Освоение дальневосточных островов

Рубрика:  

Выдающееся место в истории русских дальневосточных экспедициях занимает плавание на судах Российско-американской компании к берегам Сахалина и Курильских островов офицеров русского флота Николая Александровича Хвостова и Гавриила Ивановича Давыдова. Они дважды совершали плавание в Русскую Америку, составили описание островов Алаид, Парамушир, Маканруши, Онекотан и проливов между ними, быта и нравов айнов.

Этим отважным морским офицерам, друзьям тогда было по 26 и 18 лет соответственно. Адмирал А. Шишков писал о друзьях: "Свет рая и мрак ада не столь различны между собой". Если бы не глупая гримаса судьбы, подкараулившая в дальнейшем приятелей в самом расцвете лет, то, несомненно, однажды они составили бы славу российского флота, хотя и того, что выпало на их долю за короткую жизнь, принесло им славу и память потомков. За проявленное мужество в войне со шведами в 1808 году на Балтике оба были представлены к наградам: Хвостов — к ордену св. Георгия 4-й степени, Давыдов — к ордену св. Владимира 4-й степени.

К сожалению, портрет Н.А. Хвостова история нам не оставила. Великий русский поэт татарского происхождения Г.Р. Державин написал в стихотворении "В память Давыдова и Хвостова":

«…Жизнь наша жизни вечной
Есть искра, иль струя;

Но тем она ввек длится,
Коль благовенье льет
За добрыми делами…
…Хвостов! Давыдов! Будьте
Ввек славными и вы.
Меж нами ваша память,
Как гул, не пройдет вмиг.
Хоть роком своенравным
Вы сесть и не могли
На колесницу счастья.
Но ваших похождений звук,
Дух Куков и Нельсонов
И ум Невтона звездна,
Как Александров век,
Не позабудут россы».

Итак, в 1806 году попечитель Российско-американской компании и дипломат Н.П. Резанов получил сведения о проникновении японцев на Южный Сахалин и острова Кунашир и Итуруп. Он поручил Н. А. Хвостову (командиру судна "Юнона") и Г. И. Давыдову (командиру тендера "Авось") прогнать захватчиков с русских земель, истребить находящиеся там японские суда и захватить в плен годных к работе японцев. Не способным же к труду японцам следовало разрешить перебраться на Хоккайдо, "сказав, чтоб никогда они Сахалина как российского владения посещать иначе не отваживались, как приезжая для торга". В случае высадки на берег русские моряки должны были "обласкать" сахалинских айнов, одарить их сукнами, платьем и другими вещами, айнским старшинам вручить медали. Японские магазины было ведено сжечь, взяв оттуда предварительно все товары.

6 октября 1806 года "Юнона" бросила якорь в заливе Анива. На следующий день часть экипажа высадилась на берег и посетила айнское селение, 8 октября Н.А. Хвостов провозгласил Сахалин владением России. Вот как описывает эту церемонию сам командир "Юноны": "В 8-мь часов пополуночи отправились на двух судах я, лейтенант Карпинский и корабельный подмастерье Корекин к тому же селению. Подъезжая к берегу, подняли на шлюпке военный, а на баркасе купецкий флаги; добрые айны встретили суда уже в большем числе и присели на колени, когда мы вышли на берег, старались объяснить кое-какими словами, что мы россияне и друзья их; я приказал на берегу поставить флагшток, на котором подняли оба флага, как военный, так и коммерческий. Показывая на судно, одарил всех платками и разными безделицами, на тоена, или старшину селения, надел лучший капот и медаль на владимирской ленте при троекратном из шести ружей выстреле, с судна на каждый залп ответственно из одной пушки. Здесь должно заметить, что ружейная стрельба не произвела на айнов ни малейшего страха, но когда увидели огонь и звук пушек, то ужаснулись и приклонили головы. Старшине при медали дал лист, на котором написано "1806 года октября _ дня". Российский фрегат "Юнона" под начальством флота лейтенанта Хвостова, в знак принятия острова Сахалина и жителей оного под всемилостивейшее покровительство российского императора Александра I, старшине селения, лежащего на восточной стороне губы Анива, пожалована серебряная медаль на владимирской ленте. Всякое другое приходящее судно, как российское, так и иностранное, просим старшину сего признавать за российского подданного". После этого российские моряки разорили все найденные ими на берегу залива Анива японские магазины и фактории, захватили в плен четверых японцев. Находившиеся на японских складах товары были частично захвачены (всего на "Юнону" было погружено до 1000 пудов риса, до 100 пудов соли, а также невода, посуда, другие предметы), частично, по предложению Н.А. Хвостова, разграблены винами. Затем все японские постройки и запасы строевого леса были сожжены. 16 октября "Юнона" покинула залив Анива.

В 1807 году Н. А. Хвостов и Г. И. Давыдов получили задание идти на Курильские острова, чтобы выдворить оттуда японцев, которые уничтожили там российские государственные знаки, притесняли русских подданных. Высадившиеся на Итурупе русские матросы во главе офицерами. Н. А. Хвостовым и Г. И. Давыдовым разгромили японских гарнизон в 300 человек, восстановили на этом и других южных островах Курильской гряды русские государственные знаки.

Антон Павлович Чехов в книге «Остров Сахалин» писал: «В 1806 году, в год подвигов Хвостова, на берегу Анивы было только одно японское селение, и постройки в нем все были из новых досок, так что было очевидно, что японцы поселились тут очень недавно… По всей вероятности, эти первые японские колонисты были беглые преступники или побывавшие на чужой земле и за это изгнаны из отечества».

Да иначе и не могло быть, так как императорский закон, запрещающий выезжать каждому под угрозой смертной казни за пределы Японии, в эти годы, как и в предыдущие века, ещё действовал. Самоизоляция Японии длилась с 1639 по 1868 год.

Министр иностранных дел Японии Такео Мики в 1967 году по этому вопросу писал следующее: «Япония два с половиной столетия была оторвана от всего мира. И только 1868 году покончила с политикой самоизоляции… Сёгунат (военное правительство) Японии и целях сохранения неприкосновенности социальной политической структуры в 1639 году фактически закрыл двери Японии во внешний мир… Сёгунат, боясь, что идущее христианство обладает такой же скрытой силой, что и огнестрельное оружие, которое европейцы везли с собой, объявил христианство вне закона, запретил всем иностранцам въезд в страну. Исключение было сделано для небольшой горстки голландских и китайских купцов… И только в 1868 году, когда феодальная система сёгуната Токугавы рухнула, были открыты двери Японии». Японский географ и историк Хаяси (Рин Сихея) в сочинении «Обозрение трех царств» в 1786 году писал, что в Японии «нет человека, который бы все подробно видел там (на Сахалине) своими глазами». И он сам был уверен, что Карафуто (Сахалин) представляет из себя не что иное, как мыс Азии. По другим источникам, японцы считали Сахалин «манжурским островом».

Но тем не менее, уже в 1808 году на Итурупе и Кунашире появился японский гарнизон в 1000 японских воинов. А в 1811 году на Кунашире попал в плен и провел там два года отважный моряк, ученый-географ и писатель Василий Михайлович Головнин. В новых привилегиях, дарованных 13 сентября 1821 года Российско-американской компании императором Александром I, крайним владением империи на Курилах был назван южный мыс острова Урупа. Считается, что такой поворот событий был следствием своевольных действий лейтенанта Н. А. Хвостова и мичмана Г. И. Давыдова. Как мы видим, с самого начала русско-японские отношения оставляли желать лучшего.

В 1846 году для изучения устья Амура была направлена экспедиция под командой капитана Гаврилова. Однако эта экспедиция не нашла фарватера Амура и не смогла установить островное положение Сахалина. Докладывая царю о результатах экспедиции Гаврилова, канцлер Нессельроде писал: «…Устье Амура оказалось недоступным для мореходных судов…Сахалин — полуостров». Николай I, ознакомившись с выводами доклада, решил: «Вопрос об Амуре, как о реке бесполезной, оставить…»

В 1848 году капитаном транспорта «Байкал» был назначен Геннадий Иванович Невельской, который без разрешения правительства, взяв всю ответственность на себя, в 1849 году обследовал фарватер Амура и установил, что устье его доступно морским судам. Между мысом Лазарева на материке и мысом Погиби на Сахалине был открыт пролив, названный его именем. «Сахалин — остров, вход в лиман и реку Амур возможен для морских судов с севера и юга. Вековое заблуждение положительно рассеяно, истина обнаружилась!» Однако официальный Санкт-Петербург встретил это известие холодно, с недоверием.

Немного вернемся в прошлое. Вот что сообщал И.Ф. Крузенштерн в 1805 году: «…Сообразуясь с сим, продолжали до сего несправедливо изображать на картах Сахалин островом, а канал между оным и матерым берегом называть проливом Татарии. Испытания, учиненные нами на 100 миль севернее, не оставляют теперь ни малейшего сомнения, что Сахалин есть полуостров, соединяющейся с Татарией перешейком» (Крузенштерн И.Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях «Надежде» и «Неве». Москва: Географгиз, 1950. С. 206). Заметим, что поход проходил в начале 19 века. Таким образом мы видим, что даже в то время, название «Великая Татария» на картах, было актуально, так же, как и когда великий французский мореплаватель Жан-Франсуа́ де Гало́, граф де Лаперуз в 1787 году открыл пролив (ошибочно — залив) между Сахалином и материком, назвал его Татарским, потому что знал об этой стране. Да и Японское море раньше называлось Татарским, пока его И.Ф. Крузенштерн в 1805 году не переименовал. Кстати в этом же году И.Ф. Крузенштерн дал официальное название острову — Сахалин.

Однако продолжим. За самовольные действия Г.И. Невельской был разжалован в матросы. Но впоследствии царь вынужден был отменить это решение и назначить Невельского руководителем Амурской экспедиции. Ее участники — офицеры Н.К. Бошняк, Д.И. Орлов, Н.В. Рудановский и другие провели огромную работу по исследованию и освоению Сахалина. В это время все чаще стали появляться у берегов Приморья американские, английские, японские и французские корабли. Нарастала опасность захвата этих русских земель другими странами. «Мне предстояло и ныне предстоит, — писал Г.И. Невельской, — одно из двух: или, действуя согласно инструкциям, потерять навсегда для России столь важные края, как Приамурский и Приуссурийский, или же действовать самостоятельно, приноравливаясь к местным обстоятельствам и несогласно с данными мне инструкциями. Я избрал последнее». В 1853 году Д.И. Орлов по указанию Невельского основал первый на Сахалине русский военный пост Ильинский. Сегодня он называется поселок Ильинский. Этот пост стал базой для множества последующих экспедиций. В том же году Г.И. Невельской основал военный пост на берегу залива Анива и назвал его — Муравьевский. Сегодня это славный город Корсаков. Экспедиция Геннадия Ивановича Невельского внесла неоценимый вклад в освоение Дальнего Востока, отстояла и закрепила права России на Приамурье, Приморье и Сахалин. Этим был обеспечен для России выход в море на ее восточных границах.

Источники:
Г.И. Невельской. «Подвиги русских морских офицеров на крайнем востоке России», М., 1947.
А.П. Чехов. «Остров Сахалин». Собр. соч., М., т. 10, 1963.
Б.П. Полевой. «Первооткрыватели Сахалина», Южно-Сахалинск, 1959.
И.А. Сенченко. «Их не забудет Россия», Ю.-Сах., 1961.
Василий Головнин. Сочинения. Изд. Главсевморпути. М-Л., 1949.

Автор Мэнгел Олыс

 

© 2010-2015 «Военное обозрение», Военный архив » История

 

На фотографиях:

  1. Давыдов Г.И.
  2. Судно "Юнона" и тендер "Авось"
  3. Карта о. Сахалин 1903 г.
  4. Японские самураи
  5. Карта Великой Татарии, 1705 г.