О валютном кризисе России в 2014 году

Рубрика:  

Сейчас, в конце 2014 г., наша страна переживает значительную встряску, связанную с обесценением рубля. На валютной бирже порой наблюдалась паника. Эту ситуацию можно было предвидеть, и многие экономисты предупреждали о возможности развития такого сценария. На мой взгляд, столь значительное обесценение рубля обусловлено внутренними причинами, внешнее воздействие (в виде санкций) лишь наложилось на ситуацию и усилило негативные последствия.

I. Причины

1. Отсутствие чёткой экономической концепции развития России.

2. Неверная система управления экономическими процессами. В течение уже 20 лет в стране господствует монетаристская концепция управления экономикой (грубо говоря, рынок всё решает сам), которая давно показала свою полную бесперспективность.

3. Отсталая структура экономики, которая не только не изменяется в пользу роста доли высокоэффективных производств, а, наоборот, сырьевая экономика преобладает всё больше. За последние три года (2011–2013 гг.) доходы федерального бюджета наполовину формировались за счёт нефтяной и газовой отраслей, причём их удельный вес возрос с 49% в 2011 г. до 51% в 2013 году. Валовый продукт страны также почти на четверть формировался за счёт этих же отраслей.

Вместе с тем рубль, вложенный в сырьевые отрасли, окупается примерно через 12 лет, в машиностроении – через 5–6 лет, в самых передовых отраслях, например электронике, – через три года. Пока в России, вкладывая в нефтегазодобычу и транспортировку, получают отдачу через 12 лет, к примеру, китайцы, инвестируя в электронику, четырежды окупают свои затраты. Из быстроокупаемых отраслей интенсивный рост наблюдался только в торговле. По расчётам Е.М. Примакова, доля торгового сектора в ВВП России в 2012 г. составила 26–27%, тогда как в США – 17%, в Китае – 9%. Торговые площадки достигли мирового уровня и торгуют в основном не отечественным продуктом. Такой перекос также не способствует росту производства. С подобной структурой экономики наша страна никогда не будет иметь высоких темпов развития и не станет высокоразвитой страной.

Поскольку цены на сырьё значительно зависят от мировой конъюнктуры, наш валовый продукт в стоимостном выражении всегда определяется состоянием этого рынка во всём мире, а не ситуацией внутри страны.

4. Излишнее увлечение приватизацией даже в ущерб государственным интересам, не принёсшее сколько-нибудь значимых доходов. Ставка на то, что частный капитал эффективнее государственного, не оправдала себя. Зачастую у нас в стране государственные предприятия захватывают, разоряют, капитал вывозят, а на большинстве приватизированных предприятий собственники в основном ведут работу на износ, получая максимум прибыли и вывозя её за рубеж. Более того, нередко выкачивается и вывозится не только прибыль, но и амортизационные отчисления. Из-за этого уровень инвестиций в основной капитал в целом по России колеблется в районе 12–20%, т.е. он раза в два ниже, чем в быстроразвивающихся экономиках. Кроме того, по данным экс-директора НИИ статистики В. Симчеры, на сегодня доля иностранного капитала у нас в промышленности фактически доходит до 75% с учётом второго и следующих уровней приватизации вместо 25% официальной. Это тоже опасный факт и результат «разгульной» приватизации.

5. Финансовая политика, не отвечающая целям развития собственного производства. Её главной задачей являются фискальные интересы, а не интересы стимулирования экономики. Суммарный уровень налогов в России такой же, как в развитых странах (около 40% ВВП), но там высокий уровень жизни населения и развитая система социальной защиты. Наш ориентир – уровень Китая, Бразилии, Мексики и т.д., которые ставят перед собой задачу более быстрого развития с целью догнать развитые страны по уровню жизни. В этих странах суммарная налоговая нагрузка в среднем в полтора раза ниже, чем в России, поэтому к нам неохотно идёт мировой капитал.

Кроме того, нынешняя финансовая и налоговая политика направлена на концентрацию почти всех финансовых ресурсов (примерно 80%) в федеральном центре за счёт, прямо скажем, обирания регионов и муниципалитетов (там, где живёт основная масса населения). Это тоже одна из отрицательных особенностей современной России. Надо пом­нить, что Россия – это не только Москва.

6. Бегство капитала из страны. Последние годы прошли под знаком всё усиливающегося ухода капитала за рубеж. В 2011 г. – 81,4 млрд. долларов, в 2012 г. – 53,9 млрд., в 2013 г. – 61 млрд., в 2014 г. – около 130 млрд. долларов (прогноз). Причём, по расчётным данным ЦБ РФ, за последние пять лет вывоз капитала по фиктивным и сомнительным операциям, а также серым схемам составил около 1 трлн. рублей ежегодно (по курсу на начало 2014 г.) и нисколько не уменьшался. В 2013 г. его доля достигла трети всего вывоза. При этом никаких видимых мер по ограничению вывоза капитала регулятором не предпринимается. Это прямая дорога к удушению российской экономики.

7. Малоэффективная политика в отношении развития малого и среднего бизнеса. На практике получение банковских кредитов при открытии мелкого бизнеса маловероятно, финансовая поддержка из специальных фондов незначительна. В результате малый бизнес у нас даёт где-то 8–10% валового продукта и 10–18% рабочих мест вместо 40–50%, как в развитых странах.

8. Раздутый административный аппарат и его чрезмерное вмешательство в экономику. У нас чиновник может закрыть любое производство или нанести бизнесу колоссальный вред. Кроме того, в бюджете России чрезвычайно большая доля затрат на содержание силового блока. По расчётам экономистов, суммарная численность людей с ружьём у нас сейчас около 5 млн. на страну с населением 145 млн. человек. Мало в мире найдётся стран с такой долей занятых в силовом блоке.

9. И наконец, коррупция. Общепризнанно, что коррупция в России съедает до 20% валового продукта, т.е. фактически мы вынуждены нести излишние затраты вследствие откровенного и массового воровства. Отсюда ослабление рубля, завышение стоимости нашей продукции и снижение конкурентоспособности России по большинству позиций. Коррупция – это государственная проблема, показатель эффективности государства, однако борьба с ней ведётся больше на словах.

II. Что произошло

Столь однобокое развитие экономики страны привело к тому, что объём товарной массы, производимый в стране, начал отставать от уровня общих трат государства и уровня заработной платы. Так, за последние 10 лет среднемесячная заработная плата в стране выросла с 7 тыс. рублей в 2003 г. до 39 тыс. рублей в 2013 г., т.е. в 5,5 раза. А если взять такие категории работающих, как госслужащие, военные, полиция, то средняя заработная плата здесь поднялась до 50 тыс. рублей, увеличившись за десять лет в 8,3 раза. Одновременно темпы роста предлагаемой товарной массы отечественными предприятиями были в несколько раз медленнее. Происходил всё больший дисбаланс между производством и фондом оплаты труда. Доля заработной платы в валовом продукте страны доросла до 35% (в развитых странах 40–50%). Но при этом общественная производительность труда оставалась практически неизменной и весьма низкой. Этот разрыв финансировался за счёт сверхдоходов от нефтегазового сектора (высокие мировые цены). В страну приходила «большая» валюта, на неё закупалась огромная масса товаров, заполнялся товарный рынок и баланс более или менее соблюдался, правда, постоянно провоцируя рост цен (высокую инфляцию). В СССР в конце 80‑х годов прошлого столетия была та же самая картина. Денежная масса значительно превышала товарную, но цены отпустить не могли, и возник товарный дефицит, а сейчас налицо их рост – как следствие инфляции.

Видя назревающую ситуацию, правительство давно должно было принять меры по стимулированию и расширению собственного производства, особенно товаров сектора лёгкой промышленности. В Россию от 40 до 80% всей товарной массы завозится из-за рубежа. В период высоких цен на нефть надо было инвестировать в развитие собственной промышленности, а правительство предпочитало создавать резервы, в т.ч. вкладываясь в иностранные ценные бумаги.

Как только кончились сверхдоходы от нефти и газа, а также упали цены на большинство сырьевых товаров (руду, металл и т.д.), возможности финансирования расходов государства резко снизились. В следующем году федеральный бюджет недополучит, по нашим расчётам, порядка 18–20% доходов. Это очень сильный удар не только по экономике, но и по материальному положению людей. По уровню реальных доходов населения страна откатится на несколько лет назад. Неизбежно вырастут цены на всю импортируемую продукцию. То же самое происходило и в 1998 г., когда рубль по отношению к доллару обесценился более чем в четыре раза.

III. Что можно сделать

На наш взгляд, для минимизации зависимости от иностранных государств и конъюнктуры мирового рынка сырья в будущем надо строить устойчивую экономику. Для этого необходим ряд мер.

1. Следует принять долгосрочный план-прогноз развития экономики России на предстоящие пять и десять лет. В этом отношении требуется чётко расписать программу перехода от сырьевой экономики к многоотраслевой, причём нужен структурный сдвиг в пользу высокотехнологичных отраслей. В этой же программе должны быть установлены приоритеты: что нужно делать в первую очередь, во вторую и т.д.; необходимо определить территориальное размещение предприятий, установить многоканальные источники инвестирования, сроки строительства и ввода тех или иных объектов и многое другое. Это не директивный план, как в СССР, это – план-рекомендация правительству, ориентир для проведения текущей политики. Это будут не общеразговорная программа импортозамещения, а конкретные предложения.

Для более эффективной плановой проработки концепции развития страны целесообразно восстановить госплан. Нынешнее министерство экономики не справится с этой задачей, да и специалистов таких там нет.

2. Хотелось бы видеть новых людей в экономическом блоке правительства, способных на решительные и квалифицированные действия.

3. Усилить руководство Центробанка, поставив во главе банка профессионального банкира, а не политика.

4. Считаем целесообразным обязать экспортёров продавать до 50% валютной выручки государству. Кстати, это уже делали в 90-е гг. в гораздо больших объёмах (70%). Конечно, последуют заявления о том, что это антирыночно, это всё равно потом надо отменять и т.д. Да, верно. Но верно и то, что в данный момент из страны со свистом улетает не менее 120 млрд. долларов. Вот давайте обуздаем процесс, остановим утечку капитала и обезвоживание российской экономики, тогда и меру эту можно будет убрать. Повторяю, идёт колоссальный вывоз капитала.

5. Период 17%-ной ключевой ставки, введённой ЦБ РФ, надо ограничить во времени, иначе, как и в 90-е гг., это будет губительно для экономики страны. Регулятор должен срочно отработать механизм предоставления инвесторам беспроцентных кредитов через уполномоченные банки с целью оживления экономики.

6. Временно ограничить количество банков, имеющих право работать с валютой. У Центробанка есть полные данные (сведения) о банках, занимающихся спекуляцией валютой. Нужно систематически мониторить деятельность таких банков, не пропускать никаких сомнительных сделок с валютой, ограничить её вывоз и ввести налог на вывоз тем, кто этим занимается в больших масштабах. Это тоже временная мера, но пожар нужно тушить срочно.

7. Требуется тщательно проанализировать и ввести 3–5-летний мораторий на ограничительные законы и акты, касающиеся промышленного производства, строительства и развития инфраструктуры. Особое внимание следует уделить развитию малого и среднего бизнеса, в частности  ввести регистрационный принцип открытия таких предприятий, опять же с мораторием на их проверки в течение 3–5 лет. Сделать это нужно в течение ближайших 2–3 месяцев и провести отдельным актом правительства.

8. Следует ввести норму уголовной наказуемости за попытку валютных спекуляций, ведущих к ослаблению рубля, которая должна действовать в отношении всех, невзирая на ранги, должности и т.д.

9. Нельзя допускать хождение валюты как платёжного средства внутри страны. Никаких ценников в у. е. и т.д.

10. Всячески стимулировать экспортёров любой продукции через предоставление им льгот при налогообложении, меньшего банковского процента при кредитовании, снятие административных ограничений. Такие же меры нужно применить к предприятиям, активно инвестирующим в производство и модернизирующим его.

В завершение хотелось бы отметить, что нынешний валютный кризис является предупреждением о необходимости действенных реформ в экономике России.

 

Михаил ВИНОКУРОВ, доктор экономических наук, ведущий профессор БГУЭП

«Аргументы Недели» № 49 (441) от 25 декабря 2014