Гарибальди. Флагман итальянской революции

Рубрика:  

4 июля 1807 года, ровно 210 лет назад, родился Джузеппе Гарибальди — человек, который внес важнейший вклад в борьбу итальянского народа за единую и независимую Италию. В XIX веке популярность Гарибальди была невероятной, ее можно сравнить с популярностью в ХХ веке Эрнесто Че Гевары. Между ними действительно было много общего, с той лишь оговоркой, что жизнь Гарибальди была в два раза длиннее жизни Че Гевары, и успеть ему удалось больше.

Примечательно, что судьба Джузеппе Гарибальди в какой-то период его жизни оказалась связана с Таганрогом. Здесь, на берегу Таганрогского залива, Гарибальди вступил в «Молодую Италию». Как известно, в Таганроге очень давно проживала внушительная итальянская община. Она «досталась» городу по наследству от той эпохи, когда в Крыму и Приазовье существовали генуэзские фактории. Для итальянцев Таганрог был близким и родным городом, поэтому не было ничего удивительного в том, что в XIX веке здесь появились и политические эмигранты из Италии. В Таганроге они могли спокойно собираться, не беспокоясь о преследовании со стороны полицейских служб многочисленных государств Италии. Царское правительство не обращало внимания на итальянских эмигрантов, поскольку какой-либо серьезной угрозы для российского политического порядка они не представляли.

Еще в 1831 году философ и политик Джузеппе Мадзини основал в Марселе организацию «Молодая Италия». Ее главной политической целью было провозглашено объединение Италии и создание республики. Естественно, что «Молодая Италия» сразу же нажила себе врагов в лице и Австрии, не желавшей объединения Италии, и многочисленных итальянских государств. Наиболее крупная организация «Молодой Италии» появилась в Милане, а политическая литература доставлялась из Марселя. Появились сторонники «Молодой Италии» и в Таганроге, среди итальянских эмигрантов — торговцев и моряков.

В 1833 году в приазовском городе проживал 24-летний эмигрант из Италии Джованни Баттиста Кунео. Уроженец Онельи, он был вынужден перебраться в Таганрог, спасаясь от политических преследований. В 1833 году в одном из таганрогских ресторанчиков и состоялась встреча Джованни Кунео с Джузеппе Гарибальди, в то время — молодым моряком. Морская карьера не была для Гарибальди случайной — он происходил из семьи потомственных моряков, его отец Доменико Гарибальди (1766—1841) владел тартаной «Санта-Репарата». Образование Джузеппе Гарибальди получал дома, но это не помешало ему стать человеком с очень широким кругозором. В пятнадцать лет юный Гарибальди поступил моряком на торговые суда. Плавал в Средиземном и Черном морях, а 27 февраля 1832 года был внесен в морской реестр своей родной Ниццы в качестве капитана торгового корабля. В следующем году Гарибальди, командовавший шхуной «Клоринда», прибыл в Таганрог. Здесь и произошла его эпохальная встреча с Джованни Кунео, по итогам которой Гарибальди вступил в «Молодую Италию» и стал на путь профессиональной революционной борьбы.

Итальянские патриоты видели страну единой и независимой от австрийского влияния. С этой целью Джузеппе Гарибальди, вернувшийся на родину из Таганрога, попытался в феврале 1834 года поднять антиавстрийское восстание в Генуе. Однако заговор итальянских патриотов провалился. Гарибальди был вынужден под чужой фамилией бежать в Ниццу, затем — в Марсель. Власти приговорили его заочно к смертной казни. Так молодой Джузеппе стал важным государственным преступником. Обратной дороги у него уже не было — оставался только дальнейший путь революционной борьбы. Гарибальди провел последующие десятилетия своей долгой жизни в постоянных войнах и революциях, успев повоевать на двух континентах.

В сентябре 1835 года Гарибальди нанялся на бриг «Мореплаватель», следовавший в Бразилию. В Рио-де-Жанейро он присоединился к местной ячейке «Молодой Италии», действовавшей среди итальянской диаспоры. В 1837 году Гарибальди принял участие в войне за независимость Республики Риу-Гранди от Бразильской империи. Как человек с опытом мореходства, он получил в распоряжение каперский корабль и в мае 1837 года начал атаковать бразильские корабли. Однако в июне 1837 года его арестовали аргентинские власти и поместили под домашний арест. Выйти на свободу Гарибальди удалось только в 1838 году. Вскоре после освобождения из тюрьмы президент Республики Риу-Гранди Бенту Гонсалвис назначил Джузеппе Гарибальди командующим военно-морскими силами республики в звании адмирала флота. Так 31-летний капитан превратился во флотоводца. В этом статусе он принимал участие в многочисленных морских походах и столкновениях с бразильским флотом. Однако осенью 1839 года Гарибальди пришлось уничтожить корабли своей флотилии, чтобы они не попали в руки к бразильцам и не увеличили боеспособность бразильского флота.

В 1841 году Гарибальди перебрался в Уругвай, где обосновался в Монтевидео и сосредоточился на обычном труде — сначала он торговал, затем смог найти работу школьного учителя. Однако мирная жизнь длилась недолго. В 1842 году Гарибальди снова воюет — на этот раз в гражданской войне, на стороне уругвайских колорадос против бланкос — сторонников бывшего уругвайского президента Мануэля Орибе. Президент Уругвая Фруктуосо Ривера нанял Гарибальди на должность командующего уругвайским флотом. Затем, в 1843 году, Гарибальди создал и возглавил Итальянский легион, получивший также неофициальное название «краснорубашечники» — по цвету рубах, используемых легионерами.

В Латинской Америке Гарибальди провел целое десятилетие. За это время он получил широкую известность среди итальянских патриотов — прежде всего, своими ратными подвигами в различных, как сказали бы теперь, локальных военных конфликтах. Когда 12 января 1848 года в Палермо началось вооруженное восстание, Джузеппе Гарибальди понял, что настало время действовать. Он отбыл на родину — в сопровождении жены, троих детей и 54 легионеров — «краснорубашечников». Прибыв в Италию, Гарибальди получил от сардинского короля Карла Альберта поручение — сформировать добровольческий корпус. Однако 26 июля сардинская армия была разгромлена, после чего король Сардинии Карл Альберт изменил свое решение о формировании корпуса. Но Гарибальди, умудрившийся к этому времени собрать полуторатысячный отряд, решил перейти к партизанским действиям против австрийских войск. Даже после того, как 9 августа было заключено перемирие между Австрией и Сардинией, Гарибальди продолжил борьбу и захватил австрийские корабли на озере Лаго-Маджоре. Но численное превосходство и лучшая вооруженность австрийских войск все же сделали свое дело — 27 августа отряды Гарибальди были вынуждены отойти из Италии в Швейцарию.

К этому времени Джузеппе Гарибальди уже четко определял себя как сторонника Итальянской республики, чем снискал негативное отношение со стороны итальянской аристократии. Отступив из Италии, он начал формировать второй Итальянский легион, в котором хотел видеть основу для будущей республиканской армии. 21 декабря 1848 года легион под командованием Гарибальди вступил в Рим. «На штыках» гарибальдийцев была провозглашена Римская республика — на всей территории прежней Папской области. Править республикой должен был триумвират под руководством Джузеппе Мадзини. Однако на помощь изгнанному папе Пию IX поспешили французские, австрийские и сицилийские войска. 30 апреля армия французского дивизионного генерала Удино начала штурм Рима. Но гарибальдийцам удалось отразить атаку французов с минимальными потерями. После первого успеха Гарибальди воодушевился и предпринял рейд против сицилийских войск, разгромив армию короля Фердинанда II.

Гарибальди возглавил радикальное крыло итальянского национального движения, занимая более революционную и демократическую позицию, чем основатель «Молодой Италии» Джузеппе Мадзини. В частности, Гарибальди выступал за вооружение итальянских крестьян, против чего настаивал Мадзини. В конце концов, разногласия между лидерами итальянских патриотов привели к отсутствию единства в их действиях. 1 июля Мадзини эмигрировал в Великобританию, а 3 июля в Рим вошли французские войска. Власть папы Пия IX была восстановлена.

Гарибальди, в свою очередь, сдаваться не собирался. Он выступил в знаменитый поход на север, на помощь Венеции, восставшей против австрийских властей. Однако прорваться в Венецию гарибальдийцам так и не удалось. 22 августа Республика Сан-Марко в Венеции прекратила свое существование. Гарибальди был арестован в Сардинском королевстве и депортирован за пределы Италии. Начался очередной период его странствий. Гарибальди успел пожить в Тунисе, в 1850 г. перебрался в США, где снова стал капитаном торговых кораблей. В 1854 г. он вернулся в Италию, где вскоре купил небольшое поместье на острове Капрера у северного побережья Сардинии.

Когда в Италии в 1858 году вновь активизировались патриотические силы, Гарибальди вышел на связь с сардинским премьер-министром графом Кавуром. К этому времени Сардинское королевство значительно окрепло и рассчитывало возглавить борьбу за объединение Италии. Гарибальди был идеальным кандидатом на роль лидера добровольческих отрядов, и это прекрасно понимали сардинские власти, пригласившие Джузеппе возглавить очередной волонтерский корпус. Ему было присвоено звание генерал-майора королевской армии. Под командованием Гарибальди оказался 3-тысячный корпус альпийских охотников. И Гарибальди решил действовать — как всегда, не дожидаясь выступления сардинской регулярной армии. На помощь Сардинскому королевству пришла Франция. В результате боевых действий Милан и Ломбардия были включены в состав Сардинского королевства, а Ницца и Савойя вошли в состав Франции. Последнее очень сильно разозлило Гарибальди — ведь он был уроженцем Ниццы и совсем не хотел, чтобы его родной город оставался под властью французов. Поэтому Джузеппе Гарибальди решился на открытый демарш против сардинского руководства — он пришел на заседание парламента и произнес пламенную речь с критикой политики королевского правительства, отказавшись от кресла депутата парламента и от звания генерал-майора сардинской королевской армии. После этого поступка Гарибальди удалился в свое поместье на острове Капрера. В 1867 году он вновь попытался взять Рим, возглавив поход 7 тысяч волонтеров. Гарибальдийцам удалось разгромить немногочисленные вооруженные формирования Папской области, однако на помощь папе, как всегда, пришли французы. 3 ноября французские и папские войска разгромили отряд Гарибальди в битве при Ментане. После этого Гарибальди был арестован и сослан в свое поместье на Капреру. Когда в августе 1870 года, в связи с началом франко-прусской войны, Рим вновь покинул французский гарнизон, в город вступили сардинские войска. Папская область прекратила свое существование, а Италия фактически оказалась объединенной — без участия Гарибальди. При этом Джузеппе, находившийся в ссылке на Капрере, в глазах мировой общественности оставался главным живым символом объединения Италии, итальянской революции.

Однако Гарибальди все же хотел активно действовать. Поэтому он принял приглашение французских властей возглавить Вогезскую армию из французских и иностранных добровольцев. Гарибальди удалось превратить это соединение в одно из наиболее боеспособных формирований французской армии. По крайней мере, Вогезская армия отделалась минимальными потерями и смогла нанести серьезный урон прусским войскам. 13 марта 1871 года Гарибальди вернулся на Капреру, а уже 18 марта 1871 года в Париже была провозглашена Парижская коммуна. Ее представители обратились к Гарибальди, легендарному «революционному кондотьеру», с просьбой прибыть на помощь коммуне и возглавить ее вооруженные силы. Но Гарибальди от этого предложения отказался. Сыграли свою роль и ухудшающееся здоровье немолодого политика, и его понимание обреченности Парижской коммуны. Последнее десятилетие своей жизни Джузеппе Гарибальди провел на Капрере, занимаясь преимущественно вопросами организации хозяйственного уклада поместья. Он скончался в 1882 году в возрасте 74 лет.

Идеи и героическая жизнь Джузеппе Гарибальди оказали очень большое влияние на итальянское и мировое революционное движение XIX — начала ХХ вв. Примечательно, что Гарибальди считали «своим» и итальянские социалисты, и анархисты, и даже фашисты. В частности, Бенито Муссолини неоднократно заявлял о том, что фашизм наследует итальянскую гарибальдийскую традицию и он, дуче, является подлинным продолжателем дела Гарибальди. Однако вряд ли идеология фашизма, особенно после «смычки» Муссолини с Гитлером, может являться примером развития идей Гарибальди, тем более если учитывать, что Гарибальди был противником войн и политического насилия, выступал против подавления инакомыслящих, под антиклерикальными лозунгами.

В городе Таганроге в Ростовской области установлен единственный на постсоветском пространстве памятник Джузеппе Гарибальди. Он был поставлен в 1961 году, в районе Таганрогского порта — там, где в 1833 году стояла шхуна молодого итальянского капитана. Имя Джузеппе Гарибальди носит и одна из таганрогских улиц, являясь напоминанием о том, как в этом небольшом городке легендарный революционер присоединился к движению «Молодая Италия».

 

Автор: Илья Полонский

 

На фото:

1. Джузеппе Гарибальди 

2. Джованни Баттиста Кунео

3. Гарибальди в Латинской Америке

4. В городе Таганроге в Ростовской области установлен единственный на постсоветском пространстве памятник Джузеппе Гарибальди

 

https://topwar.ru/