Прутский поход Петра первого

Рубрика:  

Из всех войн между Россией и Турцией война 1711 года, известная как Прутский поход Петра I, была самой неудачной для России. В ряду важнейших причин поражения оказались последствия конфликта Российского государства с казаками и, вследствие этого, незначительное участие казаков в этой войне на стороне России.

Именно казаки имели опыт постоянной и временами очень успешной борьбы против Турции. Донцы в 1641 году отбились в Азове от 250-тысячной турецко-татарской армии. Запорожцы вместе с донцами (превосходя в тот период их на порядок количественно) постоянно совершали морские набеги на берега Крыма и Турции. Эти набеги даже получили название «Босфорской войны».

Но попытка выловить среди донских казаков беглых и зачислить их (как рекрутов) в создаваемую постоянную армию привела к известному Булавинскому восстанию 1708 года и жестокому подавлению вольницы. «Ибо сия сарынь, — как писал Пётр I, — кроме жесточи, не может унята быть». И всё же весной 1709 года из Войска Донского на службу под Смоленск отправили 2000 казаков на соединение с отрядом Б.С. Корсака.

Пётр I отбыл в русскую армию, стоявшую на Украине. Ещё до того, как Петр I окончательно «усмирил» донское войско, против императора выступил гетман Мазепа. 24 октября 1708 года он переправился через Десну и сам прибыл на шведские аванпосты. Поскольку измена готовилась тайно, с собою он увёл примерно 2000 человек.

6 ноября в Глухове новым гетманом Украины был избран полковник Скоропадский. 12 ноября Мазепа был предан анафеме в Москве в Успенском соборе. Поддержку Мазепе оказали только запорожцы. И Пётр послал А.Д. Меншикову указ взять и разорить Сечь. Большая часть защитников полегла, 300 человек попали в плен.

27 июня в сражении под Полтавой шведы потерпели страшное поражение. Поздно вечером 30 июня раненый Карл XII переправился через Днепр. С королём переправился Мазепа и вскоре умер 22 сентября 1709 года в Варнице близ Бендер.

Весь 1710 год был особенно удачен для петровских свершений в Прибалтике. 4 июля капитулировала Рига. Участие в осаде Риги — единственное конкретное мероприятие донцов, отмеченное первым донским историком Ригельманом. О других он говорит скупо и расплывчато: «И сверх сего числа многие во всю продолжающуюся войну противу шведов во многих местах и в самой Финляндии с полезностию употребляемы были, также и в 711 году с Государем противу турок в Молдавии при реке Пруте. И на Дону оставите обще с калмыками под предводительством генерала-адмирала графа Феодора Матвеевича Апраксина для обережения татарского и турецкого нападения в границы российские».

Одним из следствий победы под Полтавой стала нежелательная война с Турцией. Естественно, в Оттоманской империи были силы, стремившиеся к войне против России, прежде всего, татары. Соблюдение мира между Россией и Турцией лишало их важнейшего источника доходов — захвата пленных и работорговли. Стоило Петру перед отъездом под Полтаву появиться на Дону и в Азове, как татарское население заволновалось, призывая турецкие власти к войне с русскими.

В октябре 1710 года Пётр потребовал удалить шведского короля с турецкой территории и пригрозил войной, но 20 ноября на торжественном заседании дивана турки сами решили начать войну. Поход их войска во главе с великим визирем предполагался весной 1711 года. Первыми военные действия начали крымские татары. Турки давно ждали их. После завершения Азовской кампании и заключения мира между султаном и русским царем турецкие власти запретили крымчакам нападать на русские земли.

В декабре 1710 года инициатор войны крымский хан Девлет-Гирей встретился в Бендерах со шведским королём Карлом XII и гетманом Правобережной Украины Филиппом Орликом. Подсчитали силы. Помимо крымцев и вассальных Крыму ногайцев в распоряжении сторон были бежавшие с Мазепой реестровые Филиппа Орлика и выбитые Меншиковым из Сечи запорожцы, да с запада ожидались враждебные царю Петру и королю Августу II поляки.

Посовещавшись, хан, король и гетман решили нанести удар по Правобережной Украине соединенными силами ханского сына Мехмеда-Гирея с орликовцами и поляками и одновременно по Левобережной Украине силами самого крымского хана с запорожцами.

Русские примерно такой набег и предполагали. Генерал-поручик, князь М.М. Голицын, брат киевского губернатора, 26 декабря сообщал из Ярослава: «И весьма намерение их, как их реки станут, дабы им итить: хану и Орлику на Украину, а самим туркам со швецким королем и с протчими силы чрез Каменец Подольский в Полшу».

И в первый же день нового 1711 года Пётр принял решение отвлечь татар, организовать поход от Волги и от Дона через степь на Кубань. Для этого развернули корпус под Воронежем под командованием адмирала Ф.М. Апраксина, подчинив ему наличных на службе донских казаков в количестве 5 тысяч человек. В России пока о войне не объявляли, по войска из Ливонии на юг двинули. Генерал-поручик М.М. Голицын выдвинулся к молдавской границе с десятью драгунскими полками.

На Крещение, 6 января 1711 года, крымчаки перешли Перекоп и двумя потоками хлынули на Украину. Ханский сын Мехмед-Гирей во главе 40 000 татар и 7 000-8 000 казаков Орлика двинулся по правому берегу Днепра. Его подкрепляли 700 шведов полковника Цюлиха и 400 янычар. Навстречу Мехмед-Гирею двигались буджакские татары и 3 000- 5 000 враждебных царю Петру поляков, которые перешли Днестр у Бендер. Сам хан Девлет-Гирей с таким же количеством татар и с 2000 запорожцев пошел по левому берегу, советниками при нём состояли 40 шведских офицеров.

Набегу противостояли, немногочисленные войска, прикрывавшие Правобережную Украину (формально — польскую территорию). Князь Волконский с четырьмя драгунскими полками стоял «при границе волоской и при нём казацкие и волоские полки стоят, да генерал-маеор Видман с 4 полками поставлены в близости от него, Волконского».

Одиннадцатитысячный корпус генерал-майора Ф.В. Шидловского стоял на левом берегу Днепра в районе Харькова. Для боя в поле этих войск явно не хватало, и у русских была надежда обороняться в крепостях, пока с севера не подошел бы на помощь с войсками сам царь.

На русской левобережной стороне хан сумел захватить Новосергиевекую крепость (в верховьях реки Самары), население которой, в основном бывшие запорожцы, сдалось без боя. Потом войска Девлет-Гирея пошли в направлении Харькова и Изюма, но, столкнувшись с Белгородской и Изюмской крепостными оборонительными линиями, были отбиты. Хан рассчитывал на помощь ногайцев с Кубани, но ногайцы не подошли, и татары повернули в начале марта в Крым. В Новосергиевской крепости Девлет-Гирей оставил гарнизон — 1,5 тысячи запорожцев и татар под общим командованием запорожского Полковника Нестулея.

На правом берегу кампания шла с переменным успехом. В первой половине февраля 1711года татары легко овладели Брацлавом, Богуславом, Немировом. Гарнизоны там стояли небольшие и большого сопротивления татарам не оказали.

Орлик стал распространять универсалы, чтобы местные реестровые присоединялись к нему и начали борьбу с «московской неволей».

Но 25 марта татары Мехмед-Гирея и казаки Орлика (всего свыше 30 000 человек) подошли к Белой Церкви и здесь, пытаясь штурмовать город, потерпели поражение. На Левобережье отряд Ф.В. Шидловского внезапным ударом вернул Новосергиевскую крепость, очистив, таким образом, левый берег Днепра от татар и запорожцев. После этих неудач татарские отряды, почувствовавшие, что скоро предстоит возвращаться в Крым, отбросили притворство и стали заниматься грабежом и захватом мирных жителей.

Главнокомандующий русскими силами на Украине генерал М.М. Голицын вовремя оценил ситуацию, собрал 9 драгунских и 2 пехотных полка и надавил на отягчённых полоном крымчаков. Мехмед-Гирей, спасая добычу, стал уходить в Бендеры, в османские владения. Вместе с ним, естественно, стал уходить Орлик. 15 апреля 1711 года возле Богуслава Голицын настиг часть крымцев и отбил свыше 7 000 захваченных пленников. Набег закончился.

Теперь русским предстояло нанести татарам и османам ответный визит.
Формально манифест о войне с Турцией был зачитан в Успенском соборе Кремля в присутствии царя Петра 25 февраля 1711 года. Но план войны составили задолго до её объявления. Впервые план предполагал ведение военных действий на трёх театрах — Дунайском, Крымском и Кавказском. И это впоследствии стало своего рода традицией в войнах России против Турции.

Главный удар планировалось нанести на Дунайском театре. Пётр I, надеясь на помощь правителей Валахии и Молдавии, решил поднять на обоих берегах Дуная на борьбу с турками местных христиан, вассалов Оттоманской империи.

12 апреля в Слуцке состоялся военный совет. Пётр совещался с фельдмаршалом Б.Г. Шереметевым и генералом Л.Н. Аллартом, а также канцлером Г.И. Головкиным и русским послом в Речи Посполитой Г.Ф. Долгоруковым. На совете решили раньше турок подойти к Дунаю и захватить переправы. Войска для похода планировали сконцентрировать на берегу Днестра, в польской части Украины. Передовые части русской армии должны были достигнуть Днестра к 15 мая. Шереметев с пехотой должен был подойти туда не позже 20 мая, имея трёхмесячный запас продовольствия. Войска к Днестру вышли, но сам Пётр к ним запаздывал, поскольку вёл переговоры с польским королем и саксонским курфюрстом Августом II.

Ввиду отсутствия Петра и продовольственных затруднений Шереметев с войсками перешел Днестр 30 мая, на 10 дней позже, чем намечалось. Но тут стало известно, что турки Дунай уже перешли, на переправах их не перехватить и не удержать, и Шереметев свернул к Яссам. Так, на Дунайском театре изначально все пошло не по плану закончилось, как известно, поражением.

На Крымском театре поход возглавили генерал-аншеф Иван Иванович Бутурлин и сам гетман Скоропадский. Русские войска состояли из 7 пехотных полков и 1 драгунского полка (7178 человек), с гетманом были 20 000 казаков. Предупреждая русское наступление на Крым, нураддин Бахти-Гирей устроил нападение на Тор и Бахмут. Татарский налет был отбит, но выступление в поход задержалось.

Наконец, 30 мая, день в день с Шереметевым, Бутурлин и Скоропадский выступили из Переволочны и, отягчённые громоздким обозом, потащились в сторону Крыма. 7 июня они достигли Новобогородицкой крепости. «Языки» сообщили им, что 30 000 татар Бахти-Гирея стоят в верховьях реки Самары и ждут русского наступления. Идти дальше на Крым — значит оставлять, их у себя за спиной. Но Бутурлин этим не смутился. Оставив часть сил для охраны коммуникаций, он медленно двинулся через днепровские пороги. Днепром прикрылся от Едикульской орды и от Джамбуйлуцкой, а Ингульцом — от Едисанской.

На левом фланге, на Кавказском театре, тоже началось движение. Ещё зимой русские списались с кабардинскими владетелями, убеждая их выступить против татар. Кабардинцы ответили, что у них с кубанскими татарами «великая недружба и до смерти нашей никогда дружбы меж нами не будет».

Позднее подошло 20 000 калмыков тайши Аюки. Всё это войско степью и Доном двинулось на Азов, чтоб усилиться еще и азовским гарнизоном.

З0 июня князь Александр Бекович Черкасский написал Петру из Кабарды, что договорился с местными владетелями: как боярин Апраксин с русским войском и калмыками пойдет против кубанских татар, кабардинцы тоже сразу против кубанцев выступят. Расстояния и примитивная организация связи не позволили русским нанести удары на всех трёх театрах одновременно.

2 июля войска Бутурлина прибыли в Каменный Затон. Эта крепость была в своё время построена на берегу Днепра, чтоб препятствовать запорожским казакам без царской воли по Днепру в море выходить, ссорить султана с царём. Охранялся Каменный Затон русским гарнизоном — пехотными полками Гулица и Янковского. Отсюда до Крыма было рукой подать, и гетман с Бутурлиным уже строили планы, как высадить десант на крымский берег.

7 июля разведка донесла о выходе основных сил татар из Перекопа. Движение русского войска было остановлено, ждали татарского нападения. Вперёд послали только четыре батальона капитана Постельникова, который сжёг опустевшие курени Новой Запорожской Сечи и взял там четыре пушки. Запорожцев в Новой Сечи не было, они в это время воевали за Днестром с армией самого царя Петра.

Положение войск Бутурлина было крайне тяжёлое. Свою границу ещё не пересекли, а припасы уже израсходовали. Да и не мудрёно — целый месяц практически на одном месте топтались. Начался голод, пришлось есть конину. Солдаты и казаки стали понемногу разбегаться. Орда маячила за Днепром невдалеке, отвлекала. Тем временем 15 000 татар Бахти-Гирея двинулись на Слободскую Украину, к Донцу, под угрозой оказались Миргород, Бахмут и Тор.

23 июля Бутурлин и Скоропадский отдали своим войскам приказ отступать. Таким образом, поход на Крым был неуспешным. Как стало известно, днём раньше войска самого царя Петра, подписав соглашение с турками, начали переправу обратно через Прут. 1-3 августа русские перешли Днестр.

Но Кубанский поход, так долго готовившийся, вступил в свою решающую стадию. 17 августа Апраксин, не получивший сведений, что война закончилась и мир подписан, с 9 000 солдат вышел из Азова и двинулся на юг. Туда же потянулась калмыцкая орда.

26 августа, согласно победной реляции Апраксина, была разорена ставка нуреддина Бахти-Гирея — Копыл.

Автор Полина Ефимова

 

Военный архив » История