контрреволюци- онный переворот, но что там кон- кретно в настоящее время проис- ходит, пока сведений нет. На бере- гу озера Болотон в городе Веспрем базировался наш истребительный полк, но связи с ним не было, по- этому обстановка была неизвест- на. Погода по маршруту и в месте посадки прогнозировалась только по синоптическим картам. Следо- вать мы должны были по маршру- ту: Львов – Берегово – Будапешт – Веспрем. Первым взлетал капитан Орехов, за ним через 1 минуту 30 секунд – старший лейтенант Мате- рикин. Остальные экипажи через 30 минут, после получения инфор- мации от Орехова. Он должен был по прилёту в Веспрем вниматель- но оценить обстановку, если по- зволяла ситуация – садиться, если нет – произвести десантирование с воздуха. Мы взлетели за Ореховым. Нижний край облаков – 350 ме- тров. Сразу началось обледене- ние. Хорошая причина для опыт- ных лётчиков для списания всего частично потраченного спирта- ректификатта! На высоте 1800 ме- тров вышли из облаков, выше – ещё облака. Заняли эшелон 2100 м, а через 45 минут пересекли госу- дарственную границу над городом Берегово, продолжая полёт над территорией Венгрии. За несколько минут до пролё- та Дебрецена появились разрывы в облаках, и вдруг, в шлемофоне прозвучали слова: «Привет, крас- ноносые!» Кто нас приветствовал, мы так и не узнали. После пролё- та траверза Будапешта приступи- ли к снижению до безопасной вы- соты. Аэродромный привод в Ве- спреме не работал, связь тоже от- сутствовала. Я доложил командиру, что в це- лях безопасности облачность надо пробивать над озером Болотон, а дальше визуально выходить на аэ- родром и дал команду приступить к снижению до безопасной высо- ты. Капитан Орехов сообщил, что над Болотоном вышел из облаков – высота 600 метров. Когда вышли на посадочную прямую, то увидели, что самолёт капитана Орехова уходит на вто- рой круг. А мы произвели посад- ку и, подрулив ближе к гарнизону, увидели, что к самолёту прибли- жается грузовик с вооружёнными гражданскими людьми. Двигатели не выключали. Мне командир приказал выйти и узнать, кто нас встречает, а де- сантникам, сидящим по правому борту, выставить автоматы в ил- люминатор (там были специаль- ные отверстия для стрельбы). Ког- да я покинул самолёт, спрыгнув- шие из кузова мятежники (это я понял по их озлобленным ли- цам), громко крича, стали окру- жать меня. Я дал условленную от- машку десанту. Раздался залп ав- томатных выстрелов поверх голов и «горе – воины (молодые маль- чишки) в страхе упали на землю, а выскочившие десантники момен- тально их разоружили, а сами рас- средоточились по аэродрому. По коротковолновой связи пере- дали обстановку во Львов и при- няли команду срочно разгружать- ся и возвращаться для повторно- го вылета. Экипаж Орехова уле- тел, а мы включили свой передат- чик на средневолновую частоту, обозначив привод, по УКВ из ка- бины стали руководить посадкой остальных экипажей. После по- садки самолёты разгружались и сразу, с грунта, взлетали во Львов. Через полчаса из гарнизона примчалась машина, приехал ко- мандир истребительного полка с группой офицеров. Было включе- но всё аэродромное оборудование и руководить прилётом и вылетом стал местный лётчик, от которого мы узнали о происшедших собы- тиях. На аэродроме Веспрем базиро- вался истребительный полк МиГ – 15. Вместе с батальоном техни- ческого обслуживания и дивизио- ном радиотехнического обеспече- ния гарнизон насчитывал пример- но 600 человек. Здесь же в городе базировался танковый полк Вен- герской Народной Армии, но они находились в казармах и держали нейтралитет. От местных жителей, работаю- щих в гарнизоне, они узнали, что жители Будапешта, в основном молодёжь, вышли на улицы, тре- буя вывода советских войск. Радиоголоса из ФРГ, «Голос Аме- рики» из Австрии , не умолкая, призывали венгерский народ к гражданскому неповиновению, а также - убивать партийных акти- вистов и «советских оккупантов», обещая помочь оружием. Уже пролилась кровь. Работники посольства СССР ча- стично сумели уехать в ЧССР, а со- ветник посольства Ю.В.Андропов (будущий Генеральный секретарь ЦККПСС), в автомобиле вместе с перепуганной женой добрался до г. Веспрем под защиту войск со- ветского гарнизона. Когда мы готовились к обратно- му вылету, к самолётам стали при- бывать семьи. Мы забрали 25 че- ловек и взлетели на Львов. Так же поступали и остальные экипажи. В этот день 26 октября мы сдела- ли три боевых вылета с десантни- ками и обратно с гражданскими лицами. В первом вылете, пересе- кая советско-венгерскую границу, было видно, как колонны танков движутся на запад. Запомнился эпизод: 27 октя- бря в первом вылете, после высад- ки десантников, мы увидели, что к самолёту подъехали два грузо- вика. Кузов первого был заполнен домашними вещами, над которы- ми возвышалось пианино. На ве- щах восседала дородная женщи- на. В кузове второго грузовика на носилках лежали восемь тяже- ло раненых десантников. Женщи- на проворно спустилась на землю и, с апломбом, заявила: «Я – жена генерала Н., грузите мои вещи! Только осторожно, не повредите пианино!» Я, возмущённый её наглостью, грубо оборвал её пыл: - Женщина, разве вы не видите, Экскурс в историю 28 что разгружают раненых? А вот подошла машина с женщинами и детьми, мы их возьмём в первую очередь и вас, но без вещей!» Она стала истерично кричать, что её муж нас «загонит за Ма- жай!» - типичная московская страшилка. Подошедший в это время командир Материкин (он был очень вспыльчивый), услы- шав её угрозы, оборвал её визг: - Генеральша, я сейчас прика- жу твою бандуру сбросить на зем- лю. Если тебе твоё шмотьё доро- же жизни раненых солдат и детей, можешь оставаться здесь! Эки- паж, закончить погрузку, приго- товиться к взлёту!» Улетели мы без генеральши. В этот день все наши самолёты сде- лали по четыре боевых вылета: на запад мы везли десантников, на восток – раненых и граждан- ских. Встретился нам лежащий на носилках раненый в руку лей- тенант, летевший с нами в первый день . На вопрос, почему у нас та- кие большие потери ежедневно, он рассказал, что нашим применять оружие было запрещено, а мадья- ры стреляют по нашим солдатам из укрытий, практически из каж- дого дома. Так продолжалось девять дней. Мы выполняли по 3-4 вылета в сутки, десантники несли большой урон, а приказа стрелять не было. 3 ноября к Будапешту подошли советские танки. Министр обо- роны СССР Г.К.Жуков отдал при- каз всеми средствами имеющегося оружия подавить мятеж. Начались ожесточённые бои. Наши солдаты, обозлённые гибе- лью сотен своих товарищей, после приказа о переходе к активным действиям, подавили очаги сопро- тивления за одни сутки. В первую ночь был отбит аэропорт в Буда- пеште (Тёкиль). Он был до осно- вания разрушен танками и реак- тивными снарядами истребителей МиГ-15, взлетавшими с аэродрома Веспрем. 4 ноября наши экипажи ВДВ стали садиться в Будапеште, до- ставляя боеприпасы и увозя ра- неных. Заходя на посадку, мы на- блюдали, как за Дунаем в Пеш- те американские самолёты С-130 сбрасывали на парашютах оружие восставшим. В этот же день наш экипаж по- лучил задание доставить в Мо- скву секретаря ЦК КП Венгерской Партии Трудящихся Яноша Ка- дара, который в дальнейшем, со- гласно решению советского пра- вительства, сменил Имре Надя. Имре Надь, председатель Совета Министров Венгрии, после траги- ческих событий коллегией народ- ного суда при Верховном суде ВНР признан виновным в организации заговора, направленного на свер- жение народно-демократического строя и был казнён. За участие в венгерских событи- ях все члены нашего экипажа по- лучили правительственные на- грады. Но капитану Материкину, представленному к ордену «Боево- го Красного Знамени», награда не пришла, видно, генеральша поста- ралась. Апрель – май, 2010.