Открытое письмо о приостановке действия федерального закона о "дальневосточном гектаре"

Рубрика:  

Председателю Государственной Думы

Российской Федерации

 В.В. Володину

Руководителю фракции Всероссийской

 политической партии "Единая Россия"

в Государственной Думе РФ

Васильеву В.А.

Руководителю фракции политической

партии "Коммунистическая партия РФ

в Государственной Думе РФ

Зюганову Г.А.

Руководителю фракции политической

партии ЛДПР в Государственной Думе РФ

Жириновскому В.В.

Руководителю фракции политической

партии "Справедливая Россия"

в Государственной Думе РФ

Миронову С.М.

Председателю комитета  по природным ресурсам,

собственности и земельным отношениям

Государственной Думы РФ

Николаеву Н.П.

Председателю комитета по региональной политике,

проблемам Севера и Дальнего Востока

Государственной Думы РФ

Харитонову Н.П.

        Распоряжением Правительства РФ от 03.03.2012  № 297-р основными целями государственной политики в использовании земельного фонда страны определены:

          - повышение эффективности использования земель;

          - охрана земель, как основного компонента окружающей среды и главного средства производства в сельском хозяйстве.

        В преамбуле этого документа указано: "Государственная политика Российской Федерации по управлению земельным фондом направлена на создание и совершенствование правовых, экономических, социальных и организационных условий для развития земельных отношений и осуществляется исходя из понимания о земельных участках  как об особых объектах природного мира, используемых в качестве основы жизни и деятельности человека, средства производства в сельском хозяйстве и иной деятельности, и одновременно как о недвижимом имуществе с особым правовым режимом». 

         Содержание особого статуса земли как объекта правового регулирования раскрыто в основных принципах земельного законодательства, утвержденных Земельным кодексом РФ.            

        Основными из них являются:

        - приоритет охраны земель как важнейшего компонента окружающей среды перед использованием ее в качестве недвижимого имущества;

        - приоритет при использовании земель охраны жизни и здоровья человека, несмотря на объемы затрат, которые для этого необходимы;

        - приоритет общественных интересов перед интересами отдельного гражданина;

        - дифференцированный подход к установлению правового режима земель, который должен учитывать не только экономические, но также природные и социальные факторы с учетом категории земель;

        -  платность землепользования.

        Первый из названных принципов земельного законодательства, устанавливающий приоритет охраны земель как важнейшего компонента окружающей среды перед использованием ее в качестве недвижимого имущества, обусловлен тем, что что любое вовлечение земель в хозяйственный оборот неизбежно приводит к безвозвратной потере исходных природных свойств земли, что сказывается на выполнении Землей ее основной функции – поддержание благоприятной экологической среды и создание условий для нормального существования человечества.

        Последнее наиболее актуально для северных регионов нашей планеты, в том числе и для большинства территорий Дальнего Востока с его суровым климатом и хрупкой природой, при котором экологические возможности земли к самовосстановлению значительно ниже, чем в районах с тропическом климатом, а любой след от вездехода в тундре остается "незалечимой раной" в течении многих лет.  

          Введенный в качестве критерия оценки деятельности органов власти по предоставлению "дальневосточного гектара" принцип "количество предоставленных земельных участков должно быть равно количеству поданных заявок" фактически означает запрет на отказ в предоставлении земельного участка по любой заявке, без учета того, что земельный участок является не только объектом недвижимости, но и объектом природного мира. Нужно понимать, что далеко не все "открытые зоны" в федеральной информационной системе открыты для любого так называемого "незапрещенного вида хозяйственной деятельности", существуют ограничения, установленные иными нормами закона, которые никто не отменял. Например, фермеру, занимающемуся животноводством в Приморском крае, предоставлен земельный участок, в котором раньше ему отказывали в связи с тем, что участок расположен в водоохранной и прибрежной защитной зоннах, а согласно статье 65 Водного кодекса РФ в этих зонах установлен запрет на осуществление широкого перечня видов хозяйственной деятельности.

         Принцип приоритета общественных интересов перед интересами отдельного гражданина обусловлен тем, что земля является ограниченным природным ресурсом. Исходя из этого, первоначально осуществляется планирование использования земель, а только затем - их предоставление.

         Эту функцию планирования и управления использования землями всегда осуществляли органы власти. Закон "о дальневосточном гектаре" все поставил с ног на голову – место расположения земельного участка, его конфигурацию, площадь, разрешенное использование и даже категорию земель теперь выбирает человек, а органы власти из органов управления земельными ресурсами превратились в формального статиста, обеспечивающего законодательное закрепление пожеланий гражданина. О каком же приоритете общественных интересов может идти речь при таком подходе? Даже не затрагивая теорию вопроса эффективности использования земель, такие принципы предоставления земель перечеркивают саму возможность создания эффективной системы землепользования на уровне муниципалитета или региона.  Например, один фермер из района им. Лазо Хабаровского края, которому предоставили 12 га по закону о "дальневосточном гектаре", в средствах массовой информации делится своим опытом: "12 гектаров – это, конечно, не поле, но я нашел выход. Я их разбросал по полю так, что между ними никто не поместится, вот и все поле теперь мое".        

        Принцип дифференцированного подхода к установлению правового режима земель предусматривает необходимость учета при предоставлении земельных участков экономических, природных и социальных факторов и реализуется  путем деления земель на категории и территориальные зоны. В законе "о дальневосточном гектаре" применен новый подход - предоставление земельных участков возможно для любых целей, не запрещенных законодательством.  Что такое "цели, не запрещенные законодательством"? Такого перечня в природе не существует, так как цель предоставления земельного участка напрямую зависит от категории земель, территориальной зоны, наличия установленных законодательством санитарно-защитных зон и других ограничений.

        Если теперь за пределами населенных пунктов земли можно использовать для любых целей, о каком же дифференцированном подходе к использованию земель может идти речь?

        Закон о "дальневосточном гектаре" предусматривает предоставление земель в собственность и бесплатно. Возникают два вопроса – почему бесплатно, и почему в собственность, а не на ином праве?

        Законом предусматривается предоставление земельных участков в собственность бесплатно для всех видов разрешенного использования, всем гражданам, независимо от их материального состояния.

        Принцип платности землепользования установлен из необходимости осуществления мероприятий по землеустройству, ведению земельного кадастра, мониторинга, охране земель и повышению их плодородия, инженерному и социальному обустройству территорий, в том числе и за счет средств, которые поступают от платы за землю, которые  по большому счету, по аналогии с транспортным налогом, должны использоваться только на эти цели, как это было первоначально предусмотрено принятым в 1991 г. законом      "О плате за землю".

        Бесплатное предоставление всегда рассматривалось как льгота определенным категориям граждан и юридических лиц, как исключение из общего правила. Делая правило из исключения, закон о "дальневосточном гектаре" "перечёркивает" сам принцип платности землепользования.

        Частная собственность на землю для государства в настоящее время - это самая невыгодная форма землепользования, и во многих случаях служит тормозом для решения государственных задач в сфере землепользования, приводит к потере потенциальных рентных доходов и возможности использования их в интересах всего общества, дополнительным расходам на выкуп земельных участков для государственных или муниципальных нужд, снижению управляемости на территории региона и возможности осуществлять единую государственную политику в области использования земельного фонда страны.

        В экономически развитых странах по вопросу собственности на землю в последние годы отмечаются  две тенденции:

      - первая – сокращение количества земель, отчуждаемых из государственной собственности, то есть сокращение первичного рынка земли;

    - вторая - возрастание со стороны государства ограничений права частной собственности на землю и запретов при продаже земель на вторичном рынке.   

          Например, в Германии из государственных земель на продажу выставляется строго ограниченная площадь – не более 20 тыс. га сельхозугодий. Покупатель не может купить землю, если после покупки доля его собственной земли превысит 50% от обрабатываемых им площадей. Покупатель должен вернуть разницу между выплаченной им ценой государству и полученной от ее продажи, если продаст участок ранее, чем через 20 лет после приобретения. Покупатель не может купить более 140 гектаров земель. 

          Для Дальнего Востока предложен новый  подход "из прошлого".Только задумайтесь – закон о дальневосточном гектаре предусматривает теоретическую возможность безвозмездной передачи в частную собственность на Дальнем Востоке 140 млн. гектаров земель, то есть территорию, равную трем Франциям.        

         Нелепо полагать, что  в настоящее время частная собственность на землю является одним из путей экономического роста. Проблему эффективного землепользования для правообладателя земельного участка следует решать не в сфере земельной собственности, а в сфере прав на способы и результаты использования земли как объекта хозяйствования. Если земельный участок не приносит дохода его правообладателю, пусть он хоть трижды находится в его собственности, он несет для правообладателя только бремя его содержания.

          При решении вопроса о собственности на землю необходимо учитывать  конкретную ситуацию. Например, в начале XIXвека, когда П.А. Столыпин ратовал за частную собственность на землю, это было оправдано. Это было время расцвета единоличного хозяйства, и частная собственность рассматривалась как мера освобождения крестьян от многовековой зависимости помещиков, в то время она выступала как наиболее приемлемая форма хозяйствования, обеспечивающая рост сельскохозяйственной продукции. Сейчас мы живем в другое время – эпоху крупнотоварного производства и соответственно нужны другие подходы. Формы  прав  на землю должны соответствовать уровню развития производительных сил и производственных отношений.

         К сожалению, можно констатировать, что сейчас для граждан владение землей на праве частной собственности по большому счете означает либо возможность получения незаработанных рентных доходов от перепродажи земли на вторичном рынке, либо как гарантия защиты своих прав от непредсказуемых действий органов власти. За державу не обидно?  

         Вызывают "удивление" отдельные нормы закона о "дальневосточном гектаре".

         Например, согласно пункта 4 статьи 8 закона в противоречие с Градостроительным кодексом РФ гражданин вправе использовать земельный участок в соответствии с условно разрешенными видами использования без каких-либо дополнительных процедур и согласований. При этом, закон не предусматривает каких-либо требований к соблюдению границ земельных участков на проектах межевания, площадь которых менее 1 га. Иными словами, градостроительная документация на территории населенных пунктов учитывается только в части видов разрешенного использования, без учета местоположения проектируемых границ земельных участков, проектируемых дорог, коридоров для размещения сетей инженерно-технического обеспечения и т.п.

         Пункт 5 статьи 8 закона  устанавливает новый  подход к выбору разрешенного использования земельного участка - гражданин может выбрать только вид разрешенного использования, который сочетается с видами разрешенного использования на смежных земельных участках, ранее выбранными  их правообладателями.

          В средствах массовой информации так комментировалась данная норма закона – если смежный земельный участок предоставлен для свинофермы, то испрашиваемый земельный участок нельзя предоставить для размещения детского сада.

         Вроде бы все логично, но разберемся в деталях. Первое – закон говорит только о смежных земельных участках, то есть об участках, которые хотя бы в одной точке соприкасаются друг с другом. А как быть, если земельный участок расположен через дорогу, и является не смежным, а соседним? Значит ли, что в данном случае этот запрет не действует? Если исходить из буквы закона – такого запрета нет.

        Приказом Минэкономразвития России от 1 сентября 2014 г. № 540 утвержден перечень видов разрешенного использования земельных участков, который насчитывает 81 группу видов разрешенного использования, включающих более 300 отдельных видов. Исходя из такого их количества возможно нескольких тысяч самых различных сочетаний друг с другом видов разрешенного использования.

        Закон не устанавливает хотя бы принципиальные подходы к определению сочетаемости видов разрешенного использования друг с другом. Например, вид разрешенного использования "2.6 - для размещения жилых домов" сочетается с видом разрешенного использования "5.0 - для занятия верховыми прогулками", или нет?

         Никакого ответа на этот вопрос закон не содержит, а, следовательно, каждый исполнитель будет решать его по своему усмотрению.  При этом, какое бы решение он не принял, исполнитель всегда рискует быть обвиненным в неправомерных действиях - либо со стороны заявителя, либо со стороны надзорных органов. Разве такая норма закона в соответствии с Методикой проведения антикоррупциогенной  экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов (пункты "а" и "ж"), утвержденной постановлением Правительства РФ от 26.02.2010 № 96,  не является коррупциогенной?

        Серьезное опасение вызывает норма закона о возможности подачи групповой заявки. Практика показывает, что данная норма носит заказной характер и введена специально для законодательного закрепления земель для состоятельных лиц, для которых найти "мертвых душ" не составит труда. В первый же день работы закона в Приморском крае  вся береговая линия озера Ханко оказалась занятой, в том числе и путем подачи коллективной заявки.  Такая оперативность, когда сайт работал еще в экспериментальном режиме, а точнее сказать, когда он у всех остальных людей не работал, недвусмысленно говорит о коррупциогенной составляющей данной нормы закона. Интересно было бы увидеть персональный список этих счастливчиков…       

        Еще один при пример. Недавно в п. Ванино Хабаровского края разгорелся скандал с выделением бесплатных участков в рамках федерального закона о дальневосточном гектаре. Как отмечено в средствах массовой информации, один из поселенческих чиновников получил целый гектар в самом центре поселка Ванино, в пределах территории, которая с первого дня реализации закона в федеральной информационной системе не числилась как предназначенная для этих целей и была "зарезервирована" администрацией района под строительство жилья. 

        В декабре 2016 года в закон о "дальневосточном гектаре" внесены изменения по основаниям отказа в предоставлении земельного участка. Теперь гражданину не может быть отказано, если такой участок предоставлен заявителю на основании акта о предоставлении земельного участка, изданного органом власти в пределах его компетенции и в порядке, установленном законодательством, действовавшем в месте издания этого акта на момент его издания, и на нем расположены объекты недвижимости, принадлежащие ему на праве собственности.

        Интересно, как будет реализовываться данная норма закона, предусматривающая обязанность муниципального служащего, не нарушая общего срока предоставления земельного участка, установленного законом, найти такие документы и провести их юридическую экспертизу, если пунктом 4 статьи 4 закона запрещено требовать их у заявителя?

        Одной из "новацией" закона является отсутствие связи между целью предоставления земельного участка и его площадью. Для любых целей он может быть не более 1 га, без какого-либо экономического обоснования запрашиваемой площади. Разве такой подход соответствует повышению эффективности использования земель?

         Через все земельное и градостроительное законодательство красной нитью проходит логическая взаимосвязь между целью использования земельного участка и его площадью. Например, 1 га для индивидуального жилищного строительства много, для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства - мало. Следовало бы обратиться к историческому опыту. Например, аграрная реформа П.А. Столыпина предусматривала предоставление 15 десятин на каждую мужскую душу или 50 десятин на семью, а также корову, лошадей и средства деятельности. По нашим меркам, это чуть более 50 гектаров. И потом – это было совсем другое время. В начале ХХ века в России существовал большой людской потенциал – это были крестьяне из губерний европейской части страны, приученные к сельскохозяйственному труду, не имевшие особых перспектив в родных местах и желающие начать новую жизнь.  В то время единоличное хозяйство было основным способом сельскохозяйственного производства, а в наше время оно давно уже играет второстепенную роль. И потом, кто будет осваивать земли сейчас – "жители многоэтажек", имеющие весьма смутное представление о сельском хозяйстве, которые в лучшем случае держали у себя дома хомячка или попугайчика?

         Другой, более ранний пример – акт о гомстедах 1826 года в США, согласно которому каждый переселенец (а не житель Вашингтона) получал право вступить во владение 160 акрами земли (64, 7 га) при уплате 10 долларов и принесении присяги, что он не будет использовать ее в целях спекуляции.

          А какой урожай человек может получить с одного гектара? Это же Дальний Восток с его морозами, коротким летом и экстремальными температурами, а не Краснодарский край!

         Первая практика реализации закона показала, что дальневосточники активно оформляют уже используемые ими без правоустанавливающих документов земельные участки. Но перечень таких земельных участков скоро будет исчерпан, и при массовом предоставлении земельных участков для всех граждан Российской Федерации, которое началось с февраля 2017 г., речь может идти преимущественно о неосвоенных землях запаса, о землях лесного фонда, занятых лесами, горельниками, болотами, гольцами без какой-либо инфраструктуры, которые составляют 95% от всей территории региона.

           Стоимость освоения таких земель для сельскохозяйственного производства оценивается специалистами в десятки-сотни миллионов рублей за гектар. Вряд ли рядовой гражданин найдет эти средства для освоения предоставленного ему земельного участка. Использовать эти земли для иных целей - сбора дикоросов, охоты, пчеловодства, туризма, рекреационных целей - уже разрешено в порядке, установленном Лесным кодексом РФ, и необходимости изобретать новый порядок нет.

           Никто не против предоставления  новых земельных участков, но делать это надо обдуманно, взвесив все "за" и "против", с учетом совокупности всех норм закона и без нарушения принципов земельного законодательства.

          Освоением земель Дальнего Востока с целью производства сельскохозяйственной продукции должны заниматься крупные агропромышленные предприятия, которым с учетом высоких рисков государство и муниципалитеты должны обеспечить льготный режим в первые годы освоения таких земель. Но это совсем другой вопрос.

        Что касается категорий граждан, не имеющих опыта работы в сельском хозяйстве, желающих переехать на Дальний Восток, и работать в разных отраслях экономики, земельные участки должны предоставляться в местах, уже максимально обеспеченных инфраструктурой, а не изобретать "вдогонку" мифические меры содействия освоения дальневосточного гектара.             

         Массовое предоставление земельных участков вне населенных пунктов, без какого-либо предварительного решения инфраструктурных и иных вопросов, неизбежно приведет к выводу из хозяйственного оборота на 5 лет  значительных массивов земель. За примером далеко ходить не надо. Возьмем практику бесплатного предоставления земельных участков многодетным гражданам для индивидуального жилищного строительства. Прошло 5 лет с начала предоставления, много ли из них освоено?

        Раздав все мало-мальские пригодные для хозяйственного освоения земли, муниципалитеты уже в самое ближайшее время могут оказаться не в состоянии предоставить земельный участок реальному инвестору, а стоимость реализации крупных инвестиционных проектов по строительству линейных объектов может существенно возрасти за счет компенсации при изъятии земель для государственных нужд номинальным пользователям и собственникам земельных участков.

         А как люди будут добираться до своего заветного гектара? Каких-либо обязательств по строительству дорог государством и муниципалитетами в данном законе не предусмотрено. Имеющиеся дороги до мест предоставления земельных участков правильнее было бы назвать бездорожьем. Хорошо, если кто-то может добраться для своего участка на вертолете, а что делать остальным рядовым гражданам?

         Закон предусматривает оказание органами власти содействия гражданам в обустройстве территории 20 компактно предоставленных земельных участков, расположенных не более 20 км от населенного пункта (пункт 24 статьи 8). Возникают вполне конкретные вопросы – что такое содействие, в чем оно может выражаться, есть ли для этого средства в местных и региональном бюджетах и почему в неравноправное положение ставятся различные граждане при предоставлении  "дальневосточного гектара". Не останется ли эта норма закона благим пожеланием? 

        Вдогонку к закону о "дальневосточном гектаре" в настоящее время в средствах массовой информации широко рекламируются планируемые меры поддержки обладателям "дальневосточного гектара". Но не будем лукавить – большинство из них были ранее, и выступали как элементы поддержки сельского хозяйства и индивидуального жилищного строительства, да и кредиты под 10% годовых с трудом можно назвать благом для человека.     

         Одной из новаций закона является новый упрощенный механизм перевода земель лесного фонда в земли населенных пунктов с последующим предоставлением их в собственность (пункт 14 статьи 10), означающий по сути переход к хуторной системе земель населенных пунктов, со всеми вытекающими отсюда последствиями - возникающими дополнительными финансовыми обязанностями у администрации муниципального образования, определенными статьей 14 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".  А у муниципалитетов есть на это средства?

         Закон формально запрещает продажу земли иностранцам. Но наш народ изобретателен, и обязательно найдет выход. В настоящее время Государственной Думой РФ рассматривается законопроект об упрощении получения гражданства Российской Федерации, согласно которому любой человек, родившийся в Советcком Союзе, будет иметь право в упрощенном порядке получить гражданство Российской Федерации. Не станут ли эти люди, с "чужим менталитетом и образом жизни", потенциальными собственниками дальневосточных гектаров?     

         Закон несет и косвенные негативные последствия. Каждый год в весенне-летний период Дальний Восток сталкивается с проблемой лесных пожаров, для предупреждения этого даже вводится чрезвычайное положение, ограничивается нахождение граждан в лесу в это время. Раздав земли лесного фонда в безвозмездное пользование или в собственность, не спалим ли мы наши леса, кто будет контролировать эту массу номинальных неизвестно где проживающих пользователей и собственников земельных участков?               

         В качестве одного из достоинств закона о дальневосточном гектаре  называют короткие сроки предоставления земельных участков по сравнению с предоставлением земельных участков в порядке, предусмотренном Земельным кодексом РФ. Это действительно так. Но за счет чего это достигается? Процедура подачи заявлений, сроки их рассмотрения и принятия управленческого решения, основания отказа в предоставлении земельного участка  принципиально идентичны друг другу. Сокращение общего срока предоставления земельных участков обусловлено заменой утверждения схемы расположения земельного участка на кадастровом плане территории утверждением ее на публичной кадастровой картой, размещенной в сети "Интернет", и упрощенным порядком постановки земельного участка на государственной кадастровый учет без проведения межевания, а по большому счету – за счет ухудшения качества принятия управленческого решения.

          Поясню на примерах. Как отмечают специалисты общественной организации "Экологическая вахта Сахалина", администрацией муниципального образования "Поронайский городской округ" из-за смещения границ на публичной кадастровой карте в сети "Интернет" 8 земельных участков отданы в границах заповедника "Поронайский" рядом с устьями ценных лососевых нерестовых рек Котиковая, Сигнальная и Учир.    

         В Республике Саха (Якутия)  на значительной территории реальные координаты и координаты, используемые при кадастровом учете, отличаются друг от друга от 500 м до  нескольких километров. Вот и подумайте, что может получится при раздаче земель по Интернету.

         Вызывает вопрос "юридическая чистота" предоставления гражданам земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения. Абсолютное большинство таких земель в начале 90-х годов было передано гражданам в общую долевую собственность, оставшиеся земли были включены в фонд перераспределения земель. Значительное количество граждан не сумели воспользоваться своими земли, а законодательно установленный позднее механизм перевода земельных долей в земельные участки и регистрации права собственности муниципальных образований на невостребованные земельные доли не сработал. Формально и сейчас многие такие участки находятся в общей долевой собственности, так как право собственности может быть прекращено только по решению суда. 

         И вот очередной пример. В Ханкайском районе Приморского края под раздел попали 150 га земель в районе сел Рассказово – Кировка – Турий Рог, которые по сути представляют собой невостребованные паи, находящиеся в общей долевой собственности граждан. Не исключено, что это не единственный случай.

         В Хабаровском  крае для того, чтобы искусственно увеличить количество земель, возможных к предоставлению по закону о дальневосточном гектаре, в два раза сократили площадь территорий традиционного природопользования народов Приамурья.

         Прошел год с принятия закона о дальневосточном гектаре. Особого ажиотажа в получении в безвозмездное пользование по 1 гектару земель у дальневосточников нет. В своем большинстве граждане оказались разумнее законодателя и, трезво оценивая свои возможности, наученные негативным опытом массовой передачи земель сельскохозяйственного назначения в общую долевую собственность в 90-годах, они поняли бесперспективность этой идеи. Чтобы повысить степень востребованности закона, уже задейстован административный ресурс -  вовлечение в добровольно-принудительном порядке всех служащих органов государственной власти и органов местного самоуправления в процесс получения земельных участков.

         Разработка и принятие закона всегда преследует определенную цель. На первых этапах разработки законопроекта широко рекламировалось, что закон будет направлен на переселение людей из западных регионов страны на Дальний Восток, а предоставление земельного участка в собственность будет возможно только при надлежащем использовании предоставленного в безвозмездное пользование земельного участка по истечении 5 лет.  

        Что же получилось в итоге? Первое - для получения земельного участка на Дальнем Востоке совсем не обязательно уезжать из Москвы.

         Второе – ни о каком надлежащем использовании земельного участка и его освоении для предоставления земельного участка в собственность не идет речи – пунктом 8 статьи 10 закона определено, что единственным основанием для отказа в предоставлении земельного участка в собственность  является  отсутствие  информация из компетентных органов, что правообладателем земельного участка не устранены нарушения земельного законодательства, выявленные при проведении проверки.

        Из всего сказанного выше вытекает вопрос – какова истинная цель этого закона? Действительно упростить и ускорить людям доступ к земле, активизировать процесс хозяйственного освоения земель и повысить эффективность их использования или повторить вариант "ваучерной приватизации", в результате которой одни стали миллионерами, а другие нищими, но уже в отношении самого главного общенародного достояния граждан Российской Федерации – земли?               

         Если первая – то в организационном плане это гораздо проще и, что самое главное, без нарушения основных принципов земельного законодательства, возможно осуществить в рамках Земельного кодекса РФ, с учетом специфики каждого дальневосточного региона.

         Разве у нас нет других, наиболее актуальных проблем по использованию земельного фонда?

         Что важнее – массовая бездумная раздача земель для неопределенных целей или создание эффективной системы землепользования, обеспечивающей оптимальное распределение земель между различными отраслями экономики с определением "горячих точек" для каждой категории земель, создание простого и внекомпенсационного механизма перераспределения земель, предусматривающего изъятие земель у неэффективных правообладателей земельных участков и внедрение новой системы платы за землю, стимулирующей землепользователей на проведение мероприятий по эффективному использованию предоставленных им земельных участков, поддержанию их в надлежащем состоянии, повышению плодородия почв, восстановления мелиоративных систем и т.п.? Например, в Австралии государство освобождает от налогов фермеров, затративших свои средства на строительство дамб, противоэрозионные мероприятия, борьбу с сорняками, вредителями и болезнями сельскохозяйственных культур, повышению плодородия земель, в размере, соответствующем 100% таких затрат.

        "Романтический период" в реализации закона о "дальневосточном гектаре" скоро закончится. Не за горами время, когда придется решать реальные проблемы. Не получим ли в качестве основного результата реализации закона еще большего разочарования людей действиями органов власти, не скажут ли они через 5 лет: опять нас обманули, поманив "бесплатным сыром в мышеловке"?

        Пора прекратить экспериментировать с землей. В 1917 году землю раздали крестьянам, через несколько лет забрали в колхозы, в начале 90-х годов – опять раздали людям. При этом, если при образовании колхозов забрали реальные земельные участки с реальными средствами для ее обработки - лошадью, плугом, бороной, домашним скотом, то в 90- х годах вернули ее в виде виртуальных земельных долей в балло-гектарах с виртуальными средствами производства - ведь один трактор нельзя было разделить на 10 человек. Что получилось, сколько крестьян реально владеют земельными массивами и хозяйствуют на них, а сколько земель ушло за бесценок в частные руки? 

           Дальний Восток - это особый регион. Ему  не хватает не земли, а человеческого капитала, инфраструктуры, достойных условий труда и работы. Выделение неосвоенных земель  граждан не решит эти проблемы.  

        Еще ни один федеральный закон не встречал такого массового недовольства и жесткой критики со стороны специалистов и населения.

        Активистами республиканского движения "Сир" ("Земля")в Якутии организуются митинги под лозунгами "Сохраним землю для будущих поколений", "Нет Интернет-раздаче земель", "Нет рейдерскому захвату земельных участков", "Ваучеры, бесплатный гектар, а что дальше господа олигархи?" [

        Интернет заполнен негативной информацией по закону о "дальневосточном гектаре".

        Я понимаю, что идея закона и его активное продвижение осуществляется отдельными высокопоставленными чиновниками. Но нужно быть выше этого. Мир устроен так, что люди, какие бы высокие должности они не занимали, приходят и уходят, а Земля остается, потому, что она вечна,  а общечеловеческие ценности  всегда должны быть выше конъюнктурных соображений.

        Обобщить сказанное выше можно метко сказанными в свое время словами В.С. Черномырдина "хотели как лучше, а получилось, как всегда".

        Таким образом, закон о "дальневосточном гектаре":

        - не соответствует целям государственной политики в области использования земельного фонда страны;

        - противоречит основным принципам земельного законодательства;

        - предусматривает снижение качество принимаемых управленческих решений при предоставлении земельных участков;        

        - не предусматривает какого-либо экономического обоснования размера площади при предоставлении земельных участков для различных целей;

        - содержит прямые коррупциогенные нормы;

        - не содержит механизма реализации отдельных положений и норм закона;         

        - способствует снижению доходов от платы за землю в региональные и местные бюджеты, а соответственно и затруднению финансирования мероприятий по охране земель и повышению их плодородия;

         - содержит нормы, препятствующие  решению государственных задач в сфере землепользования и возможности осуществлять единую государственную политику в области использования земельного фонда страны;

         - способствует увеличению сроков реализации крупных инвестиционных региональных проектов и их удорожанию в связи с необходимостью   увеличению количества земель, подлежащих изъятию для государственных или муниципальных нужд;

          -  приводит к затруднению предоставления земельных участков реальным инвесторам;          

          - содержит нормы, предусматривающие дополнительные расходы  органов местного самоуправления на развитие инфраструктуры земельных участков при переводе их в земли населенных пунктов;

          -  приводит к ухудшению традиционного образа жизни коренных малочисленных народов Дальнего Востока;

          -  способствует развитию побочных негативных процессов в плане сохранения лесов Дальнего Востока от пожаров;

          -  уже при его принятии вызвал отрицательное отношение со стороны широкого круга граждан, а в будущем может привести к возрастанию негативного отношения к органам государственной власти.

         Если Вы, господа Депутаты, действительно считаете себя представителями народа не только на словах, но и на деле, почему же Вам не прислушаться к его мнению? Речь идет не о чем-то противозаконном, а о соблюдении Конституции РФ, которая является основным законом Российской Федерации. 

         Статьей 9 Конституции РФ определено: "Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории".

         Обратите внимание - не основа жизни и деятельности всех народов Российской Федерации, а только проживающих на соответствующей территории.

         Дальневосточникам по одному гектару бесплатно в Краснодарском крае не выделяют, да и в Сибири, которая по условия жизни и плотности народонаселения несущественно отличается от Дальнего Востока, по одному гектару россиянам тоже не выдают.

         Зачем же устраивать такие эксперименты с Дальним Востоком?         

         Неужели трудно понять, что в любом начинании по-новому регулировать земельные отношения нужно исходить из того, что Земля – это прежде всего достояние, которое необходимо сохранять и приумножать как важную составляющую жизни на земле.

        Земля является основой существования человека, поэтому всякие непродуманные радикальные революционные преобразования в сложившейся системе землепользования крайне нежелательны, слишком велики риски негативных последствий.

         Поспешно принятый без широкого народного обсуждения закон о "дальневосточном гектаре" противоречит коренным интересам Дальнего Востока.       

         В настоящее время в Государственной Думе РФ рассматривается федеральный закон № 465407-6 "О внесении изменений в Земельный кодекс РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части перехода от деления земель на категории к территориальному планированию".

         В случае принятия этого закона и проведения на его основе полного комплекса работ по планированию использования территорий возникнет правовая основа для новых подходов к предоставлению земельных участков.

        До осуществления этих мероприятий закон о "дальневосточном гектаре" преждевременен.

        В связи с вышеизложенным предлагаю:

-   приостановить действие закона о "дальневосточном гектаре" до создания правовой базы, позволяющей реализовывать новые механизмы предоставления земельных участков;

-   во всех регионах Дальнего Востока и во всех муниципальных образованиях организовать широкое всенародное обсуждения закона "о дальневосточном гектаре" с целью его существенной переработки;

-   учитывая, что согласно статье 72 Конституции РФ земельное законодательство относится к предмету совместного ведения, делегировать право субъектам Российской Федерации принимать решение о возможности применения на территории субъекта федерального закона "о дальневосточном гектаре".                                                                           

С уважением, Н.М. Фролов

 

Дорогой друг!

    Если Вам не безразлична судьба дальневосточной земли, если Вы согласны с моей позицией, зайдите на  сайт:  http://www.onlinepetition.ru/приоостановить-действие-федерального-закона-о/petition.html , подпишите петицию и перенаправьте это обращение своим друзьям и коллегам.

Заранее благодарен, Н.М. Фролов