Как Энвер-паша пытался создать всемирную тюркскую империю

Рубрика:  

Самыми знаменитыми лидерами басмачества в Средней Азии были Джунаид-хан и Энвер-паша. Джунаид-хан всю жизнь стремился стать хозяином Каракумов. Энвер-паша, бывший военный вождь Османской империи и величайший военный преступник, по воле которого истребили миллионы людей, лелеял мечту о создании новой всемирной тюркской империи – Турана.

Джунаид-хан

Типичным представителем басмачества был Джунаид-хан (Мухаммед-Курбан Сердар). Это был профессиональный бандит, который в начале 1912 года возглавил отряд разбойников, грабивший караваны в пустыне Каракумы. Его отряд из туркмен совершал набеги и на соседние племена, грабя узбеков и каракалпаков. Власть он ценил выше денег и всю жизнь стремился стать хозяином Каракумов. В 1915 – 1916 гг., объединив несколько туркменских племен, попытался захватить власть в Хивинском ханстве, но был разбит и бежал в пустыню, затем в Персию. В 1917 году вернулся в Хиву с большим отрядом и стал одним из самых влиятельных людей в ханстве. В январе 1918 года правитель Хивы Асфандияр-хан назначает Мухаммеда-Курбана командующим вооружёнными силами ханства. Он громит своих соперников – других туркменских вождей. Устраняет Асфандияр-хана, на престол возводит малолетнего брата убитого Саид Абдулла Тюре. Так, Мухаммед-Курбан фактически становится единовластным правителем Хивинского ханства – оно тогда занимало часть территории современного Узбекистана и Туркмении.

В конце 1918 года Джунаид-хан атаковал Туркестанскую советскую республику. Туркестанский край, присоединенный к России в 1867 году, включал в себя пять областей – Закаспийскую, Самаркандскую, Семиречинскую, Сырдарьинскую, Ферганскую, а также Амударьинский отдел (находился на правом берегу реки Амударьи. Басмачи захватили и разграбили Новоургенч, безуспешно осаждали Петроалександровск. В апреле 1919 года Мухаммед-Курбан, после того неудачи подорвали его положение внутри ханства, подписал мирный договор с Туркестанской республикой. Однако Джунаид-хан не собирался прекращать войну с советским Туркестаном. В июне 1919 года он оказал военную помощь уральским казакам и каракалпакам, поднявшим антисоветское восстание в Амударьинском отделе. Атаман заирских казаков Фильчев, чья сотня при поддержке басмачей заняла всю северную часть Амударьинского отдела, создал правительство, которое тут же было признано Хивой. В сентябре 1919 года Джунаид-хан устанавливает прямую связь с правительством Колчака. Хан начинает готовить совместный с бухарским эмиром и Фильчевым поход с целью полного захвата Амударьинского отдела. В октябре 1919 года в Хиву добралась военная миссия колчаковцев под началом полковника Худякова. На помощь Джунаид-хану прибывает 130 казаков и 8 офицеров, доставившие с собой 1500 трехлинейных винтовок, одно скорострельное орудие, 500 снарядов, 9 пулеметов, свыше 1 млн. патронов.

К ноябрю 1919 года Джунаид-хану удаётся собрать не менее 15 тыс. всадников, к которым должны были присоединиться отряды атамана Фильчева и курбаши Хан-Максума. В ноябре 1919 года отряды Фильчева и Хан-Максума при поддержке хивинцев начали наступление. Однако красные войска в декабре перешли в контрнаступление. Южный отряд войск Амударьинской группы, форсировав под огнём Амударью, занял Новоургенч. После двухдневных боёв войска Джунаид-хана, не сумев отбить город и понеся большие потери, отступили. В это же время Северный отряд начал успешное наступление в районе Нукуса. Успехам красных способствовало восстание части туркменских родов против Джунаид-хана. В январе 1920 года Джунаид-хан терпит поражение. 1 февраля 1920 года Саид-Абдулла-хан отрёкся от престола и сдал Хиву красным. Окончательное поражение Джунаид-хан потерпел 29 февраля в бою под Батыр-Кентом, когда его отряд был частично уничтожен, частично рассеян, сам хан бежал в Каракумы. Хивинское ханство было преобразовано в Хорезмскую народную советскую республику. Она стала одним из оплотов советской власти в Средней Азии.

В сентябре 1920 года Джунаид-хан, собрав отряд численностью более 1 тыс. человек, вторгается на территорию Хорезмской народной советской республики. быстро захватив Кунград и осадив Нукус. В ноябре 1921 года Джунаид-хан заключает с правительством Хорезмской НСР «согласительный договор единения». Уже в апреле 1922 года он вновь начинает войну, захватив город Порсу. Но уже вскоре среди басмачей Джунаид-хана начинается брожение. Часть басмачей складывает оружие. С остатками отряда Джунаид-хан бежит в Иран. В декабре 1923 года Джунаид-хан вновь вторгается на территорию Хорезмской НСР. В январе 1924 года его отряд один за одним захватывает города Ташауз, Мангит, Шават, Газават, Ханки и Хазарасп, после чего начинает осаду Хивы и Новоургенча. В Хиве было 290 красноармейцев, которые стойко отражали атаки врага. Гарнизон усилили партийные, комсомольские, профессиональные организации (около 500 человек) и русское население, которому в случае падение города грозила поголовная гибель. Хива устояла. Потерпев поражение, в апреле Джунаид-хан возвращается в Персию.

В последующие годы Джунаид-хан регулярно совершал налеты на советскую территорию. В 1925 году советская власть простила Мухаммеда-Курбана и разрешила проживать в родном ауле. Однако, сколько волка не корми, он всё равно в лес смотрит. Вскоре вождь басмачей бежал за границу и возобновил борьбу против советской власти. В сентябре 1927 года Джунаид-хан вновь вторгся в пределы СССР, сумев захватить ряд районов близ Ташауза, в ноябре отряд Мухаммед-Курбана разбит и отступил в Персию. В 1931 году он предпринимает последнюю попытку свергнуть советскую власть в Туркмении. Сначала басмачи во главе с сыном Джунаид-хана вторгаются на территорию Туркменской ССР из Афганистана. Затем уже сам Джунаид-хан во главе нескольких басмаческих отрядов вторгается на территорию Красноводского района. Это было последнее крупномасштабное вторжение басмачей в Туркменскую ССР. Одновременно в районе колодца Кизил-Ката начинается басмаческое восстание. К концу июня на территории Туркмении действуют 14 отрядов общей численностью более 2 тыс. басмачей. Оценив угрозу, 28 августа Реввоенсовет Среднеазиатского военного округа решает провести крупномасштабную войсковую операцию по ликвидации басмачества в Туркменской ССР и Хорезмском районе Узбекской ССР. В операции решено было задействовать 4 кавалерийских полка (82-й, 83-й, 84-й и Узбекский), Туркменскую кавалерийскую бригаду, 2 дивизиона войск ОГПУ, 2 эскадрона, 2 авиаотряда, 3 автотранспортные роты, курсантов школы войск ОГПУ им. Ленина, 2 бронепоезда, 1 бронелетучку, 10 бронемашин и 5 танкеток. Басмачи были разгромлены и их остатки бежали за границу.

После провала крупномасштабного вторжения Джунаид-хан до самой своей смерти в 1938 году продолжал руководить басмачеством из Персии и Афганистана. Мухаммед-Курбан смог избежать справедливого наказания за свои преступления. Он организовывал переходы банд и караванов с оружием через границу, засылал в Туркмению своих агентов. В 1933 — 1934 гг. Красная Армия вновь вела упорные бои с басмачами. Они завершились лишь с ликвидацией всех полевых командиров (курбашей), выступавших против советской власти.

Мятеж Энвера-паши

Ещё одним знаменитым вождем басмачества был Энвер-паша. Знаменитый турецкий политик, он втянул Турцию в войну на стороне Германии и был одним из трёх лидеров Османской империи в годы мировой войны. Также прославился как один из величайших военных преступников, организаторов геноцида национальных и религиозных меньшинств Турции (армян, греков, курдов и т. д.). После поражения Турции и подписания Мудросского перемирия в 1918 году Энвер вместе с Талаат-пашой и Джемаль-пашой бежал в Германию. Послевоенный трибунал в Стамбуле судил Энвера и заочно приговорил его к смертной казни. Дороги назад не было. Тогда Энвер решился на авантюру – предложить свои услуги Москве в деле освобождения народов Востока от ига западных колонизаторов. Среди мусульман он пользовался большим авторитетом, имел обширные связи, поэтому большевики решили принять его услуги. Энвер объявил себя сторонником идей Коминтерна и в 1920 году опубликовал ряд статей, где призывал к борьбе с колонизаторами. Основной стратегической целью было противодействие британцам на Кавказе и в Туркестане.

Энвер базировался в Москве около полутора лет, работая в Обществе Единства Революции с Исламом. Вскоре турецкий авантюрист понял, что сделать новую политическую карьеру в Советской России не выйдет. Была идея вернуться в Турцию: там в это время шла борьба сторонников султана и будущего турецкого диктатора Мустафы Кемаля. Однако въезд в Турцию ему запретили: султана он лишил реальной власти, а Мустафа Кемаль сам планировал занять место вождя страны. Кроме того, Мустафа Кемаль выступал за светское государство, а Энвер был сторонником господства ислама в обществе. С другой стороны, Москва в борьбе за власть в Турции выбрала Мустафу Кемаля.

Энвер-паша

После того как планы вернуться в Турцию провалились, Энвер, видимо, задумал новую авантюру – создать новую Пантюркисткую империю (Туран) на территории Туркестана, Афганистана, мусульманских земель Китая и Сибири. В октябре 1921 года Энвер приехал в Бухару, где проводил сложную политику, представляя интересы Москвы в переговорах с членами правительства Бухарской народной советской республики (БНСР, ранее Бухарское ханство), при этом наводя контакты с эмиром и басмачами. Энвер предложил себя в качестве советника Красной Армии по формированию национальных частей в её составе и взаимодействию с басмачами против эмира. После консультаций с местными властями Бухары и с правительством БНСР он написал в Москву письмо с требованиями уважения независимости БНСР и вывода войск Красной Армии с территории Бухары.

В конце октября 1921 года, имея в руках информацию о составе, численности и дислокации частей Красной Армии на территории Бухарской НСР, он принял решение противодействовать большевикам и поднять панисламское движение за освобождение Туркестана от большевиков, для чего взял на себя миссию объединения отрядов басмачей в борьбе с советской властью, и возглавил басмачей в этом регионе. Этому способствовал и созданный ещё ранее по его инициативе подпольный антисоветский Комитет национального объединения во главе с Верховным муфтием Ташкента Садретдином-ходжой Шарифходжаевым.

Энвер с группой турецких офицеров двинулся в Восточную Бухару (восточная часть Бухарского эмирата), на переговоры с командирами басмаческих отрядов. Один из вождей басмачей, Ибрагим-бек отнёсся к нему с большим подозрением, разоружил его окружение и продержал под арестом три месяца. Кроме недоверия была ещё и личная неприязнь к возможному сопернику. Ибрагим состоял на службе у бухарского эмира и добился заметных успехов в деле объединения разрозненных басмаческих отрядов. В Энвере он справедливо видел сильного соперника, стремящего занять его место. И это был не единственный враг Энвера-паши, многие в Бухаре не хотели поддерживать его союз с эмиром, мало кто желал возвращаться к прежним порядкам. Также феодалов раздражали попытки Энвера соединить пантюркизм, исламизм и социализм.

Тем временем эмир поддержал Энвера, приказал освободить из заточения и признал «великим визирем» Бухарии и главнокомандующим всеми басмаческими отрядами Бухары и Хивы и части Туркестана. В феврале 1922 года басмачи под его командованием Энвер-паши взяли штурмом Душанбе, учинив дикую расправу над его населением. Затем организовали поход на Бухару. За короткое время бывший военный министр Османской империи смог занять практически всю территорию Восточной Бухары и значительную часть запада эмирата. Советские представители неоднократно предлагали ему мир и признание его власти в Восточной Бухаре, однако Энвер-паша занял непримиримую позицию и требовал полного ухода русских войск из всего Туркестана. Трудно сказать, верил ли он сам в возможность победы и реализации грандиозных планов по созданию новой великой империи. Но скромностью Энвер явно не отличался. Он пользовался титулом «Главнокомандующего Вооруженными силами ислама и наместника эмира Бухарского». На личной печати Энвера-паши была выгравирована надпись: «Верховный Главнокомандующий войсками Ислама, зять Халифа и наместник Магомета».

В мае 1922 года Красная Армия предприняла контрнаступление, использовав реки Амударью, Пяндж и Вахш для переброски войск. Ибрагим-бек предал «главнокомандующего войсками ислама» и не пришёл ему на помощь. Энвер-паша потерпел несколько тяжёлых поражений, оставил Душанбе. После этого Энвара атаковали и Ибрагим, пытаясь добить соперника. Энвер-паша бежал в окрестности Бальджуана, где был выслежен Красной Армией и принял последний бой. Согласно воспоминаниям одного из участников боя В. И. Уранова: «В июле 1922 года наши 5-й стрелковый и 2 кавалерийский полки настигли Энвера, занявшего оборону у кишлака Кофрун (Таджикистан). Наш разведывательный кавалерийский разъезд первым увидел на окраине кишлака в большом саду зеленое знамя с золотым полумесяцем. У знамени стояли часовые в красных чалмах. Это была ставка Энвера-паши. Рядом располагался отряд из отборных молодчиков – «личная гвардия» Энвера. Перед кишлаком Кофрун в несколько рядов были вырыты окопы, которые занимали пешие басмачи. Подразделения наших стрелковых и кавалерийских частей внезапной ночной атакой выбили басмачей из окопов, стремительно ворвались в кишлак, затем в сад и к дому, где помещался Энвер. «Личная гвардия» Энвера была почти вся перебита. Однако самому ему удалось выскользнуть из наших рук, но как и в каком виде? Захваченные в плен басмачи рассказали, что Энвер был уверен, что находится под надежной охраной и прикрытием своих войск. Услышав первые выстрелы, он даже не встал с постели, но, когда почувствовал свое критическое положение, не стал ждать, пока на него наденут халат и обувь, вскочил на коня и ускакал в одном белье, босой, бросив на произвол судьбы остатки своих войск. Захватив дом, наши бойцы во главе с командиром обнаружили на столе шитый золотом халат Энвера и валявшиеся на полу сапоги этого «полководца».

Энвер-паша был убит 4 августа 1922 года в бою с красной кавалерией в кишлаке Чагана в районе Бальджуана. Чекист Георгий Агабеков в своих мемуарах цитирует рапорт командира конного дивизиона, атаковавшего штаб Энвер-паши: «Штаб басмачей во главе с Энвер-пашой бросился в горы, но наткнувшись на эскадрон, посланный в обход, принял бой. В результате боя штаб противника уничтожен. Успели спастись только трое. 28 трупов остались на месте боя. Среди них опознан и Энвер-паша. Ударом шашки у него снесена голова и часть туловища. Рядом с ним был найден Коран». У убитого были обнаружены письма, которые подтверждали его связи со Стамбулом и Лондоном.

Соперника Энвера – Ибрагима, также не миновала справедливая кара. Он бежал в Афганистан и с его территории организовал несколько рейдов на советскую территорию. В апреле 1931 года отряды Ибрагим-бека последний раз вторглись в Советский Таджикистан, но вскоре были вынуждены отступить. Испытывая всё большие проблемы внутри Афганистана, где воевал с пуштунами и эмиром стал его противник Мухаммед Надир-шах, вынужден был покинуть афганскую территорию. 23 июня 1931 года Ибрагим-бек был пленён специальным отрядом ОГПУ под командованием Мукума Султанова в долине реки Кафирниган. Под конвоем был доставлен в Ташкент, где предстал перед судом и сразу же после суда был расстрелян.

Так бесславно завершилась жизнь великого турецкого авантюриста, пытавшегося создать всемирную тюркскую империю – Туран. После этого восстание было быстро подавлено, хотя басмачество в Таджикистане существовало до 1930-х годов. Мятеж Энвер-паши стал крупнейшим в истории басмачества. Он представлял серьёзную угрозу всей советской власти в Средней Азии. Подавление этого мятежа постепенно привело к полной ликвидации басмачества и фактически завершило гражданскую войну в Туркестане.

 

Автор: Самсонов Александр

https://topwar.ru/history/