«История войны ещё не описана и не изучена». ( А.А.Зиновьев)

Рубрика:  

22 июня 1941 года – 9 мая 1945 года…

В историю нашей страны эти две даты, печальная и радостная,  вплетены временем и переплетены   навечно.

День памяти и скорби и День Победы. Такова их историческая последовательность. Вначале – чёрный июнь 1941 года. Потом через четыре с небольшим года – светлый, долгожданный и радостный май, День победы Советского народа  над немецко-фашистскими оккупантами.

Как это было.

22 июня 1941 года в 3 часа 30 минут утра, когда немецко-фашистские войска получили условный сигнал «Дортмунд», по советским пограничным заставам и укреплениям был внезапно нанесён артиллерийский удар, а через несколько минут вражеские полчища вторглись в пределы СССР. Крупные силы германской авиации обрушили тысячи тонн смертоносного груза на советские  аэродромы, мосты, склады, железные дороги, военно-морские базы, линии и узлы связи, на спящие города. В приграничных районах страны забушевал гигантский огненный смерч. Для советского народа началась жестокая и неимоверно тяжкая Великая Отечественная война.

Армия вторжения насчитывала 5,5 млн. человек, около 4300 танков и штурмовых орудий, 4980 боевых самолётов, 47 200 орудий и миномётов. Ей противостояли силы пяти советских западных приграничных округов и трёх флотов, которые почти вдвое уступали противнику в живой силе, имели несколько меньшее количество артиллерии, но превосходили врага в танках и самолётах, правда, большей частью устаревших образцов.   

Что касается первого эшелона армий, то здесь гитлеровское командование развернуло 103 дивизии, в том числе 10 танковых, тогда как в первом эшелоне наших армий прикрытия имелось только 56 стрелковых и кавалерийских дивизий.

Особенно подавляющим было превосходство немецко-фашистских войск на направлениях главных ударов. К исходу первого дня войны их мощные танковые группировки на многих участках фронта вклинились в глубь советской территории на расстояние от 25 до 35, местами даже до 50 км. К 10 июля глубина вражеского вторжения на решающих направлениях составила уже от 300 до 600 км.

Атакованные внезапно части Красной Армии были вынуждены вступать в тяжёлые бои без необходимой подготовки и без завершения стратегического развёртывания, будучи укомплектованными  на 60-70% до штатов военного времени с ограниченным количеством материальных средств, транспорта, связи, нередко без воздушной и артиллерийской поддержки.

Под ударами наступавшего агрессора воины Красной Армии попадали в окружение, терпели тяжёлые поражения и неудачи. За три недели войны противнику удалось полностью разгромить 28 советских дивизий. Кроме того, более 72 дивизий понесли потери в людях и боевой технике (от 50% и выше). Общие наши потери только в дивизиях без учёта частей усиления и боевого обеспечения за это время составили около 850 тысяч человек, до 6 тысяч танков, не менее 6,5 тысяч орудий калибра 76 мм и выше, более 3 тысяч противотанковых орудий, около 12 тысяч миномётов, а также около 3,5 тысяч самолётов.

Одна точка зрения.

Характеризуя причины неудач советских вооружённых сил в первые месяцы войны, многие историки ссылаются на весьма серьёзные ошибки, допущенные советским руководством в предвоенные годы.  Прежде всего следует отметить, что отрицательную роль сыграло ослабление командного состава, вызванного довоенными репрессиями. К началу войны 75% командиров и 70% политработников находились на своих должностях менее одного года. К числу серьёзных ошибок советского руководства следует отнести и просчёт в определении времени возможного нападения фашистской Германии на СССР.
Сталин и его окружение считали, что гитлеровское руководство не решится в ближайшее время нарушить заключённый с СССР  пакт о ненападении . Все сведения, получаемые по различным каналам, о предстоящем нападении немцев рассматривались Сталиным как провокационные, направленные на обострение отношений с Германией.

Дэвид Мерфи (США), руководитель советского отдела ЦРУ в 1963-1968 годах, писатель, историк, вспоминал:
«…Сталин, на мой взгляд, хорошо знал разведку, использовал её во многих вещах. Но он был уверен, что Гитлер не нападёт, он был просто зафиксирован на этой идее, так что если бы ему дали копию плана «Барбаросса», он бы её выбросил…»

В книге А.Ю.Бондаренко, Н.Н.Ефимова «Утаённые  страницы советской истории» приводится такой пример. Начальник 1-го Управления НКГБ СССР Фитин  17 июня 1941 года изложил Сталину агентурное сообщение, полученное от источника, работающего в министерстве хозяйства Германии, об организационных мероприятиях, проводимых   по подготовке вооружённого выступления против СССР. Все военные мероприятия Германии были чётко спланированы: какие объекты в СССР уничтожать в первую очередь, где  разместить  авиаремонтные мастерские для немецких самолётов, кого назначить управлять на оккупированных территориях  в СССР. Приводилось заявление Розенберга на собрании хозяйственников: «…понятие Советский Союз должно быть стёрто с географической карты».
Резолюция И.В.Сталина: «Товарищу Меркулову. Можете послать ваш « источник» из штаба герм(анской) авиации к еб-ной матери. Это не « источник», а дезинформатор».
И.Ст(алин).

Этим можно объяснить и оценку правительства, переданную в заявлении ТАСС 14 июня 1941 года, в котором слухи о готовившемся нападении Германии объявлялись провокационными. Этим объяснялось и то, что директива о приведении войск западных военных округов в боевую готовность и занятия ими боевых рубежей была отдана слишком поздно.  По существу директива была получена в войсках, когда война уже началась.

Другая  точка зрения.

Собеседник авторов книги  «Утаённые страницы советской истории» Александр Александрович Зиновьев, философ, логик, социолог, писатель, публицист (1922-2005 ) имеет отличную от других точку зрения в оценке начала войны в 1941 году и факторов Победы в 1945-м.

- «Я участвовал в войне с первого до последнего дня и даже немного дольше. Был танкистом, был лётчиком. Начал с  истребителя, заканчивал войну в штурмовой авиации. Воинское звание – капитан.Видел немцев, вступавших на нашу территорию 22 июня 1941 года, а 11 мая 1945 года был мой последний боевой вылет – немецкая группировка пыталась уйти к союзникам, мы ей помешали. Вся территория уже была наша.

-  Почему Гитлер напал на СССР?
- Эта война была частью Мировой войны, которую западный мир начал против Советского Союза сразу после 1917 года и которая потом шла непрерывно. В результате Октябрьской революции образовалась мощная страна, ограничившая сферу западной колонизации; она стала образцом для остальных народов мира…Конечно, это было бельмо на глазу для Запада.
Что бы кто сейчас ни писал, но известно, что уже в довоенные годы СССР обнаружил колоссальные потенции. Для западных теоретиков, политиков и иных было ясно, что если допустить это явление, то им придёт конец. Поэтому Запад боролся против этой враждебной ему эволюционной линии…
Вторая мировая война изначально была двойственной. С одной стороны, война за передел мира внутри самого Запада, с другой – война всего западного мира против СССР. В нём западные стратеги видели главную для себя опасность, потому способствовали укреплению Германии, потакали ей, рассчитывая  с самого начала направить её на СССР.

-  Есть версия, что Гитлер ввязался в военную авантюру только потому, что имел искажённое представление о военном и экономическом потенциалах СССР.
-Это неверно! Гитлер по-своему был гений, но и он, и Запад вообще не принимали во внимание целый ряд факторов – впрочем, они и не могли их принимать, потому что у всех без исключения не было правильного, научного понимания реальности. Да и то, что в этом плане делалось в СССР, делалось не в силу понимания, а в силу необходимости; в силу того, что во главе советской системы оказался гениальный человек…

-  Вы говорите о гениальности Сталина, но ведь бытует точка зрения, что именно по его вине СССР оказался не готов к войне.
-То, что война с Западом была неизбежна, советское руководство понимало с самого начала. Когда всякого рода критики пишут, что «Сталин проглядел», - это чепуха. Все знали, что война будет, и СССР к ней готовился. Я не помню дня в школе, чтобы нам не говорили, что будет война с Германией. Скажу более: идеологически, психологически мы к войне были подготовлены блестяще, что и стало одним из факторов Победы. Но физической возможности по-настоящему подготовиться не было – нельзя накачать мускулы за три  дня!

-  То есть не хватало какого-то срока. Года или больше?
-Трудно точно сказать. Может быть, побольше. Но Гитлер-то был не дурак, и западные стратеги – не дураки, они выбрали момент, по их расчётам наиболее удобный. Недаром в те годы в западном мире не было человека, который не думал бы, что Советский Союз будет разбит…

- Когда вы начинали службу, что говорилось о неизбежности войны?
-Я служил на Дальнем Востоке, но в конце 1940 года 1-я отдельная Краснознамённая армия была расформирована, и нас перебросили на запад. Все говорили, что мы едем воевать с Гитлером. Дальневосточная армия была создана, чтобы сдержать японскую агрессию… И тут её снимают и перебрасывают на запад. Это значит, что на высшем уровне видели более серьёзную опасность. Сейчас говорят: «Сталин не поверил Зорге!» По-моему, Зорге ещё ничего не сообщал – а нас уже перебрасывали. При том нужна была уверенность, что Япония не нападёт.

- Известно: командующие округами ждали приказа, а адмирал Кузнецов, вопреки указаниям Сталина, привёл флот в состояние  боевой готовности…
-Когда говорят «вопреки указаниям Сталина», это брехня! Человека, который бы что-то сделал вопреки его указаниям, не было бы на свете! И это по тем временам было бы правильно! Это потом все стали изображать, какие они мужественные борцы: «Жуков поступал вопреки, Кузнецов…» Ерунда! Не помню, кем был Жуков, когда приехал к нам в часть, видимо, ещё командующим войсками Киевского округа… Я был дежурным по эскадрону – у нас был танковый полк в кавалерийской дивизии, и все подразделения назывались эскадронами. Жуков влетел, я докладываю, он на меня не обратил внимания… А наш полк участвовал в польской кампании, трофейные всякие вещи были, казарма выглядела очень уютно. Жуков посмотрел: «Они тут как на курорте устроились! А завтра – война!»- и ушёл. Вечером нас вывели на позиции, а утром вернули обратно. Что, это всё по приказу Жукова было? Или по его распоряжению отвели обратно? Конфликт Жукова со Сталиным, что ли? Нет, это совсем другое…

-То есть в основе всего была воля Сталина?
-Наши военачальники стали выдающимися полководцами только потому, что они были при Сталине – подобно тому, как Даву и Мюрат были великие маршалы при Наполеоне. Без него их бы не было! Это говорю я, антисталинист бывший! Как исследователь, утверждаю, что рассказы про «вопреки» - ерунда.

-Наверное, вы не согласны и с утверждением, что Сталин боялся провокаций на границе?
-Почему ж не согласен? Это не Горбачёв, не Ельцин, а человек, который сосредоточил в себе ответственность даже не за страну, а за саму историю. Он действительно давал указания избегать провокаций. Но одно дело, какое указание даётся, и другое – как оно выполняется. Сталин действительно принимал меры для того, чтобы оттянуть начало войны. Оттянуть как можно дольше…Но её неизбежность все понимали – от Сталина до солдата.
Думаю, Сталин всё-таки надеялся, что немцы не решатся на авантюру.

-Но вы же согласитесь, что репрессии серьёзно ослабили нашу армию (накануне войны).
-Если подходить к событиям с научной точки зрения – здесь я могу вводить точные критерии оценки –то я склоняюсь к тому, что репрессии стали одним из факторов Победы… Не нужно следовать солженицынской концепции, что все были жертвы, а наверху сидел один Сталин со злоумышленниками.Ведь была же революция, была гражданская война, шла грандиозная стройка, шла непрерывная борьба, и было, разумеется, сопротивление. В абсолютную невиновность наших военачальников я не верю! Были антисталинские заговоры, шла жестокая борьба с троцкистами…Я, кстати, не встречал ни одного человека, который был бы репрессирован без всяких на то оснований.

-Что же тогда на самом деле произошло с «красными маршалами»?
-Думаю, правду об этом мы уже не узнаем никогда, да и  нужно ли  её узнавать в том мелочном виде, если она очевидна в большом, серьёзном научном смысле? И потом, не стоит преувеличивать интеллектуальные качества этих людей. Почитайте их сочинения, те речи, которые они произносили, - да, они грамотнее выражались, чем Ворошилов и Будённый, но ведь те и отпали от командования армией уже в начале Великой Отечественной. Репрессии в армии были очень большие, но нет худа без добра: в армию пришло огромное количество людей с образованием, что сыграло колоссальную роль. Произошло обновление. Хотя в высший состав – командиры дивизий, корпусов – этих новых людей не так уж много прорвалось, но этого, очевидно, и не требовалось.

Учтите также, что в ту войну решающую роль всё же играли не комдивы и командармы, а штабы, оперативные отделы, разведотделы, куда также пришли выпускники вузов, студенты, десятиклассники…Закрывая тему, замечу, что и репрессированные партийные деятели не были людьми выдающимися – я читал их работы. Троцкий – болтун, и он, и Бухарин по сравнению со Сталиным были просто ничтожествами. Недаром же крупнейшие западные политики говорили и писали в мемуарах, что Советскому Союзу повезло, что во главе его стоял такой человек. А ведь перед тем западная пропаганда долбила, что это какой-то низкорослый, рябой, сухорукий грузин с акцентом…А Наполеон-то какой был?

-Маленький и толстый корсиканец… Но после репрессий всё же Красная  Армия лишилась людей, обладавших боевым опытом…
-Эти люди командовали подразделениями с винтовками, обученными тактике времён Гражданской или Мировой войн.  Другое дело – командовать теми же людьми, но с иным вооружением… Хотя на войне опыт приобретался в течение одного боя. Более важно, повторю, что мы не успели подготовиться… Вот, первые экземпляры самолёта Ил-2 испытывались уже в 1939 году, но в серийное производство он пошёл только в 1942 году. Т-34 уже существовал до войны, а у нас в полку был БТ-5… Автоматы уже появились, но у нас они в казарме в ящичках лежали, мы с ними обращаться не умели, не успели научиться.

-Зато противник был подготовлен во всех отношениях…
-Да, немецкая армия была сильнейшей в мире, Германия поставила себе на службу всю Европу, и она была готова именно к молниеносной войне – это фактор очень важный. Немецкая армия была в таком состоянии, что как бы мы ни подготовились, какие бы Тухачевские в наших штабах ни сидели, какая бы техника у нас ни была, всё равно она в первые дни должна была совершить такой прорыв.

-Почему?
-Скажу, как теоретик. Я физичски не такой уж сильный человек, но владел некоторыми приёмчиками, очень простыми, и были такие случаи, когда я мог бросить человека, хоть бы он был два метра ростом. Но все мои силы ушли бы в этот бросок… У немцев было именно такое состояние. Пусть бы Красная Армия была в десять раз сильнее вооружена, всё равно произошла бы катастрофа, и не исключено, что это была бы настоящая катастрофа для страны.

-То есть у гитлеровцев была грандиозная концентрация сил для блицкрига?
-Да, расчёт был на блицвойну, и после того, что произошло в 41-м, можно было предвидеть, что немцы войну проиграли, потому что проиграли блицкриг.. Даже с той армией, что у нас была, мы им сорвали молниеносную войну… После этого в кратчайшие сроки произошли грандиозные перемены в самой армии; произошли перемены и во всей социальной организации страны, включая экономику. Об этом, кстати, никто не пишет, хотя многое произошло буквально на уровне чуда. Вот немцы с каким оружием начали войну, с таким же примерно и закончили. У Запада тоже осталось примерно то же оружие, как было в начале Второй мировой войны. А мы, начав с трёхлинейками, фанерными самолётиками и карбюраторными танками, закончили её с лучшим оружием в мире. Всё это удалось благодаря тому социальному перевороту, который произошёл во всей организации, жизнедеятельности страны. Это фактор, который никто не измерял.

-И толчок всему дали события лета 1941 года?
-Я не единожды говорил, что мы не проиграли кампанию 1941 года. Мы проигрывали битвы –но не кампанию… Результатом её было то, что мы отстояли Москву, сорвали блицкриг, удержали Ленинград, что тоже сыграло свою роль…

-Что  стало главными факторами Победы?
-Мы победили благодаря комплексу факторов – говорю «комплексу», потому что это не простое множество. Все факты связаны, и только в комплексе дают такой эффект. Кстати, в другом комплексе они же могут давать другие эффекты… именно этот комплекс, уникальное стечение обстоятельств и дали такой результат, на который не рассчитывали ни западные политики и мыслители, ни, тем более, гитлеровское командование. Они все мыслили в тех категориях и теми способами, которые  у них были, тем самым, совершив грубейшую ошибку…

Первым фактором я назову коммунистическую социальную систему, позволившую мобилизовать всю страну. Благодаря ей, страна действовала, как единый организм, люди, какие бы они ни были, поступали так, как было положено поступать советским людям. Хотя большинство из них марксистских книжек не читали, но сама организация жизни помогала им стать такими, что они действовали как члены советского общества, организованного по определённым принципам. И патриотизм тут ни при чём – патриоты они были или нет – всё равно, они были в этой системе и по-другому себя просто не мыслили. Это была система мобилизации населения, всех ресурсов – подобной мобилизации никакая другая страна себе позволить не могла. Гитлеру на этот счёт что-то удавалось только потому, что они во многом уподоблялись нашей системе. Это был социализм, пусть фашистского толка, но всё равно социализм. Однако  по степени организованности системы они нам уступали почти в два раза. Про Англию, Францию и Америку я не говорю…

-В чём суть этой системы? Как она была организована?
Организацию системы следует считать вторым фактором.. Всё население страны было организовано в эту систему под руководством Коммунистической партии, и без такой партии ничего не было бы. Причём это была не просто компартия, а та партия, которую возглавляло именно сталинское руководство – сталинисты, я бы даже сказал, и лично Сталин. Будь на его месте кто-то другой, Победу бы мы не одержали. Могу предположить: стоило бы ему как-то поколебаться, например, сказать: «Может, не будем проливать столько крови!» - и всё, армия сложила бы оружие, сражаться не стали бы…

-Вы считаете, что в стране всё полностью было «завязано» на Сталина?
-Нет, это гораздо сложнее, и состояние населения также сыграло свою роль. Употребляется такое выражение: «Дух народа». При том часто считают, что его определяют призывы вождей, газетные статьи… Это нечто другое, что входит в психику, в поведение людей, даже не отдающих себе в том отчёта.
Вот, по телевизору была передача об обороне Ленинграда. Автор – историк, он всё вроде сказал, кроме главного: почему Ленинград не сдался? А для меня такая проблема была ясна, ещё когда я был мальчишкой, под Сталинградом мы вели разговоры с одним парнем, и я ему сказал, что город не сдадут именно потому, что он называется Сталинград, - Царицын бы давно сдали. Вот и Ленинград стоял до конца,потому что он назывался Ленинград, а не Санкт-Петербург.  Немцы же не понимали, почему он не сдаётся, никто в мире не понимал! Это и есть сила «духа народа» - символы такого рода играли огромную роль в общественном сознании, и в массе, по крайней мере, в самой активной части населения, сложилось такое психическое состояние, которое сломить было невозможно…

-Вы в основном говорите об идеологических факторах. А как вы относитесь к такому понятию, как массовый героизм?
Конечно, сыграло свою роль и то, что миллионы людей вели себя героически, но ведь герои были и у немцев, они вели себя по-мужски… Так что именно названные мною факторы – это и есть самое главное.

-А как вы расцениваете помощь союзников?
-Союзники нам помогали, но совсем не потому, что желали нам победы. И второй фронт они открыли не для того, чтобы   нас спасать, - это мы их спасали, а потому, что боялись, что мы «прочешем» всю Европу и, по крайней мере, возьмём себе всю Германию. В общем, они вступили в войну для себя. И напрасно у нас раздувают важность союзнической помощи… Сколько я был на войне, я ни разу не ел их знаменитую тушёнку. Один раз нам выдали английские гимнастёрки с пластмассовыми пуговицами – так из-за этих пуговиц я попал в комендатуру! Как видите, к союзникам у меня свои счёты!

Поистине, сколько людей – столько и мнений, столько разных точек зрения на одни и те же исторические факты.   Главное, людям разных поколений необходимо помнить, какой ценой  досталась Победа в Великой Отечественной войне нашему народу.


Материалы подготовила  наш корр