АЛЕКСАНДР ХРАМЧИХИН ПРОТИВ «ПАРАДОКСА ГЕГЕЛЯ»

Рубрика:  

Издательский Дом «Ключ-С» выпустил в свет книгу военного эксперта А. Храмчихина «Дракон проснулся?» об основных тенденциях развития современного Китая.

Великий немецкий мыслитель Гегель как-то сказал: «История учит человека тому, что человек ничему не учится из истории».

Согласитесь, любопытная мысль, и настолько, что вот уже не одну сотню лет после Гегеля ученые-философы яростно обсуждают   этот па­радокс (он имеет даже собственное название в классической филосо­фии — «Парадокс Гегеля»). Ученые мужи напряженно пытаются най­ти некие «точки опоры» или же «принципы понимания», ко­торые долженствуют, в свою очередь, научить нас, сирых, извлекать из исторических событий правильные выводы.

Для властей в России этот интеллектуальный штурм ученых-философов — разрешить к всеобщей пользе человечества «Пара­докс Гегеля», - по - видимому, не просто актуален, а я бы сказал, сверх ­актуален,  если только можно так выразиться в этом случае. Почему? Да потому что, как показывает все та же история, российская власть изначально, онтологически, уже на клеточной структуре своего ге­нома постоянно доказывает, что учиться на своей собственной исто­рии не только не любит и не стремится, но, к сожалению, зачастую просто не в состоянии.

Примеры воздействия «Парадокса Гегеля» на актуальную власть в России общеизвестны, не побоюсь сказать даже, что их столько, что дух захватывает. Наши вершители судеб настолько не желают учиты­вать события и факты предшествующей истории и настолько посту­пают вразрез с ними, что кажется порой, что ее полномочные пред­ставители наивно мнят себя наместниками Бога на земле, для кото­рых, понятное дело, доводы системного анализа просто излишни. Возможно, правда, что это происходит от всем известной широты рус­ской души. То ли по иной причине — детально описанной Салтыковым-Щедриным, — это когда полный идиот ложку с кашей не в разверстый рот, а прямиком в ухо несет!

В этой связи русский историк Сергей Михайлович Соловьев еще в XIX веке предостерегал: «Историю нельзя изменить, у нее можно толь­ко учиться».Ведь последующие поколения непременно предъявят свой счет, который нечем будет оплатить. Но, к сожалению, российских чи­новников в ожидании указаний сверху очень часто устраивает тради­ционная «поза страуса». Вместе с тем важно вовремя оценивать скла­дывающуюся ситуацию, принимать оперативные и адекватные меры.

Иначе быть беде!

Как родовой казак и как гражданин России, не за страх, а за совесть болеющий за восстановление былого военно-социального потенциала казачьего  народа, никак не могу взять в толк: отчего уже долгие годы, бо­лее 20 лет, актуальная политическая власть в Российском государстве никак не удосужится заметить огромного потенциала возможной по­литики «нового оказачивания» Сибири и Дальнего Востока.

Ведь очеви­ден факт, что известное нам по дореволюционным, советским, а ныне российским учебникам истории «русское освоение Сибири и Дальнего Востока» без участия казаков было бы принципиально невозможным. Только казаки — уникальное этническое сообщество, для которого иде­алы человеческого достоинства, духовной свободы, национальной и со­циальной взаимоподдержки были не чем-то отвлеченным и далеким, а фактом их повседневной реальности,  могли совершить этот под­виг. Всего за столетие не только завоевать, но и привести в полную по­корность (как писали в летописях — «замирить») почти половину ге­ографической территории евразийского материка

В период перестройки и последующего «безвременья Ельцина» структурные социально-экономические перекосы в целом по стране достигли такого уровня напряженности, что вызвали массовый исход населения из районов Крайнего Севера, Восточной Сибири и Дальне­го Востока. В меньшей степени процесс демографического коллапса за­тронул Западную Сибирь, однако и здесь в целом по региону наблюда­ется постепенная убыль населения, особенно сельского, сопровождаю­щаяся деградацией сельскохозяйственной среды. Сочиняются лукавые программы переселения людей из Северных районов Сибири. Полно­те господа - свято место пусто не бывает. Не переселять нужно, а засе­лять, при этом создавать соответствующие социальные условия про­живания и трудоустройства. Арктический шельф, Северный морской путь ждёт. А это - новый экономический потенциал для всей России.

Если участие современного российского государства в деле возрож­дения казачества на Дону и Кубани еще можно как-то оценить, то это участие к востоку от Урала в большей степени мнимое либо командно-­бюрократическое. Дефицит идеологической и интеллектуальной составляющихпо существу оставляет за бортом реальной государственной политики такой мощный пропагандистский императив, каковым мог­либы стать идея возвращения казачества на Русский Азиатский Восток.  

Идею Казацкого Присуда — священных земель казачества, обнимающих полосу лесостепи, степи и гор, протянувшуюся в широтном на­правлении от бассейна реки Днепра до бассейна реки Урал, — логично и идеологически легко дополнить землями Алтая, Саянских гор, Забайкалья и бассейна Амура. Исторически бесспорен факт, что эти земли были присоединены к России казаками, а значительное число населен­ных пунктов в этих регионах были основаны их атаманами.Бесспорно и то, что главным препятствием на сегодняшний день в деле возрож­дения казачества является отсутствие государственной функции это­го возрождения.

Лозунг «Возрождение России — на Востоке!», подкрепленный со­ответствующими государственными гарантиями и льготами, беспро­центным кредитованием, долгосрочным лизингом сельскохозяйствен­ной техники, безвозмездной передачей в собственность крупных наде­лов земель сельскохозяйственного назначения, мог бы вызвать действи­тельно высокую волну русского возвратного движения на Азиатский Восток. Обретенная казачеством реальная государственная функция придала бы всему движению казаков и эффективный экономический стимул, и подлинное социально-политическое значение.

К сожалению, российская актуальная власть думать, проявлять ини­циативу, хотя бы как-то пытаться извлечь уроки из относительно недав­него прошлого России никак не хочет или не может. А жаль! Вот только один, хотя и весьма яркий пример из нашей истории.

За девять (!) лет до войны с Японией 1904-1905 гг. контр-адмирал Степан Осипович Макаров, побывав с военной эскадрой в Тихом оке­ане, писал:

«Никто не может быть провидцем в политике, но было бы неосто­рожно думать, что великое переселение народов более не повторится, а если начнется движение желтой расы с востока на запад, то мы пер­вые должны будем своей грудью остановить этот поток. Благоразумие требует готовиться к таким событиям, и эти приготовления не мо­гут принести никакого вреда; они лишь внесут в массу русского народа то, чего так много было у римлян во времена их владычества и отсут­ствие чего привело к падению этой всемирной империи».

Книга вышла в 1897 г. Война с японцами началась в 1904-ом. Было почти восемь лет на подготовку к ней, но ничего не предпринималось!

После бездарно проигранной войны, посыпая голову пеплом, так называемая политическая элита Петербургской империи привычно стала искать ответы на сакраментальные русские вопросы «Кто вино­ват? Что делать?».

Глубже всех суть произошедшего осознал молодой капитан 1 ран­га, князь Александр Александрович Ливен. В своей книге «Дух и дисци­плина в нашем флоте» (1908 г.) светлейший князь с горечью написал:

«…Но как это могло случиться? К чему мы готовились? К чему угод­но — только не к бою. Накануне объявления войны в Порт-Артуре за­прещалось говорить о разрыве с Японией. Считалось, что такие перего­воры произведут панику в личном составе. Мысль о войне всегда отодви­галась на задний план как неприятная, а все стремления были направлены к ее избежанию. Пропаганда идей всеобщего мира находила особенно бла­госклонное ухо в России. Мы строили броненосцы и одновременно пропо­ведовали мир, радовались возрождению флота и одновременно надеялись этим флотом не разбить неприятеля, а сохранить с ним дружеские от­ношения. Кому же было неизвестно, что у нас нет унтер-офицеров, что команда кораблей плохо обучена, что весь личный состав без практики и без сплоченности? Но и с этим мирились, рассчитывая, что воевать не придется. Кто же не видел, что у нас смотры и маневры бутафорские, что стрельба производилась слишком уж редко, что офицерство скучало в вооруженном резерве и прочее. Но все это терпелось, все откладывалось, то за неимением денег, то по другим причинам...»

Боже правый, как все это соответствует нашим дням! Князь Ливен писал эти строки в 1908-ом, а кажется, что все это сказано букваль­но сегодня. Повествование о скорбных буднях армии и флота Российской империи, а живое ощущение, что все это говорится о вооружен­ных силах Российской Федерации!

Так что же все-таки происходит с нами, с русскими? Почему же так страшен и так непреодолим для нас пресловутый «Парадокс Гегеля»?

Поскольку я, как редактор, не мог, конечно, не прочитать новую, совершенно необходимую для прочтения «в штабах, в казармах и на кораблях» книгу известного военного эксперта Александра Анатольевича Храмчихина,  и потому точно могу сказать сейчас важнейшее: Храмчихин про­тив существования «Парадокса Гегели» применительно к России и рус­скому народу. Храмчихин — убежденный, последовательный, высоко­эрудированный,  стало быть очень опасный враг этого пресловутого «Па­радокса». Он абсолютно безоговорочно за то, чтобы русский народ, а с ним вместе и вся Россия, последовательно, постоянно и продуктивно учились на собственных ошибках. На ошибках прошедшей истории. В том числе и на ошибках внешнеполитических, коих, увы, и за древ­нюю, и за новейшую историю накопилось чрезмерно много. За которые сторицей, с избытком страна расплачивалась русской кровью! Совре­менная действительность сурова и не позволяет расслабляться в надеже на мир во всем мире. Ведь мир, как океан, не может быть везде тихим. Нужно помнить мудрость наших предков, которые говорили: «С сосе­дом дружись, а тын городи!»

Валерий Иванович Степанченко,

Атаман Обско-Полярной казачьей линии Сибирского казачьего войска

На фотографиях:

1. Автор - Степанченко В.И.

2,3,4 - Просторы Сибири

5,6,7 - Просторы Дальнего Востока