Отморозки

Рубрика:  

Убийственный «кайф»

В обществе, а порой и в некоторых СМИ, в последнее время не редкость мнение: дескать, нечего делать жупел из наркотиков, особенно из тех, которые кто-то догадался окрестить «легкими». В ход идут рассуждения о праве человека на выбор жизненных приоритетов, о «безвредности» иного зелья по сравнению с алкоголем, о либеральном отношении к «дури» в некоторых процветающих западных странах и много чего еще в том же роде.

Что ж, добиваться жизненного успеха или погрязать в дурманной трясине, действительно, каждый сам выбирает для себя. Но вот те, кого угораздило проживать по соседству с наркопритоном или «ямой», круглые сутки торгующей отравой, выбора лишены и обречены существовать под сенью «шалмана» со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Но это еще полбеды. Органы нарконтроля и милиция в последние годы  достаточно эффективно ликвидируют наркоманские «малины»: содержатели притонов получают реальные сроки заключения, а «гнёзда порока» подвергаются постоянным повторным проверкам, чтоб разгул там прекратился раз и навсегда. Но у наркомании есть особый «метастаз», крайне опасный и плохо поддающийся «профилактическому лечению».

Почтальон звонит дважды?

Июньским днем в Хабаровске, в одной из квартир поселка им. Горького были обнаружены трупы пожилой женщины и ее взрослого сына с огнестрельными ранениями в голову. Как установила следственно-оперативная группа, стреляли, предположительно, из пистолета Макарова. Типовой комплекс поисковых мероприятий результата не дал. У пострадавших не обнаружилось врагов и подозрительных связей. Соседи и знакомые в поиске преступников тоже ничем помочь не смогли.  Однако  корыстный мотив был налицо. Жертвы не отличались богатством, но кое-какие деньги и ценности оказались похищенными. Дерзкое и жестокое разбойное нападение было совершено, по сути, ради грошовой добычи.

Спустя пару недель в том же поселке у себя на квартире выстрелом в грудь был убит предприниматель. И на этот раз не возникало сомнений, что налетчиками двигало стремление поживиться. Теперь добыча оказалась посолидней, но и она не стоила того, чтобы идти на «мокрое» дело. Оба преступления были совершены среди бела дня, грубо и с какой-то холодной  бесчеловечностью. Присутствовало немало общих деталей преступного почерка. Удалось выяснить, что бандиты располагали легковым автомобилем. Не исключалось также, что помогала им некая молодая особа. Возможно, она служила «ключом», открывающим двери квартир. Беспечные жильцы легко могли впустить к себе девицу, представлявшуюся работницей какой-нибудь коммунальной службы или почтальоном. А уж следом за ней врывались громилы. Сама собой напрашивалась версия, что орудует одна и та же вооруженная банда. Вскоре это подтвердила баллистическая экспертиза пуль, изъятых на местах происшествий.

Но налетчики-«профессионалы» обычно действуют иначе, заранее присматривая богатую жертву и избегая неоправданного насилия. Их главные методы – запугивание, психологическое и физическое подавление. Но не убийство. Сотрудники уголовного розыска предположили, что мотивом неадекватной жестокости могла послужить… наркотическая зависимость. Эту версию принялись разрабатывать в числе приоритетных.

Оперативники стали процеживать и анализировать информацию о «ямах» и наркопритонах. Вскоре в поле зрения попал молодой человек, владелец «иномарки», плотно сидевший на наркоте. Но брать его голыми руками не имело смысла. За парнем установили наблюдение. Задержали его с поличным, в момент наркосделки. Дальнейшее было делом техники. От водителя ниточки потянулись к его подельникам, которых вскоре взяли в Южном микрорайоне. При обысках были изъяты помповое ружье и боеприпасы, газовый пистолет, переделанный для стрельбы боевыми патронами, наркотики. Экспертиза установила, что упомянутые убийства совершены из найденного пистолета. Удалось выяснить, что на счету группировки и другие особо тяжкие преступления.
Мотив, толкавший бандитов на злодеяния, полностью подтвердился.

«Сладкая парочка» с пистолетом.

Сергей и Геннадий отбывали срок в одной и той же исправительной колонии. У обоих за плечами солидный криминальный опыт. И неистребимое пристрастие: наркотики. От него не смогла отлучить даже зона. Геннадий, тот вообще не мог жить без «дури». И оказавшись на свободе вместе с приятелем, попал в затруднительное положение. Ломка, как безжалостный хищник, преследовала его по пятам.

Любое воровство требует своеобразного мастерства. Карманники – признанные «виртуозы» преступного мира. Домушничеством при обилии железных дверей и решеток заниматься тоже не просто. Автоворовство нуждается в хорошо отлаженной системе и дисциплине участников шайки. Ни на что подобное Геннадий и его приятель не были способны. А доза требовалась постоянно. Поэтому был выбран дерзкий и примитивный криминальный промысел – разбой.

Случай свел приятелей с приезжей девицей. Та тоже сидела на мели, работать не желала, а потому легко пошла в помощницы к бандитам, согласившись на роль вышеупомянутого «ключа»: на приятный женский голос будущие жертвы отпирали двери безо всяких опасений. У новоявленной банды появились и другие пособники, включая того самого водителя легковушки.

Едва удавалось раздобыть деньги, Геннадий набрасывался на зелье, словно голодающий на хлеб. Ему требовалось по шесть уколов в день, а потому он постоянно пребывал в полуневменяемом состоянии. Тут было не до разработки изощренных планов налета. Как только обзавелись оружием, пошли грабить, можно сказать, первую попавшуюся квартиру. Геннадий посчитал, что убийство – самый надежный способ замести следы. В наркотическом безумии он стрелял хладнокровно, будто в компьютерной игре. После первых трупов бандиты решили, что терять им больше нечего…

«Отмороженная» банда, без сомнения, загубила бы еще немало жизней, ведь наркотическое пристрастие не оставляло ей другого выхода. Преступников удалось остановить, суд определил им максимальные сроки наказания.

«Раскольников» в юбке.

Случай этот – отнюдь не исключение. Похожая организованная преступная группировка действовала в районе Железнодорожной слободки в Хабаровске. Налетчики врывались в частные домишки стариков-пенсионеров, угрожая обрезом и избивая несчастных, отбирали у них жалкие сбережения, отложенные обычно на похороны. Здесь тоже не обошлось без смертоубийств: старушку, упрямо не желавшую расставаться со своими рублишками, застрелили в упор и сбросили в подполье. Еще одна вооруженная банда терроризировала жителей поселка Красная Речка. Злодеи были изловлены и получили по заслугам. Участники таких группировок, как на подбор: освободившееся из зон уголовное отребье, опустившаяся безработная молодежь и даже беглые солдаты. А главная причина их злодеяний – неизбывная потребность в наркотиках, «легких» ли, «тяжелых», обычно без разницы. Потому что наркоман, дошедший в своем пристрастии до определенной черты, употребляет любое зелье. И ради него готов без колебаний украсть, ограбить, убить.

Череда печальных примеров этим не исчерпывается. Преступления на почве наркотической зависимости нередко отдают жутким  «сюром». Жила в Хабаровске молодая мать-одиночка с малолетним ребенком. Доля всегда нелегкая, но в данном случае она усугублялась тем, что горе-мамаша крепко сидела на игле. Когда ломка сделалась невыносимой, а средства добыть стало неоткуда, женщина нашла «радикальный» выход, заделавшись эдаким «Раскольниковым в юбке».

В том же подъезде проживала престарелая пара. В день, когда почтальон приносил пенсию, «соседушка» постучала к старикам. Те, не подозревая плохого, впустили ее в квартиру. Грабительница посредством молотка и веревки разделалась с обоими. Но насчет пенсии она просчиталась.

Лишь счастливый случай спас от той же участи почтальоншу, которая явилась в самый неподходящий момент, сразу после убийства. Она толкнула незапертую дверь, вошла в прихожую, окликнула хозяев. Преступница затаилась, приготовившись отправить на тот свет и непрошенную гостью. Но непонятная тревога остановила почтальона. Не дождавшись ответа и чуя неладное, она не пошла по комнатам, а отправилась звонить в милицию.

Преступнице удалось отыскать стариковские сбережения – около восьми тысяч рублей. А вскоре по ее следу уже шли оперативники. Дома убийцу не застали. Спихнув ребенка знакомым, она скрылась. Задержать ее удалось вскоре на железнодорожном вокзале. Как выяснилось, она собиралась ехать… в женский монастырь – не то замаливать грехи, не то в надежде отсидеться. Объяснить свое намерение она толком не могла.

Огрехи статистики.

Менее опасные преступления наркоманы совершают постоянно. Они воруют все, что попадет под руку. И не только  у чужих, но и у родственников, знакомых. Пристрастие к зелью и угроза ломки исключают наличие каких-либо нравственных установок.  Уличные грабежи, вымогательство, мошенничество – обычный способ раздобыть деньги на дозу.

Сколько же преступлений совершается в состоянии наркотического опьянения? В прокуратуре края на мой вопрос ответили так: больше, чем регистрирует официальная статистика. Когда подозреваемого задерживают не по горячим следам, а позже, установить, употреблял ли он зелье, не всегда возможно, если он не махровый хроник. А если преступник попался сразу, процедура его освидетельствования на предмет наркотического опьянения составляет немалую мороку. Оборудования для экспресс-анализа, как у западных полицейских, у наших правоохранителей нет. Вот и случается порой, что задержанный, пребывающий под «кайфом», чтобы скрыть свои истинные пристрастия, заявляет, что он пил спиртное. А должностные лица «верят» ему и отражают это в учетной документации. Каково количество подобных случаев, с точностью сказать не может никто. Но и без того ясно, что наркотики – сильнейший катализатор «отмороженной» уголовщины.

Не смахивают ли разговоры о легализации «легкой» наркоты на потворство криминалу – вольное или невольное?

Кирилл ПАРТЫКА