Бесценный опыт поколений

Рубрика:  

          Легко рассуждать, сидя на диване, укрывшись уютным пледом, подрёмывая под жужжащий телевизор. Особенно с возрастом нам кажется, что мы становимся умнее, и ругаем во что бы то  ни стало современных молодых людей, пришедших нам на смену. Их, конечно, есть за что ругать, но будем справедливы – у них нет нашего опыта, а у нас он есть, но нет их сил. Как говорится: «Если бы молодость знала, если бы старость могла…»

          К чему это я?   А к тому, что надо встряхнуться и вспомнить, что жизнь продолжается, и преемственность поколений зависит  не от молодых, а от опытных и мудрых профессионалов, не одно десятилетие отдавших любимой профессии. Поэтому ветеранам надо идти к молодёжи, - рассказывать, показывать, убеждать. Помогать   овладевать историческим опытом молодым людям – одна из главных задач ветеранов.                      

          Изучая  историю деятельности органов госбезопасности, мы узнаём, что  они  были всегда, но по-другому назывались, менялись их структура, подчинённость, основные направления в работе: то расширялись, то сужались.

          В Российской империи, например, у органов безопасности  не было своего спецназа, а сейчас есть, да ещё какой. Задержание боевиков леворадикальных партий проводили обычные полицейские и жандармы. Часто аресты сопровождались перестрелками и драками. Опасное это было мероприятие для сотрудников правоохранительных органов.  Хотя погибнуть или получить ранение можно было и в свободное от службы время.

       В годы первой русской революции боевики  леворадикальных партий объявили настоящую охоту на полицейских и жандармов. Полученный  тогда «охотниками» и жертвами опыт оказался востребован после Октябрьской революции. Первых охотно принимали на службу большевики. А вторым он помог выжить и перебраться за границу.

       В годы гражданской войны чекисты на практике постигали приёмы «активной разведки» и методы «малой войны». Полученный тогда ими бесценный опыт пригодился в двадцатые-тридцатые годы, когда потребовалось «ликвидировать» многочисленные восстания. А кое-кто вспомнил свою лихую молодость  и в годы Великой Отечественной войны, когда пришлось  командовать крупными партизанскими  отрядами и соединениями.

       Этот опыт пригодился органам государственной безопасности в 20-30-е годы и накануне Великой Отечественной войны. Именно тогда активизировались антигосударственные элементы, стремящиеся объединиться для борьбы против советского государства. Уже тогда было предотвращено появление «пятой колонны» из числа недовольных советской властью.Трудно предсказать, как они бы повели себя летом 1941 года и к чему бы призывали своих сторонников  в  СССР.

       Если перелистать историю органов госбезопасности по основным вехам, то, конечно, следует отметить, прежде всего, военный период 1941-45 годов. Известно, что органам госбезопасности было поручено создать в те годы особую структуру – «Смерш». Этого требовала война. «Смерть шпионам» основывалась на уже накопившемся опыте работы органов госбезопасности в довоенном периоде, но экстремальная военная обстановка требовала большей отточенности действий в вопросах разоблачения врагов государства.

      Разведка и контрразведка  конкретных чекистов и групп в тылу врага легли и ложатся до сих пор в основу многих художественных произведений. Это очень большой и серьёзный пласт работы  органов госбезопасности, без которой победа 1945-го была бы намного труднее.

      Вклад органов НКВД-НКГБ в организацию партизанского движения, диверсионную работу в тылу врага переоценить невозможно. Взрывчатка в руках чекистов оказалась очень грозным и эффективным оружием, тем более  с привлечением отлично подготовленного «собачьего спецназа».

       Сегодня, когда на Украине происходит разнузданный разгул  неофашизма, часто слышим возмущение людей в адрес нынешнего руководства России: «Как могли допустить такое, почему не пресекли на корню и допустили к власти «яценюков и порошенок?»

       Хочется немного охладить горячие головы: во-первых, Украина – это суверенное государство, а не союзная республика тем более  - не область в российской глубинке, поэтому вмешиваться в её внутренние дела нельзя. Хотя, имея большой опыт в решении конкретных задач за рубежом, повлиять на ход истории этого «самостийного» государства можно было. Во-вторых, корни у украинских нацистов и фашистов – очень глубокие.

       Борьба органов госбезопасности с ОУН, УПА, то есть с бандеровцами, украинскими националистами - это особая страница в их боевой истории.

       Следует заметить, что западноукраинское национальное движение начало активно проявлять себя на рубеже Х1Х-ХХ веков. Разумеется, оно существовало и раньше, но особой популярностью среди украинцев не пользовалось. Большинство жителей Украины равнодушно относились к идее искусственного разделения на «великорусов» и «малорусов». Аналогичную идею пытались реализовать и немногочисленные белорусские националисты, объявив об угнетении «великорусами» «белорусов». Коренные жители Белоруссии не поддержали эту идею, а суммы, выделенные иностранными спонсорами на развитие национального движения, были столь малы, что их хватало только на безбедное существование лидеров многочисленных эмигрантских антисоветских организаций.

       Украинским же националистам, проживавшим в Галичине (Западная Украина), повезло больше. В начале прошлого века ими заинтересовались правительства Австро-Венгрии и Германии. Галичане рассматривались Веной и Берлином в качестве передового отряда антирусской борьбы. Её целью было присоединение русско-украинских земель к территории Австро-Венгрии и Германии, а также выхода последней к побережью Чёрного моря.

        К моменту окончания первой мировой войны на территории Галиции фактически была сформирована многотысячная «пятая колонна», воспитанная на идеях украинского национализма. Первой, кто оценил её возможности и способности, была Варшава. В начале двадцатых годов Польша использовала её для проведения разведывательно-диверсионных актов на территории Советской России.

        Многочисленные банды западноукраинских националистов оперировали на территории Советской Украины, пытаясь дестабилизировать обстановку в регионе. А когда проживающие в эмиграции лидеры западноукраинских националистов обрели нового хозяина – Германию, то вся военная мощь «пятой колонны» обрушилась на саму Польшу. А в 1939 году, после того как Польша оказалась поделённой между третьим рейхом и Советским Союзом, закалённая в боях с польскими спецслужбами «пятая колонна» начала войну против мирного населения и советской власти». Таков был приказ Берлина.

       И так, история зарождения и функционирования бандитского подполья на Украине  имеет давность  около сотни лет. Например, в январе 1924 года на территории Советской Украины оперировало 47 банд общей численностью 468 человек. При этом они постепенно перерождались из политических в обычные уголовные, впрочем, как и в наши дни.

       Фактически к 1924 году с политбандами украинских националистов было вроде бы  покончено. Но так можно было рапортовать только не совсем информированным людям.  Главари бандитских формирований - Симон Петлюра, а за ним Евгений Коновалец  уже в 20-е годы начали сотрудничество с германскими спецслужбами. Германию интересовали прежде всего возможности западноукраинских националистов в сфере ведения разведывательно-диверсионной работы на территории СССР.  Но уже в 30-е годы прошлого века Варшава и Прага интересовали Берлин больше, чем Москва.

       На территории центральной и восточной части Украины, входившей в состав СССР, реальная деятельность украинских националистов была  значительно слабее, чем на территории Западной Украины, в Польше или Чехословакии. Объяснялось это не только эффективной деятельностью советских органов госбезопасности, но и активно проводимой Москвой политикой украинизации. Это не значит, что украинские националисты не представляли угрозы для Кремля. Больше всего руководство СССР беспокоили террористические акты, возможность возникновения «пятой колонны» в случае начала войны и диверсионные группы, проникающие из-за границы.

       Уже в 1929 году ОУН стала классической праворадикальной, террористической организацией, ориентирующейся идеологически на итальянскую модель фашизма – к тому времени самую передовую европейскую идеологию. 

       До начала 30-х годов прошлого века между западноукраинскими националистами и Лубянкой шла «тихая» война.

      Так, функционер ОУН Я.Гойвайс в 1930-1931 годах организовал так называемую «чёрную сотню» для разведывательно-диверсионной работы на территории Советской Украины. Группа была ликвидирована пограничниками.

      В схватках с чекистами и пограничниками на территории Советского Союза рядовые члены и эмиссары ОУН попадали в ГУЛАГ лет на десять. Расстреливать их стали чуть позднее.

       После того как Польша утратила независимость и стала частью Третьего рейха ОУН активизировала свою деятельность против Советского Союза.

       Первая попытка организовать антисоветское восстание была предпринята ОУН в конце 1939 года. Чекисты сорвали её, арестовав 900 потенциальных повстанцев.

      Позже было предпринято множество попыток тайного проникновения в Советский Союз. К весне 1940 года на территорию СССР сумели проникнуть до тысячи человек.

       То, как вели себя западноукраинские националисты в годы Великой Отечественной войны, как они выслуживались перед гитлеровцами, уничтожая свой народ, рассказывается в исторической и художественной литературе. Известно, что ничто не уходит в никуда, а имеет своё продолжение. Вот и нынешний украинский национализм – это генетическое проявление тех качеств, которые были присущи поколениям дедов и прадедов. Он не мог возникнуть ниоткуда, он годами культивировался в семьях и родах, не помогли и отсидки предков в лагерях, они только ещё больше ожесточили потомков.

       А думаете в душах детей и внуков российских полицаев, предававших свой народ в годы войны, другие душевные качества и мысли? Как только наступает удобный момент, здесь тоже даёт себя знать генетика. Отсюда – оголтелое разграбление страны, начавшееся в ельцинский период, множество технологических катастроф и так далее. Поэтому для чекистов лёгких времён не бывает: Родина всегда в опасности. Это не значит, что надо сосредоточиться на разгуле подозрительности и предубеждения к своим гражданам, чем отдельные наши коллеги сегодня страдают.  Изучая глубину чекистских приёмов, исторической правды самостоятельно, не надо гнушаться тем бесценным опытом, которым всегда могут поделиться ветераны разведки и контрразведки. Хотелось бы пожелать нынешнему руководству ФСБ  выработать систему в привлечении ветеранов к воспитанию молодых сотрудников.

       Дорогие друзья - ветераны госбезопасности! Ваш основной долг сегодня – не дать наделать глупостей нынешним вашим преемникам, и передать им лучшее, что вы наработали за десятилетия службы Родине.

       Практика - это лучший учебник в жизни.

 

В.И. Воейкова, лауреат литературной премии имени К.Симонова, член СВГБ по Дальневосточному региону