Как «короб» Павла Гроховского спас челюскинцев

Рубрика:  

84 года назад, 13 февраля 1934 года, в Чукотском море затонул пароход «Челюскин» - началась героическая челюскинская эпопея!

А дело было так. 16 июля 1933 года ледокольный пароход «Челюскин» вышел из Ленинграда, и должен был пройти по Северному морскому пути (Мурманск-Владивосток) за одну летнюю навигацию, открыв альтернативный путь для грузов и освоения севера страны.

4 ноября 1933 года «Челюскин» дошел до островов Диомида в Беринговом проливе и был отброшен льдами на север в Чукотское море, отсюда начался его ледовый дрейф.

13 февраля 1934 года в Чукотском море, в результате сильного сжатия, «Челюскин» был раздавлен льдами и затонул (координаты места: 68°18'05" с.ш. и 172°49'40" з.д.) Завхоз Борис Могилевич погиб, на льду осталось 104 человека.

5 марта 1934 года летчик Анатолий Ляпидевский на самолете АНТ-4 первым нашел лагерь Шмидта (название в честь начальника экспедиции Отто Шмидта) и вывез со льдины 10 женщин и 2 детей.

13 апреля 1934 года спасательная операция, которую вели по воздуху, была завершена.

Кстати, за пять месяцев до спасения челюскинцев, летчик Федор Куканов на самолете ЮГ-1 (СССР Н4) за 13 рейсов спас 93 пассажира с вмерзших в лед у самого северного мыса Чукотки пароходов «Север», «Анадырь» и «Хабаровск» Колымской экспедиции Наркомвода СССР. Успешная эвакуации людей по воздуху стала главным аргументом при выборе вариантов спасения челюскинцев самолетами. А о подвиге Куканова забыли, потому что среди спасенных были и заключенные. Как забыли и подвиг летчика-пограничника Александра Светогорова - им было «переброшено 29 человек челюскинцев» (выписка из исторического формуляра за 1934 год Пятого (тогда Второго) объединенного авиационного отряда ФСБ России (тогда ОГПУ), г. Елизово, Камчатский край).

В походе на «Челюскине», 31 августа 1933 года, родилась девочка, которую назвали в честь места, где она появилась - Карского моря - Кариной. Карина Васильевна Васильева (в замужестве, Микеладзе) жива и сейчас! Ей 84 года. Она живет в Санкт-Петербурге и стала последней из челюскинцев.

Тогда, в 1934 году 103-х челюскинцев (Могилевича Б.Г. посмертно), кроме двух детей, наградили орденом Красной Звезды. Семь летчиков стали первыми Героями Советского Союза. Среди участников спасения, 12 человек получили орден Ленина, 10 человек - орден Красной Звезды и 12 человек - орден Трудового Красного Знамени.

Поэт Демьян Бедный сказал о челюскинцах: «Герои спасали героев». И добавить тут больше нечего...

Но... Мало кто знает, что успех спасательной операции 104-х челюскинцев, оставшихся на льдине в Чукотском море после того, как 13 февраля 1934 года затонул пароход «Челюскин», заключался в простом фанерном цилиндре ПД-КОР изобретателя Павла Гроховского.

Дядя Вася», так звали Василия Молокова (1895-1982), одного из самых взрослых летчиков, ему было уже 39 (на Чукотке его прозвали «Старик»), вспоминал:

«10 и 11 апреля оказались решающими днями. Каманин и я, словно соревнуясь, летали непрерывно и вывезли более 50 человек. В те дни мы значительно увеличили «пассажировместимость» своих двухместных Р-5. Быстро подсчитав, что по 3 человека за рейс летать придется очень много, стали сажать пассажиров в подкрыльевые парашютные ящики.

Если 7 апреля лететь в них никто не захотел, то 10-го первым в ящик сел сухопарый матрос: «Засаживали туда головой вперед, складывали человеку руки и, как торпеда Уайтхеда, вталкивали в узкий ящик… Лежать ему было не особенно просторно, но, пожалуй, лучше, чем четверым сидеть в одной кабине».

Я попытался даже пристроить одного у себя на коленях и педалях, но от этой идеи пришлось отказаться. За один рейс вывозили 4 - 5 и даже 6 человек, причем в парашютные ящики садились охотнее, чем в кабину. Даже очередь потом образовалась.

Мысль об использовании парашютных ящиков возникла у меня еще во Владивостоке, когда нам дали 30 парашютов. Они оказались ненужными. Ну, а ящикам чего ж пустовать? Я заполнил их бидонами с бензином, испытал ящики в пути и в Ванкареме, понял, что идея моя пройдет, осуществится. Конечно неудобств для пассажира много, но кто считается в таких случаях с отсутствием комфорта? И я со спокойной душой сажал людей в грузовые мешки. Эти ящики привязывались под плоскостью крыла очень крепко и оторваться в воздухе не могли. В этом у нас не было сомнения. Трудно сказать, как люди там себя чувствовали, - я там не сидел. Но думаю, что неплохо.

Недавно я слышал рассказ одного моего «парашютного пассажира» - машиниста Мартисова. Он передал все ощущения своего полета. Могу привести его слова:

«Как я себя чувствовал во время моего довольно необычайного путешествия? Чувствовал себя очень хорошо. Главное требование, которое предъявлял Василий Сергеевич тому, кто полетит в футляре, это быть худым. Я как раз этим требованиям отвечаю. Сложил руки по швам, двое товарищей взяли меня, подняли и втолкнули в футляр головой вперед. Отверстие закрыли, и машина пошла. Для обмена воздуха в футляре есть специальный волчок.

При подъеме с аэродрома жутко трясло: било то затылком вверх, то носом вниз. Потрясло, потом чувствую: стало спокойно - значит, машина в воздухе.

Я сам механик, поэтому меня интересовала работа мотора. Слышу - работает замечательно. Во время полета я только боялся - а вдруг в крышке, которая неплотно закрыта, окажется дырка, в которую можно вылететь. Но все мои страхи оказались напрасными. Прилетел вполне благополучно. Вытащили меня за ноги - и все в порядке».

А матрос Миронов говорил мне, что он даже пел в ящике - значит, жить можно...»

Фанерный овальный грузовой цилиндр ПД-КОР - расшифровывался просто: подкрыльевой подвес-короб. Придумал его военный летчик и изобретатель Павел Гроховский (1899-1943). В 1933 году он возглавлял Особое конструкторское бюро по военным изобретениям (Осконбюро) ВВС. Свои опыты он чаще всего проводил с самолетом Р-5, которые как раз и стали «спасателями челюскинцев».

ПД-КОР появился в 1932 году и предназначался для размещения до 135 кг грузов под крыльями самолета и в просторечие назывался грузовым ящиком. Подвешивался короб под  крыльями на штатных бомбодержателях, и мог сбрасываться на парашютах. Изготавливался из фанеры, а его размеры были произвольными и определялись из возможности перевозки людей.

Кстати, этот же Павел Гроховский предложил Отто Шмидту - руководителю челюскинского ледового лагеря, уже после их спасения, сделать непотопляемую полярную станцию.

Произошел примерно такой разговор:

- А почему бы, Отто Юльевич, вам не использовать для высадки полярников на льдину специальные планеры? Ведь мы можем построить их на материке, заранее подготовить фюзеляжи под жилища, лаборатории, радиостанции, склады, даже теплые туалеты.

- Это перспективно?

- Вполне осуществимо. Нужен только заказ на работы и санкция моего руководства...

К 1937 году Гроховский подготовил чертежи и модель «непотопляемой полярной станции» в виде огромного шара, но в жизнь этот проект так и не воплотился... А спасательная операция по воздуху челюскинцев - осталась, пожалуй, неповторимой и уникальной.

 

Пронякин Константин, член Союза журналистов России