Чекистская семья

      Семья, внутренне спаянная любовью и счастьем, есть школа душевного здоровья, уравновешенного характера, творческой предприимчивости.

       В просторе народной жизни она подобна прекрасно распустившемуся цветку».

И.А.Ильин                       

       Когда   ветераны собираются на общие мероприятия, то  преображаются  до неузнаваемости. Часто забывая о солидном возрасте, начинают    подшучивать, шалить, словно  соскучившиеся братья из одной семьи после длительной разлуки, - то обнимутся, то,  по-пацански,  похлопают друг друга по плечу: как, мол, жив ещё, курилка?

      Чувствуется, что они всегда  очень   рады  встрече.  Но за ежедневной суетой жизни им  видеться приходится нечасто. А хотелось бы. Ведь они же знают друг друга с молодых лет, да так хорошо, как   их даже самые близкие люди – жёны и дети - не знают.  Поскольку  ни один десяток лет    вместе прослужили в органах госбезопасности. Что ни говорите, а это - особая служба.  Нередко ребятам приходилось бывать  в одних и тех же передрягах, рисковать,   выручать друг друга.  Ветераны помнят многое, но не  обо всём могут говорить  вслух   даже   теперь, спустя годы.  Бывает, что в их воспоминаниях  проскользнут только намёки о чём-то, но вдруг произнесённые   два - три слова вызывают общий взрыв  хохота. Постороннему не понятно, почему    все мигом  так среагировали. А они вдруг разом вспомнили всю картинку, тем более, что с полуслова   научились понимать друг друга, без лишних комментариев. Привыкли. Работа была у них такая. Под грифом «СЕКРЕТНО».

      Не припомню, чтобы, встречаясь   с Владимиром Александровичем Цюпко, кто-то из бывших его коллег выражал свою радость  таким же образом, как с другими,  озорно и бурно. С ним всегда здороваются за руку, всегда искренне, сдержанно, но  с должным почтением и уважением.  Не могу представить ни хохмачества, ни панибратства и с его стороны по отношению к другим.  Предположу, что если он и позволяет себе какие-то вольности, то только в очень узком кругу.

       Его сестра Галина Александровна подтвердила:  «Мы так воспитаны. В нашей     семье детей приучали всегда быть доброжелательными, но   сдержанными. Образцом поведения во всех случаях жизни служили  отец и мать».  На мой вопрос о том, неужели  Владимир Александрович всегда так выдержан и ровен, Галина Александровна, слегка улыбнувшись, лаконично ответила: «В жизни всё бывает».

        Конечно,  корректность коллег вызвана ещё и тем обстоятельством, что Владимир Александрович – врач. Своим товарищам по службе, членам их семей он оказывал медицинскую помощь на протяжении почти двадцати  лет, так как в Управлении КГБ по Хабаровскому краю  служил в  должности начальника  военно-медицинской службы. А к хорошему врачу у нас отношение, слава Богу,   уважительное. И доверительное. Только врачу и Богу человек может рассказать о самом сокровенном. Не зря же Владимир Александрович запомнил слова, которые ему на заре юности  говорил генерал-лейтенант С.В.Толкунов, тогдашний начальник УКГБ по Хабаровскому краю, впоследствии –  генерал-полковник, начальник инспекторского управления КГБ СССР:

     «Хороший разведчик  проходит сквозь любые стены, а перед хорошим врачом открываются  любые двери».

     После выхода в отставку (на пенсию) Владимир Александрович Цюпко не сел на берегу с удочкой, хотя это тоже неплохое занятие. Он продолжает  врачевать. В  медицинском центре, который  возглавляет В.А.Цюпко, мне  приходилось встречать его бывших сослуживцев –   ветеранов, пришедших к доктору за помощью или  советом, других солидных пациентов. Его врачебный опыт, золотое сердце, интеллект притягивают к нему хороших людей. Ведь «подобное притягивается к подобному».

     Судьба ему благоволит сводит с людьми его диапазона.  Ему близки по духу, например,  народный артист России   Сергей Николаевич Лычёв, народный художник России  Виталий Петрович Дроздов.  Это наши знаменитости и золотой запас  страны. У каждого из них так же,  как и у Владимира Александровича, своя профессия, свой  талант. Но, тем не менее, им хорошо вместе, всегда есть о чём поговорить. У них сложились душевные семейные отношения.  А сближают их главные качества – порядочность, разносторонние интересы в жизни,  стремление служить людям как можно лучше.

     Недавно Владимир Александрович рассказал мне  о  талантливом человеке  Алексее Алексеевиче Никитине, дал прочитать его книгу. Разделяю   мнение Владимира Александровича. А.А.Никитин, действительно,  удивительный  человек, каких, к сожалению, мало. Музыкант, психолог, опытнейший педагог, создатель и руководитель инновационного Центра эстетического воспитания в Хабаровске,  автор научной  книги «Художественная одарённость». Цель этой работы заключается в том, чтобы научить людей  не тому, как «набивать» карманы, а тому, как выявлять, развивать в нашем сумбурном обществе ростки  художественных способностей  у российских детей.

     «В обществе, высшей ценностью которого признаётся «человеческий капитал», одарённость является наиболее «капиталоёмким»  ресурсом нации, страны, государства (не в смысле денежной стоимости, а в смысле социальной ценности),  а детская художественная одарённость – главный источник этого пополняемого ресурса, необходимое условие развития общей одарённости личности», - по-государственному, патриотично и перспективно   размышляет А.А.Никитин.

       Владимир Александрович - человек, не застывший  на уровне полученных когда-то познаний  секретов  врачебного дела. Кроме традиционной медицины его всегда интересовали и другие  зарекомендовавшие себя методики по оздоровлению человека.   Поэтому в энергетической кампании  он уже несколько лет возглавляет «Центр психофизической лаборатории и медицинский центр», в котором  для диагностики и лечения больных  применяется методика  биоэнергетической (квантовой) медицины.

Во всём мире она давно известна и широко используется, поскольку  сводится к древнему правилу ЛЕЧИТЬ ЧЕЛОВЕКА, а не только отдельно взятую болезнь. В нашей стране разные врачи относятся к этой методике по-разному. Ортодоксы – только за старые методы, новаторы – за прогресс. Владимир Александрович – новатор.    

      На   вопрос: «Как стал чекистом?» - он сдержанно так, как умеют только  воспитанные люди,  улыбнувшись,  ответил:

      - Я собственно – не совсем чекист, в узком понимании этого слова, поскольку в оперативной работе участия не принимал, в  точках боевых действий не  был. Я следил за здоровьем чекистов. Конечно, был в курсе многих дел управления, но с детства умею держать язык за зубами, потому что вырос в семье   отца - чекиста и мамы – врача.

      Во-первых, в те годы не было принято хвастаться, где и кем работал  папа. Хотя помню, в нашей квартире происходили какие-то встречи, необходимые для его работы. Один на один. Мы при этом не присутствовали. И никогда никому ничего не рассказывали. Этому нас учила   мама.

      Во-вторых, профессии обоих  моих родителей предполагают, что  тайны надо хранить бережно.

      Вспоминая своих   папу и маму, я чувствую  себя очень счастливым и удачливым человеком. Они оба всей своей жизнью стали для меня, моих братьев и сестры  образцом трудолюбия, порядочности, обязательности и скромности, наглядной школой, как надо относиться к жизни, к своему делу, друг к другу и вообще – к людям.

      Жизненную мудрость они черпали от своих родителей. К примеру, мой дед  по отцовской линии Антон Максимович, в юности из Украины  попал служить в пограничные войска в Приморье. Дослужился до капитанского  звания. Потом, получив высшее образование, работал директором школы №1 в Хабаровске. По рассказам моих родителей характером  дедушка  оставался строгим. Он был человеком серьёзным, ответственным и   умным, не терпел хамства, в том числе -  ненормативной лексики. Эти качества легли в основу характера  моего папы, и его многочисленных братьев и сестёр. У деда было 10 или 11 детей, точно не помню.

     Отец мой в жизни добивался всего сам. В ту пору даже не знали такого слова – «протекция». Не знал об этом и мой папа, прошедший путь от рабочего до полковника КГБ. Началом его трудовой биографии   стала   должность помощника кочегара, поскольку он поступил учиться в железнодорожный техникум и материально должен был обеспечивать себя сам. Учился папа хорошо. И школу, и техникум окончил с отличием. После  техникума был направлен на работу в Управление железной дороги в мобилизационный отдел.

      Когда началась Великая Отечественная война, отец подал рапорт  о направлении его в действующую армию. Но вместо этого, был призван на службу в  транспортный  отдел МГБ СССР.  Вскоре стал работать в территориальных органах госбезопасности. Впоследствии руководил подразделениями  в Бикине, Облучье, Комсомольске-на-Амуре,  Хабаровске (управление МГБ на транспорте).

      Только в сорок пять лет папа получил высшее образование, окончив заочно Высшую школу КГБ. После этого был назначен начальником отдела города Комсомольск-на-Амуре на полковничью должность.

      Своё детство  хорошо помню. У нас в семье   было четверо детей – трое братьев и сестрёнка. Помню,  мама всегда поддерживала в семье культ отца. Она говорила нам, что у папы очень сложная и ответственная работа, никто из нас не имеет права его подводить. Мы старались, как могли. Конечно, не обходилось без шалостей, случалось, что и хулиганили понемножку, ведь мы же были детьми. Нет, не паиньками росли. Ещё как могли подраться, например. Думаю, что, особенно, маме мы доставляли много хлопот. Оглядываясь назад – в наше детство,  ещё с большей благодарностью  оцениваю своих родителей, которые сумели не  упустить  нас в суете их трудовых будней,  а постарались  помочь  каждому развить добрые начала, максимально  исключив дурные качества.

        Помню,   мы всегда очень переживали за папу. Однажды  узнали  из каких-то источников   об объявленной амнистии для уголовников (это было при Хрущёве), и о том, что вагоны с этими людьми стоят на  станции,  и все жители города, даже цыгане, от них попрятались. А уголовники, якобы, всех подряд грабили.

      Мы знали, что папа должен быть там. Думали, что ему грозит опасность. Тогда старший брат Виктор решил тайком пробраться к вокзалу, чтобы в случае чего помочь папе. На правах старшего, видимо, осознавая опасность, он запретил даже брату Юре идти с ним. Юра запретил мне, как самому младшему из братьев, а сам тайно от Виктора пошёл. Ну, как же я не пошёл бы!?  Конечно, тоже пошёл, прячась, сразу от обоих братьев.        

      Так мы, таясь друг от друга,   пробрались к месту «опасности».  Старшему Виктору тогда   было где-то 10-12 лет, а  мне - лет 5-6. То ли палки у нас в руках были, то ли железки какие-то, - не помню. Но к обороне, в случае нападения уголовников на папу, как каждому из нас казалось, мы были готовы. Конечно, ни папа, ни мама о нашем «мужественном» порыве даже не догадывались.      

      Что же мы увидели? На папу никто не нападал. Он мирно беседовал с какими-то людьми. А после мы узнали, что проблема всё-таки была серьёзная. Амнистированным людям надавали обещаний. Но, как всегда, кто-то что-то не  так понял,  чего-то не сделал – и пошла «буза». К  кипевшим злобой уголовникам   милиция не могла подступиться. Через  их вожаков на озлобленную массу  повлиять мог только начальник городского отдела КГБ. После того, как людей накормили и выполнили данные им обещания по решению ещё каких-то проблем, они успокоились и организованно были отправлены к местам следования. Мы поняли тогда, что  папу уважали даже такие люди, как уголовники. Ему верили и доверяли. Мы по - детски очень им гордились. Я и сейчас горжусь.

       Нынешние ветераны органов КГБ-ФСБ Ю.И.Катков, Л.Л.Ковнат, А.И.Квасков, В.В.Богойчук,  знавшие полковника КГБ А.А.Цюпко,  помнят, что он был грамотным оперативным работником, смелым в принятии решений руководителем. Являл собой пример настоящего офицера, умного, воспитанного, ответственного. И интеллигентного человека.

       Недаром  начальник Управления КГБ-ФСБ по Хабаровскому краю В.В.Пирожняк считал его своим учителем по многим вопросам.

       Но так результативно, как Александр Антонович мог работать человек только с прочным тылом. Как известно, таким тылом всегда является семья, а точнее тот факт,  насколько «удачно человек женился».

       Кто-то из мудрых сказал, что «хорошая семья - это корабль, на котором  командует старпом командира». Владимир Александрович вспоминает:

     - Мама всегда подчёркивала, что в нашей семье главный – это папа. Всё делала для повышения его авторитета, создавала  нормальные условия в семье, во всём поддерживала отца, помогала ему, действительно,  как надёжный  «помощник»   командира.  Она  была умнейшим человеком. Как сейчас оцениваю: такая жена – это подарок судьбы. Вообще, их невозможно разделить – маму и папу. Они – одно целое были всегда и во всём.             

     Мама моя, Лидия Васильевна, тоже из большой семьи. (Представьте себе,  её бабушка Дарья Васильевна имела звание – «Мать – Героиня»).     

     С папой мама  познакомилась, когда   приехала к старшему брату- начальнику погранзаставы  на каникулы. В юности  училась на рабфаке в Москве. Уже с  двумя детьми на руках во время Великой Отечественной   сумела успешно окончить Хабаровский медицинский институт. Помню, она постоянно работала. К тому же была хорошей хозяйкой,  отлично готовила. Умела из ничего сделать что-то. Роскоши у нас  в доме не  наблюдалось, но всегда было чисто и уютно. Ничего не выбрасывалось, всё перешивалось, перекраивалось и вновь использовалось. Экономно жили. Бережно.

     Наши родители учили нас тому, что умели сами.  Именно на их примере мы научились самостоятельно строить свои судьбы. Все мы получили высшие образования. У каждого из нас есть разнообразные интересы. Все любим книгу. Честно служим избранной профессии. По-доброму относимся к людям.

       Мой  старший брат Виктор - подполковник в отставке, служил в ПВО армии, имеет государственные знаки отличия. После демобилизации стал преподавателем,  был удостоен звания «Заслуженный учитель Украины», проживает в Крыму.

     Второй брат Юрий тоже имеет интересную биографию. Как  папа, он начал трудовую деятельность с рабочей профессии и вырос до  руководителя крупного предприятия. В авиационной промышленности страны Юрий – не рядовая фигура. Он работал первым заместителем генерального конструктора, генерального директора в Комсомольске-на-Амуре. Под его руководством проводились первые зарубежные демонстрации СУ-27. В фирме по производству МИГ-ов  он  был  первым заместителем генерального директора по производству. Проживает в Москве.

     Я очень горжусь своими братьями.

     Самая младшая в   семье сестрёнка Галина - очень долгожданный ребёнок. Взрослые потом шутили, особенно надо мной и Юрой: «Любите свою сестрёнку. Её так долго ждали, что, благодаря  этому,   и вы с Юрой успели родиться».

    Я вижу в Галине мамину доброту, контактность, корректность, большое трудолюбие. К ней так же, как и к маме, очень хорошо относятся больные. Она без колебаний пошла по стопам мамы и стала врачом-терапевтом высшей категории. Работаем вместе.

     Я в семье – третий сын. Жизнь моя выстроилась традиционно: школа – армия – институт. Уже в армии (служил секретчиком полка)  должен был сделать выбор: служба в органах госбезопасности или медицина? Мне предлагались на выбор три военных вуза, причём поступление -  без экзаменов. Подумав, остановился на медицинском.

     Окончив Хабаровский мединститут, отработав  восемь лет, в том числе четыре из них врачом психоневрологом, был направлен в Управление КГБ по Хабаровскому краю на должность начальника  военно - медицинской службы.    Вышел в отставку в звании подполковника. Уже 15 лет работаю в системе энергетики, возглавляю Медицинский центр.     

       Все лучшие качества, которые у нас  есть, приобрели благодаря тому, что  жили в семье  замечательных родителей. Мы не имели права их подводить и огорчать.

      К сожалению, их давно уже нет с нами. Прожили папа и мама по 72 года. Ушли из жизни друг за другом.    

      Конечно, я расспросила Владимира Александровича и о его семье. Он рассказал, что его жена Инна Николаевна – чудесный человек. она - преподаватель английского языка в  вузах, энтузиаст  своего дела. Её очень любят студенты. Вместе  вырастили двоих детей - дочь и сына. Дочь окончила два вуза, вторая профессия как у Инны Николаевны, а сын  окончил мединститут.   Владимир Александрович  очень любит внучку – подарок дочери.

      Пока продолжения чекистской династии не получилось. Но жизнь ещё впереди.

     И мы   вспомнили его друзей-товарищей по  управлению госбезопасности, его замечательного руководителя Виталия Владимировича Пирожняка, совместной службой с которым очень гордится Владимир Александрович. Как в своё время В.В. .Пирожняк считал учителем во многих жизненных ситуациях Александра Антоновича Цюпко, папу Владимира Александровича, так  Владимир Александрович считает своим учителем В.В. Пирожняка.

       - Я бы не хотел, чтобы у вас сложилось мнение, что жизнь у наших родителей и у каждого из нас прошла «без сучка и задоринки». Конечно, не только доброжелательные люди встречались, но были и «выстрелы в спину», и такие факты, когда предавали казавшиеся надёжными люди. Всё бывало, как у всех.

       Главное, надо было выстоять, не опускаться до выяснения отношений. Не терять человеческого достоинства. Этому нас учили наши родители. Недаром о папе говорили, что он чекист, но - в белых перчатках.

      И всё же хороших людей намного больше. В том и состоит радость жизни.

      Великая награда для человека – его память о хороших людях, делах и поступках. Пусть она будет долгой. Удивительно, но в этой жизни мы так зависим друг от друга: и родители, и дети, и друзья.

      В.И. Воейкова

Фотографии из семейного архива:

1. Цюпко Владимир Александрович

2. Цюпко Александр Антонович

3. Цюпко Лидия Васильевна

Уважение - доктору и его родителям.