Атаман Гамов

Рубрика:  

 Биографическая справка

Гамов Иван Михайлович (1885 (1886) - 18 января 1969). Родился на хуторе Верхне-Благовещенском Екатерининского станичного округа Амурской области. Учился в г. Благовещенске в четырехклассном городском училище, затем окончил педагогические курсы. После окончания курсов работал учителем начальных классов в нескольких станицах Амурской области.

В 1898-1902 гг. учился в народной казачьей школе в Верхне-Благовещенском, с 1903 по 1906 гг. – в городском училище, с 1906 по 1908 гг. – на педагогических курсах Министерства народного просвещения.

В 1912 году был десятидворным представителем от Верхне-Благовещенского хутора на Екатерининском станичном избирательном съезде по выборам выборщиков для избрания депутата IV Государственной думы от Амурского и Уссурийского казачьего войска, где и был избран выборщиком.

28 октября 1912 года в г. Хабаровске на казачьем съезде был избран депутатом IV Государственной думы от Амурского и Уссурийского казачьего войска.

В Государственной думе примкнул к фракции конституционных демократов, участвуя в работе казачьей и сибирской парламентских групп. Кроме того, принимал участие в деятельности думских комиссий: по народному образованию и рыболовной. На думских заседаниях неоднократно выступал за передачу войсковых школ Амурского и Уссурийского казачьего войска и др. казачьих войск в введение Министерства народного просвещения, поскольку войсковые школы финансировались за счет доходов получаемых от питейной торговли.

В 1916 г. выдержал экзамен на свидетельство зрелости при Петербургском учебном округе. Принимал активное участие в февральской революции 1917 года. В апреле 1917 года был избран атаманом Амурского казачьего войска. После октябрьской революции 1917 года выступил против большевистской власти.

С октября 1917 по март 1918 года фактически возглавлял Амурскую область. 6 марта 1918 года возглавил восстание против советской власти, т.н. «Гамовский мятеж» который закончился неудачно, и И.М. Гамов с казачьими отрядами был вынужден отойти в Китай (Сахалян), откуда в июне 1918 г. снова вторгся на территорию Амурского казачьего войска.

Летом - осенью 1918 г. вел бои на Амурском фронте в восточной части Амурской области. Формально подчинялся генералу Хорвату, но после установлением Хорватом тесных связей с японцами, отошёл от него.

21 сентября 1918 г. А.Н. Алексеевский сформировал правительство Амурской области, в состав которого вошёл и атаман Амурского казачьего войска И.М. Гамов. После окончательного установления советской власти на Дальнем Востоке был вынужден иммигрировать в Китай.

С 1917-го по 1920-й  атаман И.М. Гамов считает себя состоящим на военной службе, военного образования не имеет. В мирное время не служил, орденов и знаков отличия не имеет, ранений и контузий тоже.

Православный. С 1920 по 1925 год служил учителем (преподавал арифметику и историю) в школах Северо-Маньчжурской железной дороги, с 1925 по 1945 г. - заведующим в русских школах Северной Маньчжурии. Состоял в Амурской станице Военно-казачьего союза (Союз казаков на Дальнем Востоке) в Харбине, почетный казак станицы. В газетах, журналах не работал. До 1944-го входил в состав правления Русского учительского общества.

В 1937 г. окончил в Харбине юридический факультет. Основная специальность – педагог, преподавал арифметику и историю; другая – юрист. Свободных профессий не имел.

На момент заполнения списка временно заведовал школой на Старохарбинском шоссе, жалованье 119 гоби в месяц, пенсии не получал, на иждивении жена. Недвижимого имущества не имел и не имеет. Занимал казенную квартиру: комната и кухня. Перемещения по работе не желает. В иностранных фирмах не служил. Хорошо владеет английским языком.

Под судом и следствием, ни при каких властях не был. Близкий знакомый в Харбине - Ефим Иванович Шестаков, эмигрант, домовладелец. В Маньчжурию прибыл из Благовещенска, нелегально бежал через границу. В 1939 г. ездил в Дайрен с экскурсией, в другие места не выезжал. Разрешения на выезд в Советскую Россию никогда не имел. По убеждениям монархист. До 1917-го в революционных партиях не состоял, в советских организациях тоже, агентом ГПУ не был. В советские учреждения подписки не давал; до 1917 года и при большевиках в разведорганах не состоял.

В личном деле Гамова последние по времени документы и выписки из харбинской газеты «Время» относятся к концу мая 1945 года. Свидетельств о дальнейшей судьбе атамана и его семьи пока нет, хотя легенды на этот счет существуют. Одна, ведущая свое начало с 1918 года, о присвоении войсковым правительством золотого запаса Благовещенского отделения Госбанка, не имеет никаких оснований. В том же году ценности были переданы в отделение Госбанка в Харбине и находились под контролем управляющего Китайско-Восточной железной дорогой генерала Хорвата.

После 1945 года Иван Михайлович принял советское гражданство, но на родину не вернулся. Продолжал жить на одной из станций КВЖД, завел собственное хозяйство, умер в пятидесятые годы. По данным МГБ СССР, Гамов в 1946 г. принял гражданство СССР и проживал на ст. Вэйшахэ, где занимался пчеловодством. Органы госбезопасности располагали данными о его местонахождении в Маньчжурии, однако никаких репрессивных мер к нему не применялось.

В приложении к «Амурской правде» - «Старая мельница» - опубликован материал А.Д. Показаньева, полковника КГБ в отставке, под заголовком «Гамов на родину не возвратился»: По данным МГБ СССР, Гамов Иван Михайлович в 1946 г. принял гражданство СССР и в Китае проживал на ст. Вэйшахэ, КВЖД, где занимался пчеловодством. Органы госбезопасности располагали данными о его местонахождении в Маньчжурии, однако никаких репрессивных мер к нему не применялось.

Несмотря на то, что после разгрома японской Квантунской армии многие эмигранты в период с 1945 по 1954 год вернулись на родину, благовещенский казак такого решения не принял. Почему? Об этом только можно догадываться.

Во-первых, видимо, груз вины за активное участие в Гражданской войне на Амуре на стороне белой армии и за официальное сотрудничество с японским командованием угнетал его.

Во-вторых, в первые годы пребывания в Маньчжурии (гор. Сахалян) он поддерживал тесные связи с антисоветски настроенными белыми казачьими генералами, ставившими своей целью свержение советской власти. Являлся членом Союза Амурского казачьего войска в Маньчжурии. С переездом в Харбин он прекратил с ними прямые связи и посвятил себя учительству. В то время он характеризовался конспиративным и хитрым человеком, являлся членом Союза Амурского казачьего войска в Маньчжурии. В 1930-1931 гг. с переездом в Харбин он прекратил с ними прямые связи и посвятил себя в учительство. Как бывший депутат Государственной думы, бывший атаман Амурского казачьего войска оставался надежным оплотом эмиграции в Маньчжурии. Так, бывший амурский белобандит Лазарев, указывал в своей переписке на участие Гамова в руководстве «Крестьянской казачьей организацией» в Маньчжурии. В феврале 1933 г. выходец из Благовещенска, эмигрант Типцов, по заданию японской военной комиссии, составлял список лиц, которые могли быть использованы в формируемом им правительстве при захвате японцами Приамурья. Гамов Иван Михайлович намечался к назначению в качестве управляющего гражданскими делами. Он проходил по показаниям членов «Трудовой крестьянской партии» в Харбине и при формировании других антисоветских организаций и партий. Вместе с тем, по собираемым о Гамове сведениям 3-м отделом Бюро российских эмигрантов и через своих источников, он характеризовался уже как малоактивный человек, потерявший авторитет (видимо, в среде активистов белой эмиграции).

Знал ли об этом Гамов, получали ли его согласие на вхождение в состав амурского правительства под протекторатом Японии и в других организациях, нигде не говорится. А в официальных документах БРЭМа он указывает об этом отрицательно.

Органы госбезопасности вплоть до 1945 г.  располагали информацией о Гамове и в «делах» на членов ТПК в Советском Союзе искали наличие связи с Гамовым. Так, амурскими органами госбезопасности был арестован в числе других родной брат Гамова, которому вменялась в вину связь с заграничным центром ТПК в Харбине.

В последние годы домашний адрес: Модягоу, Старохарбинское шоссе, 83, школа.

Во времена управления страной И.В.Сталиным принял советское гражданство, но проживал не в Советском Союзе. Скончался 18 января 1969 года в г. Замельн, Швейцария.

Восстание амурских казаков Гамова

Одно из первых крупных выступлений против советской власти на территории Дальнего Востока - восстание Гамова - нашло отражение в исторической и мемуарной литературе. Но о конкретном человеке, первом выборном атамане Амурского казачьего войска Иване Михайловиче Гамове, до сих пор известно мало.

В литературе и воспоминаниях участников Гражданской войны обычно подробно описывается ход антисоветского выступления. Причем особый упор делается на «ограбление» Госбанка, сводящее политическое выступление к заурядному акту бандитизма.

Фамилия Гамовых была до 1920 года достаточно распространена на Амуре. Большинство ее носителей проживало на хуторе Верхнеблаговещенском Екатерининского станичного округа с середины XIX века, занималось хлебопашеством и несло службу в нижних чинах. До революции 1917 года в хуторе насчитывалось более десятка семей Гамовых. Учитель и заведующий хуторской школой И. Гамов стал известен после избрания его в 1912 году депутатом IV Государственной думы от Амурского и Уссурийского казачьих войск.

Очевидно, его депутатская деятельность и достаточно широкая известность среди казачества привели его на пост войскового атамана весной 1917-го. Второй войсковой казачий съезд, неудовлетворенный работой наказных атаманов, кадровых офицеров, В.С. Филинова и И.К. Реймана, 20 апреля 1917 года постановил: «На должность председателя войскового правления и наказного атамана Амурского казачьего войска избрать члена Государственной думы Ивана Михайловича Гамова».

Комитет общественной безопасности Амурской области утвердил назначение Гамова председателем войскового правления, а итоги выборов на пост наказного атамана были посланы на утверждение военного министра Временного правительства. Одновременно председателем исполнительного комитета казачьего съезда был избран иннокентьевский казак С.Ф. Шадрин, впоследствии примкнувший к большевикам. Таким образом, И.М. Гамов получил свои полномочия как от органа правительственной власти, так и от представителей казачьего населения области. Новое Првительство Амурской области избрало своих депутатов в Учредительное собрание, дав им «Наказ» в письменной форме своего видения управления государством:

НАКАЗ

Депутатам в Учредительное Собрание от Амурского и Уссурийского казачьих войск 28 сентября 1917 года.

Мы, Амурские и Уссурийские казаки, даем своим депутатам в Учредительное Собрание следующий наказ: каковой они, депутаты, должны будут в Учредительном Собрании свято исполнять и защищать, не жалея своих сил, и от какового наказа они не могут отступать.

I. ПО ВОПРОСУ О ТОМ, КАК БУДЕТ УПРАВЛЯТЬСЯ ГОСУДАРСТВО РОССИЙСКОЕ.

1. Власть в Управлении на всей земле Русской должна быть в руках самого народа, для чего должна быть установлена демократическая федеративная республика с широкой автономией областей и национальностей, государственным языком должен быть русский.

2. Исполнительная власть должна принадлежать Исполнительному Совету Российской Республики, ответственному, назначаемому и сменяемому Народной Думой, а власть представительная – председателю Народной Думы.

3. Всякие изменения и дополнения основных общегосударственных законов, выработанных учредительным Собранием, должны голосоваться народом.

4. Все должности по Управлению Государством замещаются лицами на выборных началах.

5. Каждый народ, входящий в состав Государства Российского, устраивает свою жизнь, как хочет сам, но в согласии с другими народностями.

6. Казачество Российского Государства сохраняется как особая от прочего населения группа, имея свои культурно-бытовые, исторические сложившиеся особенности. Казакам предоставляется сохранить у себя существующие основы самоуправления, сообразно с самобытным укладом их жизни. Установленным и усвоенным веками и освященным присущими казачеству традициями. Высшее самостоятельное и независимое управление каждым отдельным казачьим войском с правом издания местных законов, согласованных с общегосударственными законами, принадлежит Войсковому Кругу, состоящему из выборных, избираемых всем населением данного войска всеобщим, прямым, равным и тайным голосованием. Войсковой Круг подчиняется Центральному Управлению Государства Российского, признанием законных представителей его на местах в вопросах, имеющих общегосударственное значение, и в ненарушимом выполнении общегосударственных основных законов.

7.  Все Российское казачество объединяется общим соединенным органом из представителей от всех отдельных казачьих войск, пропорционально численности каждого войска. Орган этот должен находиться при Центральном Управлении государством.

8.  Отбывание воинской повинности должно быть одинаково для всех граждан Российской Республики и охрана Государственных границ не должны лежать лишь на казачестве, а должна составлять заботу и обязанность всего Государства.

9.  Командный состав казачьих частей комплектуется только из казаков, по возможности – того же войска.

10. На территории казачьих войск, верных Государству Российскому, не должно быть гарнизонов не казачьего состава, не оправдываемых стратегическими соображениями, места же стоянок казачьих частей разрешаются Войсковым Кругом по соглашению с Генеральным штабом.

II. В ОБЛАСТИ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКИ НАШИ ДЕПУТАТЫ ДОЛЖНЫ ОТСТАИВАТЬ:

а. Свободу слова, печати, собраний союзов;

б. Полное и всеобщее гражданское равноправие;

в. Неприкосновенность личности и жилища;

г.  При государственном русском языке – равноправие языков;

д.Свободу совести, а также прямую свободу в выборе религии.

III. ДЕЛЕ НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ МЫ НАКАЗЫВАЕМ СВОИМ ДЕПУТАТАМ ОТСТАИВАТЬ СЛЕДУЮЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ:

а. Народное образование должно быть обязательным, всеобщим, светским и бесплатным;

б. Курс обязательного, всеобщего образования должен быть для граждан свободной России равным и заканчиваться средней общеобразовательной гражданской школой.

IV. ПО ЗЕМЕЛЬНОМУ ВОПРОСУ.

Разделяя вместе со всем трудовым русским народом тот взгляд, что земля есть дар Божий, что она должны быть достоянием всего народа и находиться в пользовании всех трудящихся на ней – Амурское и Уссурийское казачество считают наиболее правильным и справедливым по отношению к казакам  разрешение земельного вопроса в нашем Приамурском крае в следующих основаниях, которыми мы и поручаем защищать нашим депутатам в Учредительном Собрании.

1. Земли Амурского и Уссурийского казачьих войск впервые были заняты казаками, и только лишь благодаря энергии и предприимчивости казаков, а не каких-либо других групп населения. Упорны труд первых переселенцев-казаков в Приамурском крае, на протяжении многих десятилетий культивировавших занятые ими земли, не говоря уже о пролитой ими крови, понесенных тяжких потерях в борьбе с дикой природой и стихийными бедствиями – дал возможность Российскому Государству впоследствии переселить в край значительное число российских граждан-крестьян. Таким образом, закрепит за государством значительное пространство занимаемых до того времени инородцами земель, казаки дали возможность нуждающемуся в земле крестьянству безбедно существовать.

2. Землями этими, водами, лесами, недрами войско владеет, пользуется и распоряжается самостоятельно и независимо на основании постановлений Войскового Круга.

3. Все земли, не вошедшие в надел поселков, вместе с лесами, а также недра всех без исключения земель войска и рыбные ловли должны образовать войсковой запасной фонд, служащий для удовлетворения прироста населения и для извлечения доходов, употребляемых для удовлетворения всякого рода войсковых нужд и других войсковых надобностей согласно распоряжений и постановлений Войскового Круга.

Эвакуация Амурского совнаркома и уход красногвардейских отрядов из Благовещенска в сентябре 1918 года привели к восстановлению Амурского казачьего войска на всей территории области. Была проведена мобилизация в Амурский казачий полк.

Первоначальному успеху Гамова в значительной мере способствовала недостаточная бдительность Благовещенского Совета, который не принял решительных мер к ликвидации контрреволюционных элементов в городе и благодушно относился к продолжавшим существовать городской думе и земству. Воспользовавшись этим, последние еще в январе 1918 г. начали создавать под видом «гражданской милиции» белую гвардию. В состав «милиции» входили офицеры и юнкера, прибывшие из Иркутска после подавления там, в декабре 1917 г. офицерско-юнкерского восстания. К «гражданской милиции» примыкали и два казачьих полка. Всю организацию возглавлял бывший штабс-капитан Языков со штабом. В первых числах марта «гражданская милиция» насчитывала до 5 тыс. человек, которые были вооружены винтовками и имели 4 орудия и 3 пулемета.

В то же время Благовещенский Совет очень мало сделал для создания своей вооруженной силы. Он располагал немногочисленными дружинами рабочих, вооруженных берданками, Вятской дружиной ополченцев и матросами Амурской речной флотилии общей численностью до 500 человек.

Собравшиеся 25 февраля 1918 г. в Благовещенске 4-й областной крестьянский съезд принял ряд решений по организации вооруженных сил на Амуре. Он признал необходимым безотлагательно приступить к созданию Красной гвардии, распустить «милицию», передав функции по охране порядка Красной гвардии, и немедленно начать организацию Советской Армии. Но едва съезд успел закончиться, как амурские казаки во главе с атаманом Гамовым подняли восстание. 6 марта они оцепили здание исполкома, открыли по нему огонь и предъявили ультиматум, требуя разоружить советский гарнизон.

Чтобы избежать кровопролития, исполком направил для переговоров с казаками своих делегатов. Во время переговоров атаман Гамов и бывший комиссар Временного правительства Кожевников дали согласие на взаимное разоружение. Поверив этому обещанию, исполком отдал советскому гарнизону распоряжение сдать оружие. Белогвардейцы только этого и ждали. Они арестовали делегатов Совета и начали повальный арест всех партийных и советских работников. Оказали сопротивление только не сдавшие оружие матросы Амурской речной флотилии и часть дружинников — рабочие Чепуринского завода. Засев в казармах флотского экипажа, они в течение нескольких часов отбивали атаки казаков. Но, в конце концов, и этот отряд вынужден был отступить вверх по реке Зее в селение Астрахановку (8 км севернее Благовещенска). 7 марта весь Благовещенск оказался в руках повстанцев.

Отступившие в Астрахановку красногвардейские части организовали оборону и создали военно-оперативный штаб, который разослал обращения о помощи в Читу, Хабаровск и в ближайшие села. По этим обращениям Владивосток послал в Астрахановку отряд Красной гвардии в 500 человек с 12 пулеметами и 4 орудиями. Дальневосточный краевой исполком выделил два красногвардейских отряда, к которым на пути присоединился эшелон с демобилизованными солдатами. В течение 3—4 дней в Астрахановке сосредоточилось 10—12 тыс. человек с артиллерией и пулеметами.

Повстанцы попытались было наступать на Астрахановку, но красногвардейцы — матросы и рабочие-дружинники — скрытно вышли во фланг Гамовскому отряду и внезапным ударом разгромили его. После этой неудачи Гамов 9 марта предложил перемирие якобы для того, чтобы подобрать раненых и убитых.

Установленное на два дня перемирие белогвардейцы использовали для мобилизации всего мужского населения города (начиная с 16-летнего возраста). Таким путем им удалось довести численность своих частей до 8 тыс. человек.

Однако расчет их на поддержку со стороны казачества не оправдался. В станицах очень мало нашлось казаков, согласившихся примкнуть к белогвардейскому восстанию.

Между тем силы красногвардейцев непрерывно росли, и к концу перемирия гарнизон Астрахановки насчитывал уже 33 роты. Кроме того, на противоположном берегу Зеи в деревне Владимировке сосредоточился отряд, имевший 22 роты.

Военно-оперативный штаб советских войск предложил Гамову прекратить мятеж, разоружить белую гвардию и признать Советскую власть. Но Гамов отверг это предложение, заявив, что вся полнота власти принадлежит Учредительному собранию и демократическим органам городского и земского самоуправления.

12 марта советские войска начали наступление на белогвардейцев. Наступление поддерживалось артиллерийским огнем с канонерской лодки «Орочанин», стоявшей на зимовке в Астрахановке и мортирами, подвезенными к линии фронта на вагонетках.

Силы, расположенные в Астрахановке, наступали по правому берегу реки Зеи вдоль железной дороги в направлении вокзала — главного опорного пункта белогвардейцев; отряд, группировавшийся в деревне Владимировке, продвигался по левому берегу и затем по льду в направлении затона. Белогвардейцы, ожидая наступления красногвардейцев вдоль железной дороги, большую часть сил с двумя орудиями и пулеметами сосредоточили в районе вокзала. Два орудия с прикрытием из отряда казаков и тюремного караула были поставлены около тюрьмы на северо-западной окраине города. Отряд красногвардейцев, наступавший на вокзал, встретил ожесточенное сопротивление занявших там оборону белогвардейцев. Под сильным артиллерийским и пулеметным огнем противника красногвардейцы вынуждены были залечь. В то же время отряд, двигавшийся от Владимировки, рассыпался в четыре цепи на расстоянии 200 м одна от другой и почти без потерь преодолел по льду Зею.

Сосредоточившись под прикрытием стоявших в затоне пароходов и барж, этот отряд открыл огонь по повстанцам, защищавшим берег. Участь белых, оборонявшихся на берегу, решили действия одной роты красногвардейцев. Выйдя на Корсаковскую улицу, рота отрезала казаков от остальных сил мятежников. Опасаясь окружения, белые бросились бежать по Амуру на китайскую сторону, но попали под огонь пулемета, поставленного красногвардейцами на берегу Амура, против Корсаковской улицы, и потеряли 200 человек убитыми. Разгромив неприятельскую группу в районе затона, отряд красногвардейцев двинулся в центр города. Повстанцы в это время еще удерживали вокзал. Сюда был сосредоточен сильный огонь с канонерской лодки. «Продержаться удалось,— писал один из участников гамовского мятежа,— до 6 часов вечера, к каковому времени около половины защитников вокзала выбыло из строя убитыми и ранеными».

Наконец, не выдержав сильного обстрела и натиска красногвардейцев с двух сторон, белогвардейцы отступили через Амур на китайскую сторону. 13 марта в город перешел и военно-оперативный штаб. К 14 марта восстание под руководством атамана Гамова т.н. «Гамовский мятеж», было ликвидировано.

Отставка атамана Гамова

Гамов, оставаясь на посту атамана, пытался сохранить казачество как организованную государственную силу. Однако трансформация власти в Сибири и на Дальнем Востоке от «демократической директории» к военной диктатуре адмирала Колчака в сочетании с самовластием местных «правительств» привела к необходимости выбора дальнейшего пути. Нет прямых свидетельств, раскрывающих причины ухода Гамова с поста войскового атамана.

В прощальном приказе к войску от 28 февраля 1919 года он писал: «После непрерывной почти двухлетней службы на благо родного войска я вынужден оставить Атаманскую булаву, ибо чувствую, что здоровье мне изменило. Невероятно тяжелые условия, при наличии коих мне пришлось работать, не прошли для меня бесследно.

Будучи избранником 4-х войсковых кругов, я прилагал все свои силы, все свое разумение, дабы поднять благосостояние войска и упрочить его авторитет. Уходя, я могу смело сказать, что оставляю моему преемнику уже налаженное дело, что на его долю выпадает лишь забота об улучшении его, а самое главное - уже сделано...

Покидая свой пост, я все же всегда буду продолжать работу на благо войска, на этот раз в роли обычного члена войсковой семьи, ибо нет ничего, что было бы для меня дороже интересов войска... Низко кланяюсь сынам родного войска и еще раз благодарю за то в высшей степени высокое доверие, кое мне было оказано четырехкратным избранием в войсковые атаманы...»

Отставка атамана, принятая 6-м съездом Амурского казачьего войска, привела к увольнению других членов войскового правительства, полковников Р.А. Ветропрахова и Р.С. Иванова. На должность атамана был избран офицер, полковник, командир Амурского казачьего полка и член войскового правительства А.Д. Кузнецов. С его приходом активизировались противопартизанские действия казачества и поддержка оккупационных японских войск.

С февраля 1919 года имя Гамова исчезает из текущих документов Амурского казачьего войска и полка. Вновь оно упоминается через 15 лет в документах Бюро российских эмигрантов в Маньчжурии. Она насчитывала не менее 200 тысяч человек, из них казаков - до 25 тысяч. После оккупации Маньчжурии Японией было создано Бюро российских эмигрантов в Маньчжу-Ди-Го, которое стало органом управления бывшим российским населением, осуществляло текущий контроль за состоянием эмигрантской среды и использовало ее членов в антисоветской деятельности.

После освобождения территории Северного Китая советскими войсками большая часть российских эмигрантов и архивы были вывезены в Советский Союз. В 1950 году типографским способом, под грифом «секретно» архивным отделом УМВД по Хабаровскому краю был издан «Справочник-список руководящего и рядового состава - членов белогвардейского «Союза казаков на Дальнем Востоке», находившегося на территории Маньчжурии». Среди более 7000 казаков в справочнике под N 1182 указано имя И.М. Гамова.

Мы много не знаем о судьбе атамана И.М. Гамова. Хочется думать, что молодые историки смогут более подробно рассказать о биографии Амурского атамана, человека высокой чести и достоинства, так и не склонившего головы перед безбожной властью.

 

Крюков Владимир Викторович, казачий полковник, почетный атаман Амурского казачьего войска, генеральный директор ООО ППП «Сугдак», член СВГБ по ДВ региону

В  статье использованы материалы В.Н. Абеленцева из книги «Амурские казаки»

На фотографиях:

1. Крюков В.В. - автор статьи

2. Гамов И.М.

3. Дальневосточные атаманы И.П. Калмыков, Г.М. Семёнов, И.М. Гамов

Гамов умер не г. Замельн, а в г. Заксельн.