«КУРИЛЬСКАЯ МЕЧТА» РОССИЙСКОГО ЛИБЕРАЛА

Рубрика:  

(Продолжение цикла «Кто открыл Курильские острова?»)

Кроме аргумента «три «не», на которые столь настойчиво напирает японская «общественность» и правительство в споре с русскими из-за Курильских островов   дипломатические чины Страны восходящего солнца прибегают еще к одному, как они полагают, убийственному: существовали ведь и договорные отношения Японии и России.

В дипломатических актах, подписанных полномочными лицами договаривающихся сторон, черным по белому значится: Россия отказывается от прав на Курилы в пользу Японии.

Заключались ли такие пакты? Заключались!

Я хочу только подчеркнуть две особенности японской тактики в территориальном вопросе по отношению к России. (Сыны богини Аматэрэсу не отказались от этих приемов и сегодня!).

Первое - они всегда в моменты, когда обстановка складывалась неблагоприятным образом для Японии, тянули волынку,      громоздили завалы различных проволочек и, в конце концов, срывали наметившиеся переговоры и соглашения.

Во-вторых, японская линия поведения в территориальных притязаниях к России принимала нахрапистую жесткость всякий раз, когда наша страна испытывала трудности на внутренней или международной арене. Сегодня японцы, учитывая патриотический накал российского общественного мнения, лишь слегка сместили акценты, сделав приоритетными мероприятия по пропаганде в России японской точки зрения. Впрочем, и от нахрапистого нажима, как свидетельствуют факты, постоянно регистрируемые текущей хроникой, они не отказываются.

Объективно японскому «общественному мнению» активно помогают и родные наши либеральные «общечеловеки». Нет- нет, но то и дело, их настроения прорываются временами на каналы телевидения, в сетку радиовещания, на газетные страницы. Практически в одну прояпонскую дуду дуют сегодня все ратники многочисленной либеральствующей оравы.

Несколько лет назад тлеющий огонек «пограничных разногласий» попытался притушить  наш министр иностранных дел Сергей Лавров, бросив японцам в виде пробного шара предложение вернуться к хрущевской «декларации», предусматривающей передачу Стране восходящего солнца архипелага Хабамаи с главным островом Шикотан. Дескать, при определенных условиях можно будет рассмотреть и этот вариант «размежевания».
Причем проигнорировалось, как представляется, бесспорное, закрепленное в международных актах статус кво: размежевание сие произошло давным - давно, шестьдесят пять лет назад итогами второй мировой войны. Они известны  всем россиянам, умеющим читать. К чему лукавить?

Ответ японского мининдела не замедлил последовать. Без всякой временной паузы, приличествующей хотя бы для "дипломатического протокола", господин японский министр жестко заявил: никаких компромиссов! Только все «четыре острова» устроят правительство его величества микадо – Кунашир, Итуруп, Шикотан, Хабомаи!

(Я не даром взял в кавычки эти пресловутые, в зубах навязшие «четыре острова». Ведь Шикотан и Хабомаи – это целый архипелаг. Вместе с островами Демина, входящими в Малую гряду, в нем насчитывается до сотни островов, относительно больших и совсем крошечных. Гористый Шикотан, самый крупный из них. Это воистину жемчужина наших Курил.) 

Недавний поместный собор православных архиереев Дальнего Востока, состоявшийся в Хабаровске, вновь показал либеральной «общественности»: православные русские люди крайне отрицательно относятся к попыткам, от кого бы они ни исходили, снять российский флаг с территории, где уже он однажды был поднят.

Попытки России установить регулярные связи с Японией на предмет торговли, на предмет дипломатических отношений восходят еще к эпохе Екатерины Великой. Несколько японских рыбаков бурею на их суденышке отнесло к Алеутским островам (владения России, находящиеся под управлением Российско-Американской компании) и выбросило на остров Амчитка. Русские спасли японцев, доставили их сначала на Камчатку, а затем - в Иркутск (столицу огромной Восточной Сибири). Японцы, препровожденные в Санкт-Петербург, удостоились аудиенции у самой императрицы, которая милостиво дала разрешение тем, кто пожелает, вернуться на родину.

Так родилась эпопея Кодаю, потерпевшего кораблекрушение и счастливо возвращенного русскими моряками в Страну восходящего солнца. Екатерина воспользовалась этим случаем, чтобы выйти на уровень дипломатических отношений с Японией. Русскую миссию возглавлял Адам Ерикович Лаксман, сын знаменитого в Иркутске ученого: историка, исследователя Сибири, минералога.

Но посольство Лаксмана кончилось ничем. Японцы все еще придерживались политики и практики национальной самоизоляции и в тот период из европейцев поддерживали отношения  только с голландцами. Сыграла свою роль тактика проволочек и обструкции.

Дипломатические отношения с Японией отодвигались в далекое будущее. Есть еще одна, так сказать, побочная особенность этой тактики. Под шумок обструкций, тихой сапой, ввиду неясности общей обстановки, японцы молча, без лишнего шума, на практике решали территориальные задачи в свою пользу. Как раз на этот период приходится крупное наступление японцев на последний оплот айнов на Японских островах - на Хоккайдо. Завоевав Хоккайдо, японцы огнем и мечом пытаются проникнуть и на Южные Курилы, населенные теми же айнами, которые, однако, были уже приведены в русское подданство и приняли святое православное крещение.

В 1789 году состоялось крупное восстание айнов, против японцев на Кунашире и Итурупе. Японский караульный отряд возглавлял Кондо (Хондо). Японские конкистадоры разрушили на Кунашире и Итурупе русские пограничные столбы и православные восьмиконечные кресты. Они убивали и изгоняли русских православных миссионеров, закабаляли айнов.

Курилы находились не в прямом владении российской короны. Острова, говоря сегодняшним языком, арендовала Российско-Американская компания (РАК). Однако Указом императора Александра I суверенитет России над Южными Курилами установлен еще в 1804 году.

В начале XIX века русские морские офицеры Хвостов и Давыдов, командиры кораблей «Юнона» и «Авось», получили приказ обойти дозором Южно-Курильские колонии компании (слухи о бесчинствах японцев на этих берегах распространились широко) и навести порядок. Хвостов и Давыдов сожгли японские фактории на Кунашире, Итурупе, Урупе, разогнали «конкистадоров». Но, выгнанные в дверь, японцы возвращались через окошко. Не забывайте, уважаемые читатели, Россия на тот период втягивалась в очень затяжной и весьма непростой для нее конфликтный период, связанный с так называемыми наполеоновскими войнами.

При отсутствии отношений, договоров японцы явочным, односторонним порядком, путем захвата решали для себя проблему «северных территорий». И поэтому, когда капитан-лейтенант Головнин на шлюпе «Диана» в 1811 году пришел на Южные Курилы, он вновь встретился здесь с японцами. Имея инструкции о мирном решении всех осложнений, которые могут возникнуть, Головнин попался в ловушку, расставленную японцами, был вероломно схвачен и провел в плену четыре долгих года на Хоккайдо. (Причем содержание русских пленников отличалось поистине варварской жестокостью: они оставались большей частою времени связанными по способу так называемой «ласточки» - это когда руки и ноги стянуты за спиной, а на шею закинута петля, малейшее шевеление конечностями делало удавку еще туже). Память о том прискорбном инциденте сохраняется и сегодня на географической карте. Обширная акватория между западным и восточным мысами Кунашира, обращенными к Хоккайдо, носит название залива Измены, так же как и сам пролив, отделяющий остров от Японии.

Освобождение к Головнину пришло, когда русские войска подходили к стенам Парижа.

Вторым официальным послом России в Японии был правитель  Российско-Американской Компании Резанов, участник первого русского кругосветного мореплавания под командованием Крузенштерна. Несколько месяцев провел камергер Резанов у берегов Японии, и все это время его кормили «завтраками». Резанов, в отличие от Головнина, в отношении Курил придерживался однозначной позиции: все острова Курильской гряды принадлежат России.

Я подхожу к самому выигрышному, с японской точки зрения, моменту в истории наших отношений со Страной восходящего солнца. Речь идет о миссии адмирала Путятина. «Открыть» Японию для мира, для цивилизации старались каждый,  исходя из собственного понимания проблемы, собственных видов на будущее, накануне Крымской войны два правительства -  русское и американское. Отличались разительно и подходы двух держав к японскому вопросу. Русский адмирал Путятин имел инструкции «открыть» Японию исключительно путем переговоров, ни в коем случае не разрешалось применять силу. Американский адмирал Пири полагался не только на силу слов, но и на красноречие своих пушек. Естественно, ему повезло  несколько больше, нежели Путятину

Во всяком случае, посольство Путятина на фрегате «Паллада» ждала судьба, сходная с участью предшествующих русских миссий в Японии. Японцы сорвали переговоры еще до их официального начала.

Для России к тому же начались крымские неприятности. Фрегат «Паллада», отведенный к нашим дальневосточным берегам, был затоплен в узкостях Постовой бухты, на входе в Императорскую гавань - на случай прорыва англо-французской эскадры.
Второе посольство Путятина в Японию состоялось к исходу Крымской войны. Адмирал шел на фрегате «Диана». Миссия Путятина оказалась вдвойне неудачной. Во-первых, японцы предписали русским держать фрегат на рейде портового городка Симода. Японию к тому времени уже успел «открыть» адмирал Пири, подвергнув пушечной бомбардировке ее столицу.

На этом рейде случилось несчастье. Разразившееся цунами дотла разрушило город. «Диана» получила такие повреждения, которые отправили ее на морское дно.

В Симоде адмирал Путятин подписал первый в истории российско-японских отношений Симодский договор. Южные Курилы, включая Итуруп, отходили к Стране восходящего солнца. Из обломков «Дианы» под руководством лейтенанта российского флота Можайского, в будущем - изобретателя самолета, впервые в мире поднявшегося на нем в воздух, в японском местечке Хэда была построена яхта. Ее так и назвали. Впоследствии яхту «Хэда» Александр Второй подарил японскому двору.

Таким образом, русское «открытие» Японии ознаменовалось двумя благоприятными для нее обстоятельствами: русские подарили японцам Южные Курилы (уступка эта вызвана в первую очередь тяжелейшими условиями, сложившимися для России на международной арене после ее поражения в Крымской войне). Второй подарок, полагаю, был более импозантен для японцев, нежели территориальные приобретения: русские научили их строить современные морские корабли.

Наконец, важным козырем японского посольства, в котором японцам помогают и так называемые «либералы» - публицисты, служит сегодня упоминание о Петербургском трактате 1875 года. Подписан он был опять-таки в крайне тяжелый для России период: жестокий внутренний экономический кризис плюс приготовления к предстоящей Балканской войне за освобождение Болгарии от османского ига. Японцы получили всю Курильскую гряду, включая остров Шумшу. Через пролив уже виден мыс Лопатка.

Взамен они «на вечные времена» отказались от прав на не принадлежащий им остров Сахалин и пообещали русским свою дружбу - тоже «вечную» и «нерушимую».

Уступка сначала Южных, а затем и Северных Курил, так же, как и продажа американцам за смехотворно ничтожную сумму Российско-Американской компании, - вот тяжелые гири, которые на чаше весов истории, наверное, перетягивают все благие дела так называемого царя-освободителя. Неужели судьба России в том и состоит, чтобы взимать обильную дань черной неблагодарности за то, что она делает для других?

Нормы международного права едины в одном: всякая держава враждебными актами, предпринятыми ею против другой страны, с которой у нее были заключены какие-либо пакты, автоматически теряет право ссылаться на эти документы. Пора бы нашим доморощенным «либерам» восполнить сей маленький пробел в своих юридических знаниях.

Правомочны ли сегодня ссылки японцев на Симодский и Пе-тербургский трактаты?

Давайте вспомним историю. Февраль 1904 года. Русская эскадра на рейде Порт-Артура. Русский крейсер «Варяг» в нейтральном корейском порту Чемульпо.

Тем, кто забыл школьные учебники истории, напомню. Русско-японскую войну развязали японцы - внезапно и неспровоцированно. Они вероломной атакой миноносцев причинили громадный ущерб русскому флоту в Порт-Артуре (впоследствии такой же «приемчик» применили японцы против американцев в Перл-Харборе. Кстати, стартовали «джапы» на Гавайи с Курильского острова Итуруп!)

После героической схватки в неравной борьбе погиб и русский крейсер «Варяг».

Напомню позабывшим: это японские войска топтали землю нашего Дальнего Востока в течение 1918-1924 годов (а не наоборот: русские в Японии находились либо в качестве послов и гостей, либо - пленников, но - не оккупантов!)

Кроме того, японский «нейтралитет» в последней войне России с Германией вынуждал нас держать десятки дивизий на Дальневосточном фронте. А ведь эти войска были так необходимы на западе!

Рубежи страны на Дальнем Востоке перед войной и в период ее оставались  стреляющей границей. Буквально и по сути! Без стычек, инцидентов, провоцируемых именно японцами, не обходилось и одного дня.

О какой же исторической справедливости твердите вы, господа либеральные, ратуя за «возврат» этих якобы северных территорий Японии? Совсем недавно в городе Комсомольск-на-Амуре можно было наблюдать шумные сборища родства не помнящих личностей, оглашающих окрестности громкими воплями «Не курите на Курилах!»

Для нас острова - не северные, а дальневосточно-южные территории.

Делегация хоккайдских айнов посетила  несколько лет назад Курилы - свою прародину. И они Христом-Богом умоляли русских: не уходите с Курил. «Пустите лучше нас, айнов, обратно. Согласны и на ваши невысокие заработки - лишь бы вновь почувствовать себя людьми. Лишь бы избавиться от клейма второсортности!».
Может, так и надо поступить?

Евгений КОРЯКИН,
военный журналист, член СВГБ.